Новости

05.09.2011 00:20
Рубрика: Культура

Конфликт с двойным дном

"Российская газета" не раз поднимала тему застройки в Большом Козихинском переулке столицы, когда общественность била тревогу. Сегодняшняя публикация отражает точку зрения тех, кто ведет строительство.

В конфликт между общественностью и застройщиками площадки на месте снесенного здания под номером 25 в Большом Козихинском переулке пришлось вмешаться городским властям. Мэр города Сергей Собянин предложил инвесторам и недовольным горожанам сесть за стол переговоров, чтобы сообща решить все спорные вопросы. Однако, по всей видимости, сделать это будет не так-то просто, учитывая, что движущей силой митингов протеста могут являться интересы представителей определенных политических сил и чьи-то корыстные интересы.

С момента сноса аварийного здания в Большом Козихинском переулке N25 прошло больше месяца, однако споры вокруг этого объекта не утихают до сих пор. А началось все с того, что в день, на который был назначен снос ветхой постройки, чтобы на ее месте возвести семиэтажное здание с двухуровневой подземной парковкой, прибывшие на объект строители столкнулись с неожиданным отпором со стороны ряда общественных организаций.

В итоге жаркий спор на повышенных тонах о правомерности действий стройбригады быстро перерос в потасовку, в которой так или иначе пострадали обе стороны. Однако больше всего досталось председателю правления ТСЖ "Вектор" Анзори Хасии, которому прямо в лицо распылили ядовитый газ, и он был вынужден обратиться за помощью в НИИ им. Склифосовского.

И это притом что такое развитие событий для руководителя ТСЖ, по заказу которого и ведутся работы, было вполне прогнозируемо. За несколько дней до нападения г-н Хасия заявлял о том, что приступать к реализации проекта можно только обеспечив безопасность на стройплощадке. И, похоже, не напрасно: за несколько дней до предполагаемого сноса здания руководству "Вектора" намекали, что все спорные вопросы можно решить с помощью определенной суммы "выходного пособия".

Что ж, к сожалению, российским бизнесменам, затевающим новый проект, к практике вымогательства и шантажа, увы, не привыкать. Другое дело иностранные инвесторы, которых власти города и так с большим трудом привлекают для участия в совместных проектах. А глядя на подобные ситуации, им вообще вряд ли захочется вести в нашей стране какой бы то ни было бизнес. И можно их понять, ведь как объяснить иностранцу, что, несмотря на наличие всей необходимой документации, включая согласованный проект межевания территории, землеотвод, согласованный проект нового строительства и ордер на снос аварийного здания, строители не могут вовремя приступить к работам из-за незаконного противодействия третьих лиц.

А пока решать возникший между застройщиками и представителями общественности конфликт приходится московским властям. В частности, мэр столицы Сергей Собянин, к которому обратились местные жители, распорядился приостановить работы. По его инициативе планируется провести переговоры с инвестором и повторные общественные слушания, в ходе которых сторонам придется совместно находить решения в рамках существующих параметров.

А между тем ситуация с домом N25 по Большому Козихинскому - это далеко не первый случай противостояния строителей с теми, кто называет себя защитниками исторического облика города. Год назад похожая история произошла в Кадашах, где после серии митингов против сноса ветхого жилья было приостановлено строительство ЖК "Пять столиц". Тогда гасить возникший конфликт пришлось Генпрокурору.

Столь бурная реакция на снос ветхих зданий в центре Москвы вполне понятна, если учесть, что за время правления бывшего градоначальника возведение бесчисленных торговых комплексов на месте документально подтвержденных памятников архитектуры стало повсеместным явлением.

Нынешний же мэр Москвы еще в самом начале своей работы выступил резко против точечной застройки в центре столицы, успокоив горожан, что прежним традициям пришел конец. И речь здесь в первую очередь шла о том, что площади под возведение очередных бизнес-центров выкраиваться больше не будут. Однако всем понятно, что полный запрет на строительство в центре города выглядел бы довольно абсурдно. Поэтому власти постарались найти компромиссный вариант, в частности, задействовав площадки, занимаемые аварийными зданиями. И тут же натолкнулись на ожесточенное сопротивление местных жителей. Судя по всему, подстрекаемых некими силами, имеющими свой определенный интерес. И теперь защитники московской архитектуры, обжегшись на молоке, то есть потеряв здание Военторга, дуют на воду, защищая ветхие постройки, не представляющие исторической ценности. И все то же здание под номером 25 по Большому Козихинскому переулку - яркий тому пример.

О том, что бывший доходный дом явно не дотягивает до звания архитектурного шедевра, первыми сказали в Москомнаследии. Но их посчитали лицами заинтересованными и слушать никто не стал. Та же участь постигла и приглашенных искусствоведов, которые не нашли ничего примечательного в обшарпанном и вот уже более двадцати лет пустующем здании, которое портит окружающий архитектурный ландшафт. Судя по всему, такой же точки зрения все эти годы придерживались и местные жители, которые прежде ни разу всерьез не поднимали вопрос о реставрации предполагаемого "памятника архитектуры". А как только дом приобрел совсем заброшенный вид и наконец-то было принято решение его снести, тут же встали на его защиту.

Чем объясняется такая небывалая активность, по-прежнему остается только догадываться. Но все же хочется верить, что недовольство жителей соседних домов вызвано лишь тем, что, по их мнению, торец нового здания будет заслонять их окна. Хотя недавнее заявление представителей общественности о необходимости привлечь другого застройщика наводит на вполне определенные мысли, чьи же интересы они представляют - жителей, которых действительно заботит облик будущего дома, или лиц, желающих забрать себе этот инвестпроект? Тогда все становится ясно!

Культура Арт Архитектура