Новости

23.08.2011 00:20
Рубрика: Власть

Трудно быть первым

Сегодня первому президенту Чечни Ахмату Кадырову исполнилось бы 60 лет

Торжественные мероприятия в Чеченской Республике сегодня проходят по особому поводу.

К 60-летию Ахмат-Хаджи Кадырова в республике приурочено открытие самой большой на Северном Кавказе клинической больницы, а также торжественно введены в строй для проезда с севера на юг и с востока на запад новые автомобильные трассы.

Ахмат Кадыров родом из тейпа Беной был влиятельным духовным лидером. Он стал первым с тридцатых годов двадцатого века чеченцем, получившим религиозное образование в учебном заведении - закончил Бухарское медресе Мир-Араб, куда его направили по решению Гудермесской мечети. В 2000 году во время второй чеченской кампании Кадыров возглавил республику, мужественно бросив вызов религиозным экстремистам, которые немедленно обвинили его в том, что он продался федералам. За боевиками на тот момент была мощь, симпатии Запада, финансовая поддержка иностранных спецслужб и тайное сочувствие довольно большой части чеченского народа. Но он сумел переломить ситуацию. Кадыров знал, что ему этого не простят.

9 мая 2004 года против Кадырова был совершен теракт, в результате которого он погиб. Те, кто помнит тот день, знают, каких только слухов не ходило. Грязи уши слышали много. Ее, кстати, хватало и при жизни Кадырова.

Что это был за человек? Отличить правду от лжи было крайне сложно даже самим чеченцам. "Сарафанное радио" работало на полную мощь. Иногда масла в огонь подливал и сам Кадыров. Он всегда говорил простым языком без увиливаний, ужимок, смягчений и без оглядки на ситуацию. Духовному лидеру положено всегда говорить "как на духу", так он и делал. Сменив пост муфтия Чечни на президентский кабинет, не стал гибким, изворотливым, политкорректным.

Причем не только мне приходилось, порой, нервно ежиться от его прямых слов во время наших интервью с ним. Однажды в 2003 году во время визита большой российской делегации в Германию, он привел в замешательство немцев. Получив слово на одном из заседаний, Кадыров начал свою речь с экскурса в недавнюю историю. Говоря о первой чеченской кампании, он сказал, что в то время все объединялись в банды, чтобы выжить, вот и у него была своя банда.

Кадыров использовал именно это слово. Когда переводчик перевел, лица у законопослушных немцев за столом вытянулись. Оказаться в обществе человека, который говорит, что был главарем банды, им еще не доводилось.

Не только в Европе, но и в России очень многие не понимали, куда ведет республику Кадыров. На него жаловались Путину. Заносили записки с жалобами в кабинет и отдавали лично в руки.

О записках Кадырову было известно. Однажды он открыто заявил журналистам о том, что знает, как жалуются на него президенту Путину. Но он никогда не осуждал жалобщиков и упрямо гнул свою линию. При этом переносил все наветы с каким-то духовным смирением. Хотя его критики были весьма высокопоставленными. Со многими из них доводилось беседовать тогда и мне. Справедливости ради надо сказать, что это были не злопыхатели, они были искренне убеждены, что Кадыров ведет Чечню не туда. Тем убедительней звучали их голоса, и как знать, насколько мог смутить президента России этот влиятельный хор?

Кадырова критиковали за реабилитацию боевиков, причем высокопоставленных. Ему вменяли в вину - прежде всего федеральные военные, - что он препятствует проведению многих спецопераций, вмешивается, лично освобождая во время зачисток задержанных, подозреваемых в преступлениях.

Однажды в Чечне во время беседы с одним из замов директора ФСБ услышал интересную историю. Генерал рассказал, как во время аудиенции у Путина тому в очередной раз пожаловались на Кадырова. Генерала тогда поразила реакция президента. Путин очень жестко пресек критику, сказав, чего, мол, вы жалуетесь. По линии спецслужб всю оперативную информацию в полном объеме мне докладывают.

"Что делает Кадыров, мне известно, - сказал тогда Путин. - У вас у самих-то есть программа, как разрулить ситуацию в Чечне? Нет? Раз нет, так нечего жаловаться на него".

И Кадыров продолжал работать. Куда же он привел Чечню, стало со всей очевидностью ясно лишь сейчас. Ввысь взмыли небоскребы. Грозный, Гудермес, Аргун оделись в нарядные мраморные и гранитные одежды. И это притом что долгое время на самом высоком уровне обсуждался вопрос о переносе столицы Чечни. Считалось, что Грозный отстроить на прежнем месте невозможно. Теперь же чистота на улицах поражает. Поля засеяны, как на рекламном плакате. Газ и центральный водопровод пришли даже в самые отдаленные горные районы, где и в советские времена их не было. Гулять теперь хоть по Грозному, хоть в горах можно совершенно спокойно даже ночью. А 11 августа 2008 года при штурме укрепленного села Земо-Никози на границе с Цхинвалом чеченский батальон с криками "Аллах акбар! За Россию!" обратил в бегство элитный спецназ МВД Грузии, подготовленный инструкторами США, при этом продемонстрировав всему миру приоритеты чеченского народа и знаменитый чеченский "Ях", слово, объединяющее понятия дух и честь.

Так что же за человек был Ахмат Кадыров? Без сомнения, сложный, но прямолинейный, как палка. Однако, пожалуй, наиболее емкую и в то же время полную оценку жизни и личности Кадырова дал Владимир Путин после его гибели. Правда, на тот момент слова тогдашнего главы государства воспринимались как ритуальные, присущие самой ситуации. Но вот сейчас, по прошествии семи лет, когда Чечня стала самым спокойным регионом страны, эта цитата воспринимается совсем по-иному.

"Ахмат Кадыров был настоящий героический человек, - сказал тогда Путин. - Практически все годы пребывания на посту президента Чеченской Республики он прикрывал собой Чечню и чеченцев, он уверенно и твердо вел свою республику к мирной жизни. На протяжении четырех лет на посту президента Чечни Ахмат-Хаджи Кадыров достойно и мужественно исполнял свой долг перед народом. Ахмат Кадыров был уникальным человеком, абсолютно целостным, абсолютно порядочным и в высшей степени мужественным. Его порядочность выражалась и в том, что он никогда для себя ничего не выговаривал. Когда бы мы ни встречались и о чем бы ни говорили, все сводилось к интересам чеченского народа. Ахмат Кадыров ушел из жизни 9 мая, в день нашего общенационального праздника, в День Победы, и ушел он непобежденным. Не может не вызывать уважения народ, у которого есть такие сыновья".

мнения

Хожа-Ахмад Кадыров, председатель совета улемов ЧР, двоюродный брат Ахмата Кадырова:

- Я старше Ахмат-Хаджи на десять лет. И, естественно, стал раньше него изучать богословие и шариатское право. Все прочили и ему быть богословом, поскольку у нас в роду все были священниками.

Семьдесят лет, пока была советская власть, мы духовно образовывались в основном подпольно.

Лишь в восьмидесятых годах чеченцам удалось послать своего человека в единственную действующую медресе в СССР, которая располагалась в Бухаре. Поехал мой брат. Так вот, за счет нашей подпольной подготовки ему удалось закончить семилетний курс медресе за два года. После вступительных экзаменов его определили вместо первого курса сразу на четвертый. А потом на седьмой. После этого он отучился четыре года в ташкентском исламском институте и с дипломом вернулся домой. Ему нравилось идти по стезе алима. Но когда у нас начался этот кавардак, он сначала взвалил на себя ношу муфтия, а потом мы с ним были в первых рядах борьбы за независимость, поскольку натерпелись от империи и с депортацией, и с последующим зажимом религии. Но потом мы увидели, что не на правильном пути, что те люди, которые нам обещали вести в рай, на самом деле ведут в болото. И наши мозги прояснились.

Но все равно, я был крайне удивлен, когда увидел своего брата по телевидению на встрече духовных лидеров Кавказа с Путиным в Кремле. Он скрыл от всех нас, что едет туда. Когда Ахмат-Хаджи вернулся из Москвы, я собрал всех наших родичей и мы спросили его, какие у него с Путиным планы. Он ответил: "Путин сказал, что надо спасти чеченский народ и Кремль видит во мне то, что я в себе не вижу".

Мы все очень долго с Ахмат-Хаджи тогда беседовали, поскольку понимали, что его миссия очень опасна для всего нашего рода. Мы понимали, что нас будут преследовать, убивать, если он согласится взвалить на себя такую ношу. Но в конце концов согласились с его доводами. Путин, назначая чеченца главой республики, хочет показать, что война в Чечне не ведется с чеченским народом. И второе: ставя во главе ее муфтия, стремится дать понять, что война не ведется против ислама. В третьих, назначая на главную должность бывшего боевика, воевавшего с оружием в руках против России, Путин показывает, что не собирается мстить.

Как потом доказало время, эта ставка оправдала себя. Потихоньку, благодаря своей прямолинейности, несгибаемости, вере, мужеству, ему удалось добиться того, что народ стал его понимать. Хотя первое время ему было очень трудно. Сколько соратников и охранников его погибло, но Всевышний сохранил его для чеченцев и для всей России. Его политика в тандеме с политикой Путина смогла остановить никому не нужную братоубийственную войну.

Прямая речь

Альви Каримов, пресс-секретарь главы ЧР:

Когда Кадыров был ректором исламского института в Курчалое, то в городе Шали собрался большой митинг. Это было самое начало периода митинговщины в стране, по-моему, 90-й год. Ахмат-Хаджи приехал, поднялся на трибуну. Он заявил, что организаторы митингов стремятся вызвать хаос и беспорядки. Он подробно рассказал, к каким трагическим последствиям ведут народ псевдолидеры. Для такого разговора нужно было иметь большое мужество. И тогда я впервые увидел в нем мудрого политика.

Но прежде всего он был самым образованным, авторитетным арабистом и религиозным деятелем в республике. Кадыров неоднократно встречался с новоявленными проповедниками, вступал с ними в открытую дискуссию, строил спор, основываясь на научных трудах, хадисах, сурах. Противопоставить ему они ничего не могли, но от диспутов в широкой аудитории уходили, зная, что это подорвет у слушателей веру в их экстремистскую идеологию.

- Это очень опасные люди. Во время разговора они никогда не смотрят тебе в глаза, говорят вполголоса, строят из себя ягнят. Во всем соглашаются. Но завтра же собирают вокруг себя несмышленых ребят и опять начинают призывать их отказаться от того ислама, который проповедовался в Чечне на протяжении многих веков и, я уверен, будет проповедоваться здесь всегда, - говорил Кадыров.

Когда Кадыров стал главойЧеченской Республики, те, кто в горах, обвинили его в предательстве. А с другой стороны, и это тоже ни для кого не секрет, многие федеральные военные видели в нем врага. Один пример - когда его назначили главой администрации, то приступить к своим обязанностям он смог только через 10 дней, потому что коллектив временной администрации не готовил церемонию, саботируя это назначение. Они даже написали обращение к Путину с требованием отменить указ.

Но Кадыров не был злопамятным. Никого из саботажников он не уволил, сказав, что будет оценивать их по результатам в работе и, в конце концов, ему удалось собрать в один кулак весь чеченский народ, что раньше не удавалось никому. Он продемонстрировал, что стоит над тейповыми, над вирдовыми и местническими понятиями. Кадыров любил повторять, что чеченцам всегда не хватало настоящего лидера. И этим лидером он стал.

Мне запомнился такой случай. Вечером 21 октября 1999 года в Грозном разорвалось несколько ракет класса "земля-земля", выпущенных то ли из Владикавказа, то ли из Моздока. Взрывы прогремели на центральном рынке над рядами, где продавали женскую одежду, перед Домом матери и ребенка, вблизи Главпочты, у входа в мечеть на улице Мичурина. Одним из первых туда прибыл Кадыров, которого Масхадов, на тот момент еще президент Ичкерии, освободил от поста муфтия и приговорил. Погибли более 250 человек. И над каждым из убитых Ахмат-Хаджи совершал отходную молитву, стараясь обойти каждого. Он организовал доставку раненых в больницы. Утешал родных и близких жертв. Ни один из ичкерийских лидеров, включая Масхадова и других, там так и не появился.

При этом он четко осознавал, что это только начало большой трагедии, спровоцированной международными террористическими организациями для ослабления и развала страны. В ноябре 1994 года после отражения боевиками Дудаева танковой атаки, совершенной под флагом Временного совета контрактниками из числа бывших советских военнослужащих, он требовал гуманного отношения к пленникам и добился того, что всех их отдали матерям, родным и близким невредимыми, хотя военное командование России от них открестилось. Это был мужественный человек, большой политик и религиозный лидер, который внес неоценимый вклад в достижение стабильности и мира на Северном Кавказе.

Шамсаил Саралиев, министр по внешним связям, национальной политике, печати и информации ЧР:

- В 2001 году я увидел Ахмат-Хаджи Кадырова по одному из центральных каналов телевидения. Он призывал всех чеченцев, кто болеет за свою республику, вернуться домой и строить мирную жизнь. В то время я жил в Москве, у меня было свое агентство недвижимости и стоматологическая клиника. Но в феврале 2002 года я приехал в Грозный и записался к нему на прием, придя с улицы.

Кадыров принял меня. Мы общались примерно минут тридцать. Он подтвердил, что собирает под свое крыло тех, кто хочет, чтобы в Чечне был мир и стабильность. Узнав о моем высшем образовании в области общественных связей, сказал, что в Чечне остро стоит задача разъяснения, кто такие террористы, а кто такие чеченцы, чтобы в России и за рубежом разрушить эти, уже, к сожалению, устоявшиеся ярлыки.

Я предложил свою программу, он выслушал. И предложил должность своего консультанта, сказал, чтобы выходил на работу. А через некоторое время предложил мне исполнять обязанности пресс-секретаря. Для меня в мои 29 лет это было большим достижением, я был очень рад.

Причем, я хочу отметить, что я не был его родственником, не был его приближенным, не принадлежал даже к его тейпу. Я сам уроженец селения Шаами-Юрт из тейпа Нихло. Никакие дядя или, скажем, тетя мои меня к нему не завели.

Хотя мои родители были поклонниками Кадырова даже в самые страшные ичкерийские времена. Моя мать говорила, что если назначат Кадырова, то это будет чудо. Но никто тогда в это не верил. Я спрашивал у матери, как же это возможно, он же муфтий. Но мать на каком-то подсознательном уровне верила, что это возможно.

Ахмат-Хаджи был мужественным и добрым человеком. С ним было легко работать. Он спас чеченский народ. Это сто процентов. Мне он постоянно говорил, что чеченцы не должны ставить себя ни ниже, ни выше кого-либо из народов России.

Помню один случай, который мне очень запомнился. 15 мая, в день, когда террористка-смертница взорвалась в толпе на общей молитве в Илисхан-Юрте, охрана Кадырова схватила его в охапку и спешно сопроводила в автомобиль, чтобы как можно быстрее покинуть место покушения, в соответствии с инструкцией. Но Кадыров вырвался из их рук и не покинул место теракта, пока по больницам не развезли всех пострадавших.

Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ СКФО Чеченская Республика РГ-Фото Фото дня Фото: Кубань-Кавказ
Добавьте RG.RU 
в избранные источники