Новости

25.08.2011 00:31
Рубрика: В мире

Строгий пост

Специальный корреспондент "Российской газеты" передает из Ливии

Попасть сегодня в Триполи и вообще в Западную часть Ливии нетрудно. А очень трудно. Почти невозможно. Ехать из Бенгази далеко (почти 1200 километров) и опасно, там чересполосица территорий, подконтрольных разным враждебным группировкам. Остается один вариант: через Тунис. Им и воспользовался ваш специальный корреспондент.

Однако и тут сразу начались сложности. Уже в аэропорту, просеяв всех пассажиров туристического чартера из Москвы, местные полицейские безошибочно выявили журналистов и устроили им форменный допрос: кто, куда, зачем? Пришлось слегка покривить душой, что не журналисты, едем в средиземноморский отель отдыхать. "Ну, ну, - хмыкнул, выслушав все это, старший чин, возвращая нам паспорта, - тогда счастливого отдыха".

Его ирония стала понятна, когда, проделав 500 километров пути с ливийской границы, утром следующего дня мы обнаружили, что погранпост Рас-Аждир, ближайший отсюда к Триполи, закрыт на неопределенное время. То есть там даже не с кем вступить в переговоры. Ни машин, ни людей на этом посту нет, только вооруженная охрана. Так Тунис отреагировал на то, что происходит сейчас в соседней стране. Может, оно и правильно, здесь в феврале тоже была революция, а сейчас - разгар туристического сезона. Зачем им лишние хлопоты.

О близости к границе говорят многочисленые палаточные лагеря для беженцев, устроенные под эгидой Красного Креста. Да еще блокпосты с вялыми от зноя солдатами.

Пришлось мне и коллегам из "КП" вновь седлать такси и мчаться по пустыне на юг еще 300 километров до следующего погранпункта под названием Дхибат, где, по слухам, есть "окно" за границу. Путешествие в августе на дряхлом такси без кондиционера - удовольствие, прямо скажем, не из лучших. Да еще надо учесть Рамадан - великий пост, который строго отмечают сейчас мусульмане и правила которого запрещают до захода солнца принимать пищу и питье. Не работают ни рестораны, ни закусочные, ни лавки.

Терпи, неверный!

Чем ближе был этот Дхибат, тем чаще на дороге попадались торговцы символикой ливийских повстанцев: с трехцветными флагами, майками, шляпами и значками. Однако эти тунисские бизнесмены сильно отличались от таких же торговцев, которых в марте я видел в Бенгази. Местные категорически запрещали себя фотографировать, из чего следовало, что они не вполне уверены в полной и окончательной победе повстанцев над Каддафи.

Еще одним бизнесом близкой границы были то и дело обгоняющие нашу дряхлую колымагу машины "скорой помощи". "На войну едут", - вздыхал при этом водитель Насера.

На пограничном посту мы без особых препятствий прошли все формальности и оказались на территории революционной Джамахирии. Но попасть в Ливию - это еще не все. Теперь предстоит самый трудный участок дороги - опять на север, к Средиземному морю. Не совсем ясно, кто контролирует эти 400 километров - повстанцы или правительственные силы? И как эти люди отнесутся к незваным гостям из России? И если все сложится удачно, то в четверг должны увидеть ливийскую столицу. Имшалла!

Серию репортажей Владимира Снегирева из Ливии читайте в ближайших номерах "Российской газеты"

В мире Африка Ливия Спецкомандировка с Владимиром Снегиревым Ситуация в Ливии