Новости

14.09.2011 00:26
Рубрика: Культура

Уроки Инглиша

Главный комик Британии Роуэн Аткинсон представил новый фильм

15 сентября на российские экраны выходит фильм "Джонни Инглиш. Перезагрузка".

Сотрудник британской разведки Ми-7 Джонни Инглиш вновь не ищет легких путей и не знает провала. На сей раз он спасает мир в лице британского премьер-министра и ему не важно, что в страшном заговоре подозреваются глава Ми-7 и даже Ее Величество. Все враги падут под напором невероятного Инглиша. Исполнитель главной роли, а также продюсер картины Роуэн Аткинсон, он же - Чарли Чаплин нашего времени и легендарный мистер Бин, перед премьерой фильма ответил на вопросы журналистов.

- Агент Джонни Инглиш - невероятно смешной персонаж. Как его создателю, что вам в Инглише нравится больше всего и все ли шутки придумываете заранее?

- Главное в Инглише - он такой тип, который всегда готов превзойти самого себя. Эго амбиции намного сильнее, нежели умения: он думает, что хорош на все сто, а фактически оказывается, что его хватает только на половину. Ну да и пусть, ведь Инглиш уверен в себе, больше, чем в ком бы то ни было. Это зазор между желаниями и возможностями - именно то пространство, в котором рождаются отличные шутки. В себе Инглиш никогда не сомневается, а за такими людьми всегда интересно наблюдать, потому что они вечно попадают в истории.

Во время съемок, мы, честно говоря, не слишком поддаемся импровизации, хотя есть некоторые находки, которые действительно могут родиться только на площадке. Например, сцена совещания у премьер-министра, когда офисный стул Джонни Инглиша самопроизвольно начинает двигаться то максимально вверх, то вниз до отказа. Конечно, вы догадываетесь, что такая сцена в кинематографе не первая, нечто подобное происходило, скажем, с Остином Пауэрсом. Но что лично для меня сделало этот прием смешным, так это та абсолютная серьезность, которая была на лицах и руководителя Ми-7, и премьер-министра, и самого Инглиша, пока он театрально ездил на своем стуле. Это, знаете ли, очень по-британски, сохранять лицо, когда вокруг происходит нечто дурацкое.

- Если бы вы действительно были агентом разведки, то какому мировому злу хотели бы противостоять?

- Сложно выбрать, столько плохого есть в мире, не хотелось бы приуменьшать какое-либо из зол и кого-нибудь обидеть. Вот так и авторы фильмов о Джеймсе Бонде сидят и думают: с кем же Бонд будет бороться в этот раз! Кого назначить мировым демоном? Мы тоже столкнулись с подобной проблемой, когда продумывали сюжет фильма о Джонни Инглише. По сюжету, некая группа злодеев угрожает жизни премьер-министра Великобритании, но изначально мы хотели, чтобы эти злодеи были из числа коррумпированных китайских чиновников, которых не устраивает британский премьер-либерал, смотрящий на Запад, а не на Восток. Но, знаете ли, у нас была также задумка - мы ведь очень амбициозны, - показать картину в Китае. Оказалось, что у руководителей Китая небольшие проблемы с чувством юмора: они нам сообщили, что наш сюжет слишком фантастичен, ведь в Китае нет коррумпированных политиков! И вот - мы сняли кино по-другому, в надежде, что задобрили китайскую сторону. Но и сейчас, увы, наш фильм им не нужен, поскольку не нравится, что у нас один из злодеев похож на азиата. Такому кино не место в китайском прокате. Вот такая вот печальная история.

- В своей кинокарьере вы не раз играли очень специфичных священников, подшучивали над королевой. Нареканий не поступало?

- Нет, только не от королевы! Не думаю, что Ее Величество вообще волнует то, что я над ней шучу, а также - надо всей ее семьей, вот уже больше 30 лет. Они ничего такого никогда не говорили, да это и не в стиле королевской семьи. Они бы никогда не признали, что их беспокоит нечто подобное. И нет - официальных заявлений от представителей церкви тоже никогда не поступало. Иногда мне приходят письма от правоверных христиан, они жалуются на мои скетчи, скажем на тот, в котором Иисус предстает великолепным волшебником, превращающим воду в вино, таким, которому самое место в Лас-Вегасе. Кого-то такие шутки могут обидеть, но таких людей, поверьте мне, немного.

- Вы шутите над национальностями и расами, над религией и властями, и у вас это получается тонко, изысканно даже. В юморе, по-вашему, вообще нет табу?

- Теоретически, нет такой темы, на которую нельзя было бы шутить. Суть не в том, о чем шутка, а в том - когда она рассказана и кому. Даже после трагедии, которая случилась в США 11 сентября, люди шутили по этому поводу, и очень хорошо, уже на третий день. И главное, что все этого ждали, потому что шутка - один из способов пережить самую невероятную трагедию. Это помогает осмыслить происходящее и справиться с болью. Посмотреть на события с другой стороны. Но, запомните, что такие шутки нельзя рассказывать по федеральному телевидению. Самое им место - в Интернете, в клубе, в баре, в пабе или в компании друзей, которых вы хорошо знаете.

- У вашего героя сложности со всем: с девушками, с оружием, с выполнением сложных заданий, однако с машинами у него все получается. Называет он свою машину ласково "Рольс", и та реагирует на его голос, прикосновения. Может быть, это потому, что вы и сам - заядлый автолюбитель?

- Честно говоря, у меня у самого как раз была такая машина, как та, что в кино. Знаете, именно поэтому мы Роллс-ройс и снимали. Если быть еще честнее, то у меня было два таких Роллс-ройса и я безуспешно искал оправдание, чтобы снять их в кино. Не подумайте чего плохого: мне на них скидку не делали, отвалил полную цену. Когда мы все-таки решили снимать Роллс-ройс, я задумался: это же такая серьезная компания, и машины у них - экстра класса, они, наверное, не разрешат нам снимать Роллс, подумают, что мы выставим их детище в комическом свете. Да уж, тут любая компания занервничала бы, зная, что ее продукт фигурирует в фильме про Джонни Инглиша. Но я их заверил, что Роллс-ройс не будет предметом насмешек, хотя, безусловно, станет частью шутки. Внесет, так сказать, свой вклад.

Еще я думал о том, что снимать опять Астон Мартин было бы глупо, ведь мы уже его задействовали в первом фильме. Ну и еще я решил: Роллс ведь так хорошо оттеняет новую изысканность Джонни Инглиша. Инглиш старше, и ему нужна не слишком спортивная машина. Да, вы правы, Джонни великолепен, когда он за рулем, или на колесах. И на самом деле не так уж и важно, что это за колеса, ведь свой самый невероятный трюк Джонни вытворяет во время погони в инвалидном кресле.

- Ходили слухи, что вы хотели пригласить сниматься Пирса Броснана, почему не вышло?

- А откуда вы знаете? Мы думали о том, чтобы пригласить Броснана на сложную роль персонажа, который одновременно и лучший друг Инглиша, и самый коварный его враг. Но Броснан не смог, уж не знаю, какие у него нашлись причины. Он внешне великолепно подходил на эту роль, но я представляю, насколько ему было бы сложно вписаться в этот образ. Когда мы подбирали актеров на главные роли, то хотели, чтобы они были такими, каких вы бы ожидали увидеть в настоящем фильме про Джеймса Бонда. Мы хотели, чтобы перед вами предстал во всей красе мир британской разведки, чтобы вы воспринимали все шпионские дела серьезно. Мы не отбирали комических актеров, только хороших актеров жанра экшн и драмы. Думаю, наша задумка сработала, потому что я всегда был уверен, что для Джонни Инглиша наиболее подходит серьезная и таинственная атмосфера. В таком контексте он намного смешнее.

- Есть ли у зрителей шанс еще раз увидеть вас в образе мистера Бина или Джонни Инглиш навсегда занял его место?

- Хотя я надеюсь, что зрители еще увидят меня в образе Джонни Инглиша, я очень сомневаюсь, что снова сыграю мистера Бина. Я чувствую, что староват уже для мистера Бина. Не физически, наверно, но проблема в том, что я всегда считал мистера Бина таким мультяшным героем без возраста и вне времени. Если он будет выглядеть староватым или, ну хорошо, мужчиной средних лет, мне будет за него стыдно. Мне бы хотелось, чтобы мистера Бина запомнили на пике формы, а единственный шанс, что это случится - я не должен больше его играть.

Культура Кино и ТВ Мировое кино Кино и ТВ с Оксаной Нараленковой РГ-Фото Фото дня