Новости

30.08.2011 00:50
Рубрика: Власть

Ценность прецедента

Текст: Эдуард Олевинский (председатель Совета директоров правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры")

В конце июня Высший арбитражный суд опубликовал Постановление Пленума "О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам". Документ подробно разъясняет изменения в АПК РФ, которые вступили в силу 28 марта этого года - тогда законодатель расширил основания для пересмотра судебных актов в связи с появлением в деле новых обстоятельств, предложив разделить их на вновь открывшиеся (существовали на дату принятия судом решения, но не были известны) и новые (возникли уже после того, как суд принял решение по делу). Этот документ закрепил, пожалуй, самую важную тенденцию развития российской судебной системы - ее прецедентный уклон.

Само это явление в нашей судебной системе не ново - судьи всегда брали в расчет мнение своих высоких коллег при разрешении аналогичных споров. Но прецедент как норма права - это росток, самостоятельно пробивший себе дорогу. В феврале 2008 года Пленум ВАС принял Постановление N 14: к вновь открывшимся обстоятельствам стали относиться постановления ВАС по другим делам, в которых норма закона применялась иначе, чем в этом споре. Разъяснение было призвано отфильтровать поток однотипных дел в ВАС, чтобы высвободить время для основной миссии - формирования единообразной судебной практики. Спустя еще два года термин "пересмотр дел в связи с появлением новых обстоятельств" легализовал Конституционный суд в Постановлении от 21 января 2010 года. Многие юристы считают, что этим постановлением КС поддержал формирование прецедентного права в России. И уже после этого в Арбитражный процессуальный кодекс были внесены соответствующие правки.

До принятия мартовского закона вступившие в силу судебные акты можно было изменить лишь по вновь открывшимся обстоятельствам (к которым относились и "новые" в принятой теперь терминологии), например, если норму закона, которой руководствовались судьи, Конституционный суд впоследствии истолковал иначе или истец нашел в себе силы в поисках справедливости дойти до Европейского суда по правам человека, и тот выявил в деле нарушения. Весенние изменения в АПК не отменяют права любой из сторон в деле инициировать пересмотр судебного акта, если КС признал не соответствующим Конституции закон, нормы которого суд применил в конкретном деле, или ЕСПЧ установил, что суд, рассматривая дело, нарушил положение Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Но такие случаи в судебной практике были довольно редки, в отличие от постановлений Президиума ВАС, который рассматривает сотни дел в год.

Теперь основанием для пересмотра решения суда может стать и Постановление президиума ВАС РФ по другому делу. А это значит, что любая организация, посчитавшая решение суда несправедливым, может инициировать пересмотр дела по новым обстоятельствам, если ВАС удовлетворил аналогичный иск другой организации. Правда, использовать этот механизм удастся далеко не всем - в законе предусмотрены сроки давности, добиваться пересмотра дела можно будет лишь в течение полугода с того дня, когда суд принял решение, не удовлетворившее компанию. Конечно, шансы, что именно в эти полгода до Президиума ВАС дойдет аналогичное дело другой компании и по нему будет принято иное решение, не так уж велики.

Практическая ценность прецедента понятна лишь тем, кому довелось столкнуться с различным толкованием судами одной и той же нормы права. В таких ситуациях очень сложно поверить в справедливость системы правосудия

Кроме того, суд не примет заявление о пересмотре вступившего в силу судебного акта, если заявитель не использовал те процессуальные инструменты, которые предлагает АПК, т.е. не пожаловался на неудовлетворившее его решение в апелляционную и кассационную инстанции.

Заявление о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта нужно подать не позднее трех месяцев со дня вынесения постановления, определившего или изменившего практику применения правовой нормы. Однако суд может и восстановить пропущенный трехмесячный срок для обращения, если ходатайство о его восстановлении подано не позднее шести месяцев со дня открытия обстоятельств, которые стали основанием для пересмотра судебного акта, и если суд признает причины пропуска срока уважительными.

Но если и этот предусмотренный для обращения срок истек, суд вернет заявление независимо от причин пропуска - кто не успел, тот опоздал. Сроки, о которых идет речь, установлены АПК. И ВАС в своем постановлении разъясняет, что шестимесячный срок - процессуальный, и не подлежит восстановлению.

Есть еще одно существенное ограничение: если в акте ВАС есть прямое указание на возможность пересмотра судебных актов в силу этого обстоятельства.

Сделано это для того, чтобы, с одной стороны, обеспечить единообразие в применении арбитражными судами норм АПК, связанных с рассмотрением дел по новым и вновь открывшимся обстоятельствам, а с другой стороны, не ставить под угрозу стабильность гражданского оборота.

Еще один важный момент. Согласно Конституции РФ судебный акт, принятый в результате повторного рассмотрения дела, не должен ухудшить положение стороны, привлеченной к ответственности.

Таким образом, Высший арбитражный суд, определяя либо изменяя практику применения правовой нормы, формирует "модель поведения" для всей вертикали арбитражных судов. Теперь суды при рассмотрении дел должны ориентироваться на разъяснения ВАС РФ ничуть не меньше, чем на нормы процессуального и материального права. В противном случае сторона, уличившая суд в отклонении от "генеральной линии", не преминет воспользоваться правом на обжалование, если ее позиция совпадет с позицией, изложенной в постановлении Президиума ВАС.

Еще в марте прошлого года, выступая на Третьих cенатских чтениях в Конституционном суде, председатель ВАС Антон Иванов подчеркнул важность и удобство судебного прецедента, отметив, что в законах "невозможно предусмотреть все без исключения казусы, с которыми имеют дело служители Фемиды". ВАС надеется, что прецедентная система поможет сократить нагрузку на судей арбитража. Это вполне реально: учитывая, что срок, отведенный на обжалование, невелик, говорить о лавине дел не приходится.

По замыслу инициаторов нововведений, элементы прецедентного права должны повысить прогнозируемость судебных решений. Теперь, однако, юристам компаний придется тратить намного больше времени на отслеживание и изучение актов высшей судебной инстанции. И знать их будет не менее важно, чем законы и другие нормативно-правовые акты. Не исключаю, что это повлечет увеличение расходов предпринимателей на юридическое обслуживание бизнеса. Практическая ценность прецедента понятна лишь тем, кому довелось столкнуться с различным толкованием судами одной и той же нормы права. В таких ситуациях очень сложно поверить в справедливость системы правосудия. Замечу, что в странах общего права, где судебный прецедент порой заменяет отсутствующий закон, суд творит справедливость.

Власть Работа власти Судебная система Арбитражный процессуальный кодекс
Добавьте RG.RU 
в избранные источники