Новости

13.09.2011 00:59
Рубрика: Власть

Сквозь туманы Альбиона

Дмитрий Медведев встретился с премьер-министром Великобритании

Вчера президент России Дмитрий Медведев встретился с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном.

Визит главы британского кабинета министров в Россию стал первым с 2006 года, когда в отношениях двух стран наступило дипломатическое затишье. Причиной тому стало убийство в Лондоне бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко и последовавшее требование выдать в Великобританию подозреваемого в этом преступлении российского гражданина Андрея Лугового. Спустя практически шесть лет эта болезненная тема актуальна для официальных лиц Великобритании, и в делегации не скрывали, что собираются поднять ее на переговорах, а заодно поговорить и об обстоятельствах смерти и расследовании дела юриста инвестфонда Hermitage Capital Сергея Магнитского.

По этим же причинам за поездкой Дэвида Кэмерона в Россию внимательно следили и в остальном мире. Американские сенаторы Джон МакКейн и Бен Карден призвали британского премьера поддержать санкции в отношении российских чиновников, попавших в так называемый список Магнитского.

В Москве накануне переговоров, наоборот, сбивали накал страстей. "Я не думаю, что эта тема, как этого некоторые желают, заблокирует дальнейшее поступательное движение в наших двусторонних отношениях", - заявил помощник российского президента Сергей Приходько.

Выступил даже депутат Госдумы Андрей Луговой, которого в Лондоне и обвиняют в убийстве Литвиненко. В интервью британской The Daily Telegraph он призвал Кэмерона не политизировать ситуацию и выразил готовность лично встретиться с премьером.

Дэвид Кэмерон, впрочем, в каждом своем слове демонстрировал, что не намерен на первый план выдвигать самые острые эпизоды российско-британских отношений. "Хотя наши разногласия последних лет хорошо известны, наши страны стоят перед одинаковыми вызовами, и мы с президентом России считаем, что способны добиться более значительного прогресса, работая над проблемами, имеющими особую важность для обеспечения процветания и безопасности народов обеих стран", - заявил он накануне.

На вопрос о "деле Литвиненко" нужно смотреть сквозь юридические очки

За словами последовали и конкретные дела. Пусть прорывом в отношениях вчерашний визит назвать нельзя - никто этого по большому счету и не ждал - практический результат от переговоров есть. В частности, были подписаны меморандумы о сотрудничестве по вопросам создания международного финансового центра в Москве, о взаимопонимании между госкорпорацией "Росатом" и компанией Rolls-Royce, о взаимопонимании в отношении российского фонда прямых инвестиций и в отношении сотрудничества в области совместных научных изысканий и в разработке и коммерциализации инновационных технологий в общих интересах. Кроме того, Медведев и Кэмерон подписали декларацию о партнерстве на основе знаний для модернизации между Россией и Великобританией и совместное заявление о сотрудничестве в области культуры.

И, глядя на президента России и премьера Великобритании, совершенно не казалось, что между двумя странами остаются какие-то противоречия. "Судя по нашим лицам, мы не очень заморожены, - улыбнулся российский лидер после переговоров. - Вполне себе такие тепленькие".

- Главный итог заключается в том, что мы сделали важный шаг для того, чтобы наши двусторонние отношения были на высоком уровне, на уровне конструктивном, чтобы они отражали современное состояние наших государств и обществ, - подвел Дмитрий Медведев общий итог встрече. - Мы исходим из того, что у нас больше общего, чем того, что когда-то разъединяло или разъединяет.

Дело Литвиненко, рассказал российский лидер, он с британским премьером начал обсуждать еще некоторое время назад, и визит Кэмерона в Москву стал результатом этой дискуссии. "Нам удалось во многом преодолеть некоторые сложности, но это не значит, что у нас не осталось трудных тем", - признал Медведев. Важно только, чтобы они не сказывались негативно на всем комплексе отношений между двумя государствами, повторил президент еще раз общую российскую позицию. И Дэвид Кэмерон с ней полностью согласен: "Пока мы работаем над этим, мы не видим причин, почему не можем работать над другими темами".

Помимо сугубо экономических вопросов есть темы из международной плоскости. Одной из них, например, является ситуация в Сирии. Вроде бы и британские, и российские дипломаты согласны на принятие резолюции в Совете Безопасности ООН, но никак не могут согласовать ее текст.

"По Сирии необходимо принять такую резолюцию, которая будет жесткой, но в то же время сбалансированной и адресованной двум участникам сирийского конфликта - как официальным властям, так и оппозиции", - заявил глава Российского государства. Во-вторых, она должна быть строгой, но не влечь за собой дополнительных санкций в отношении Дамаска. "Дополнительное давление абсолютно не требуется", - считает Дмитрий Медведев.

Наконец, он не хочет, чтобы сирийская резолюция превратилась в подобие той, что была принята в отношении Ливии. "Не в смысле ее содержания, а в смысле ее практического исполнения, - подчеркнул президент. - Вокруг этого идет дискуссия".

Для британской стороны ситуация в Сирии ясна и немногим отличается от ливийской. "Мы не видим будущего для президента Асада и его режима в Сирии, - заявил Дэвид Кэмерон. - Они потеряли свою законную силу и должны отказаться от власти". Если вспомнить, как развивалась ситуация вокруг Ливии, то точно такие же заявления звучали и в отношении Муамара Каддафи.

Глядя на то, как президент России и премьер Великобритании легко абстрагируются от дела Литвиненко, британские журналисты недоумевали: как можно приезжать в Москву и не говорить об этом и как вообще вести бизнес в этой стране, где процветает коррупция.

"Главное, что по этим вопросам мы занимаем прямую позицию и говорим, что для нас возможно с правовой точки зрения, а что невозможно", - парировал Дмитрий Медведев. Говорить о деле Литвиненко можно, но есть юридические вопросы, которые не зависят от правительств. В случае с Россией таким нюансом является Конституция, которая прямо устанавливает, что российский гражданин не может быть выдан иностранному государству для суда или следствия над ним. "И перед кем бы ни ставился этот вопрос, ответ будет один - это невозможно", - отрезал российский лидер.

- Впереди все-таки должна идти юридическая оценка тех или иных ситуаций, а не политическая, - указал президент. - На вопрос о "деле Литвиненко" нужно смотреть сквозь юридические очки. Любая политизация вредна.

Что же до российской коррупции, то, если исходить из этих критериев, сложно будет работать с большинством государств, существующих на планете. В том числе и с Великобританией, заметил Медведев, где коррупция тоже существует.

Дэвид Кэмерон оправдывался - в Москве он не собирался и не пытался замять дело Литвиненко, которое остается проблемой между Россией и Великобританией. "Но я не думаю, что это означает, что мы должны полностью заморозить эти отношения", - заявил он.

Более того, и президент, и премьер-министр выступили за то, чтобы после долгих лет возобновить совместную работу спецслужб двух стран. "Необходимость реанимации контактов не только между правоохранительными ведомствами, но и спецслужбами действительно назрела. Но мы готовы обсуждать различные варианты того, как выстроить эту работу", - подчеркнул Медведев. Дэвид Кэмерон пообещал поговорить об этом за обедом.

Впрочем, в сознании британских журналистов шпионские страсти сидели прочно. Тем более что раньше в некоторых СМИ туманного Альбиона появились истории о том, как в 1985 году Дэвид Кэмерон посещал Ялту, где якобы имел место случай, похожий на попытку вербовки будущего премьера. Вот и интересовались британские акулы пера, получился бы из Кэмерона хороший агент КГБ. "Ответ на последний вопрос - нет", - засмеялся сам премьер-министр.

Дмитрий Медведев же уверен в обратном. "Дэвид был бы очень хорошим агентом КГБ, но тогда никогда не стал бы премьер-министром Великобритании", - загадочно улыбнулся российский лидер.

Помощник президента Сергей Приходько заявил вчера журналистам, что в ходе состоявшихся переговоров "премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон поднял вопрос о заинтересованности компании BP в продолжении дальнейшей активной работы в России и в поддержке взаимодействия с российскими партнерами. Что касается отдельных возникших в этой сфере вопросов, то президент России отметил, что их решение лежит исключительно в юридической плоскости. Исполнительная власть, разумеется, не может вмешиваться в этот процесс". Приходько заметил, что российская сторона поняла, что "у британской стороны нет намерений политизировать этот вопрос - это очень важно". Напомним, что за две недели до визита британца в московском офисе российского представительства BP прошли обыски. "Детали дальнейшего сотрудничества, очевидно, следует продолжить обсуждать на корпоративном уровне", - добавил Приходько.

Вчера же премьер Великобритании встретился и со своим российским коллегой. Встреча Дэвида Кэмерона с Владимиром Путиным, по крайней мере, в доступном для прессы формате носила чисто экономический характер. Отметив успешность торговых отношений (в прошлом году товарооборот вырос на 25%, а за первое полугодие 2011 года еще на 50%), Путин уточнил, что в 2010 году Великобритания заняла первое место среди партнеров РФ по текущим инвестициям. "Под 40 миллиардов было, - вспомнил он. - Хотя инвестиции в реальный сектор экономики пока являются скромными".

"Мой визит - хорошая возможность для Великобритании и России укрепить взаимоотношения, - констатировал Кэмерон. - Среди тем, которые можно обсуждать, сотрудничество не только в экономике". Но и тут о политике не было ни слова. Британец имел в виду Олимпиады, импорт и экспорт технологических решений.

Подробности встречи премьеров сообщил журналистам пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков. По его словам, речь в том числе зашла о деле Литвиненко. "Кэмерон констатировал, что взаимодействие британских спецслужб с ФСБ все еще находится в замороженном состоянии", - пояснил Песков.

Между тем

Визит Дэвида Кэмерона в Россию начался с его лекции для студентов и преподавателей МГУ. Времени у Кэмерона хватило всего на четыре ответа на вопросы. Самым интересным, пожалуй, оказался первый, когда студентка спросила у гостя из Лондона, с детства ли он мечтал стать политиком. Премьер ответил с ходу: "Ну, в вашем возрасте я вообще не представлял, чем займусь". Потом Кэмерон, правда, добавил: уже в институте он собирался посвятить себя государственной службе, но всегда знал, что, строя политическую карьеру, надо держать в уме и запасной вариант.

Подготовил Виктор Фещенко

Власть Работа власти Внешняя политика Дело об отравлении Литвиненко РГ-Фото