Новости

24.08.2011 00:04
Рубрика: Культура

Защита искусства или искусство защиты?

Конфликты минувшего и наступающего сезона между творческим руководством и творческими же коллективами в федеральных и региональных (включая московские) учреждениях культуры в очередной раз доказывают архаичность и несовершенство всей системы управления кадрами в этой уникальной сфере общественной деятельности.

Когда обсуждалась правовая база перехода бюджетных учреждений в автономные, в творческой среде - помимо общих для всех бюджетников опасений, что субсидия окажется меньше привычного и гарантированного выделения средств, а может и вовсе исчезнуть в пору "затягивания поясов", - наибольшее неприятие вызвала идея наблюдательных советов. Тех институтов гражданского общества, которые существуют во многих европейских странах и по предложению которых решают вопрос о заключении очередных контрактов с руководством театров, оркестров, музеев и библиотек. Наблюдательные советы формируются из видных общественных деятелей, представителей политических партий, мастеров культуры, представителей тех бюрократических ведомств, которые отвечают за положение дел в отрасли. Они ежегодно рассматривают результаты деятельности коллектива, их творческие, просветительские, финансово-экономические аспекты и один раз в определенный период (три, четыре, пять лет) обсуждают возможность продления контрактов с руководством. Наличие такого института, который в курсе всего происходящего в коллективе, помогает решать многие конфликты на ранней стадии их возникновения. Он способен указать на некорректность поведения как коллектива, так и его лидера. Не надо забывать, что во многих странах главных дирижеров, например, назначают на их должность только после того, как за них проголосует весь состав оркестра, - понятно, что это весьма дисциплинирует представителей самой диктаторской профессии в мире искусства. Но наблюдательный совет способен защитить и права лидера коллектива, если он творчески эффективен. Этот институт в конечном счета защищает интересы искусства и общества. И, как правило, весьма плодотворно.

У нас в Отечестве идея создания подобных наблюдательных советов была с ходу отвергнута моими коллегами и товарищами вне зависимости от того, какой политической ориентации они придерживались. Их нежелание подчиняться подобным органам отчасти можно было понять. В свою бытность председателем ВГТРК я тоже отчаянно сопротивлялся появлению наблюдательного совета, на котором настаивал тогда в значительной степени коммунистический парламент. Мы всегда боимся, что наблюдательный совет превратиться в политическую цензуру. Поэтому неприятие было единодушным. "Мы сами все знаем лучше всех. Кто может нам советовать? Только президент или премьер. Дайте денег, и оставьте в покое!" И везде, где могли, создавали не наблюдательные, а попечительские советы, которые возглавили правительственные чиновники первой величины, сумевшие привлечь в состав этих советов деловых людей, со временем украсивших списки журнала "Форбс". Мне довелось принимать участие в создании нескольких попечительских советов такого рода, первыми и в высшем степени эффективными были такие институты в Большом театре и Мариинке, "Эрмитаже", Русском музее, Музее имени Пушкина, в питерском БДТ и московском Художественном театре. Но попечители не должны заниматься по существу ничем, кроме бескорыстной помощи учреждениям культуры России. Они - как благодарные зрители и щедрые меценаты - вносили свою благородную лепту в сохранение коллективов в не самые тучные бюджетные годы конца 90-х - начала 2000-х, продолжают заниматься этим и сегодня. Разумеется, руководители учреждений культуры делятся с ними своими творческими планами, но чаще всего с попечителями обсуждают проблемы сугубо материальные, когда необходимо привлечь финансы на развитие хозяйственной деятельности или на новые постановки. Впрочем, даже существующие попечительские советы, которые оказывают реальную помощь в сохранении лучшего, что есть в нашей культуре, не являются легитимными органами. Добровольные друзья театра понимают, что находятся за рамками действующего законодательства, - и не переживают из-за этого. Быть членом попечительского совета Большого театра или "Эрмитажа" - престижно, репутационно выигрышно. Ну а сами участники этих советов люди, как правило, весьма влиятельные, и не только финансово, могут оказать не только материальную, но и административную поддержку руководству того учреждения, которому они попечительствуют. Повторю, на абсолютно добровольной основе. Из личных симпатий, что называется. Впрочем, случается, что личные симпатии истончаются, бывает и такое, и тогда руководитель того или иного учреждения культуры должен рассчитывать сам на себя. Потому что сегодня он юридически и практически не защищен от произвола чиновников. По действующему трудовому законодательству учредитель имеет право уволить руководителя любого ранга и статуса - Любимова, Горенштейна или Табакова - без всяких объяснений. Понятно, что наши чиновники - самые лучшие чиновники в мире, я сам один из них. Но ведь можно представить, что руководителю культурного ведомства - городского, областного или федерального - по-человечески не нравится тот или иной режиссер или дирижер, или директор музея, не нравится, как он или она говорит, как одевается, с кем дружит, в конце концов чиновники тоже люди. И что тогда? Не каждый же может достучаться до президента или премьер-министра.

Наши чиновники - самые лучшие чиновники в мире, я сам один из них, но...

Отвергая идею наблюдательных советов, руководители творческих учреждений обо всем этом, похоже, и не думали. Освободившись на рубеже 80-90-х годов прошлого столетия от идеологического диктата и некогда правящей партии и государства, они решили, что в бурном океане перемен им лучше выплывать в одиночку. Тем более что Россия не обделена деятелями культуры, которых по-настоящему любит публика: от руководства страны до простых обывателей вроде меня. Ну и присказка, столь любимая в последние десятилетия тут как тут: кто не рискует, тот не пьет шампанского! Хотя шампанское многие из них не любят. Но им всем нравился ответ Юрия Николаевича Григоровича на вопрос о том, какую форму правления в театре он считает единственно приемлемой? "Тиранию!" - великий хореограф не лукавил перед вопрошающими. Сегодня в России внутри государственных учреждений культуры по существу нет даже видимой демократии. Профсоюзы - слабы, художественные советы - если они формально существуют - нелигитимны, они зависят от доброй воли руководителя. Безусловно, любой мастер, работающий с коллективом художников, всегда тиран, диктатор, монарх. Но только во время занятий искусством. До и после репетиций, спектаклей, концертов тирания вынужденно уступает иным системам взаимных отношений. И для того чтобы защитить искусство и художника как от произвола чиновников, так и от охлократии, власти толпы в сфере культуры целесообразно вернутся к идее создания наблюдательных советов - как важнейшего инструмента сотрудничества государства и гражданского общества.

Культура Театр Колонка Михаила Швыдкого
Добавьте RG.RU 
в избранные источники