Новости

16.09.2011 00:40
Рубрика: Экономика

Транскаспийский узел

Шансы на строительство газопровода по дну Каспийского моря ничтожно малы

После некоего затишья в Брюсселе опять заговорили о проекте Транскаспийского газопровода между Туркменией и Азербайджаном. Многие специалисты считают, что шансы на его реализацию, мягко говоря, невелики. При этом называют самые разные причины. Об этом корреспондент "РГ" поговорил с видным французским экспертом по вопросам мировой энергетики директором аналитического издания "Петростратежис" Пьером Терзианом.

- Начнем хотя бы с правового статуса Каспийского моря, - говорит Пьер Терзиан. - Еще во времена Советского Союза с юридической точки зрения в этом вопросе было множество пустот. Правда, между СССР и Ираном существовали два договора, в том числе о навигации, но не было главного - четкой демаркационной линии. Что произошло после развала СССР в 1991 году? Пять нынешних прибрежных стран попытались заключить глобальный договор по Каспию, но вскоре убедились, что из-за многочисленных разногласий это оказалось невозможным. Так что ныне они продвигаются вперед маленькими шажками, достигая согласия по отдельным темам, таким, как рыболовство, экология и некоторые другие. Но главные вопросы - статус водоема и раздел его акватории - до сих пор остаются в подвешенном состоянии. Ведь Каспий, будучи внутренним озером, не подпадает под положения международного морского права.

До тех пор, пока сохраняется статус-кво, я лично не вижу, как можно браться за строительство транскаспийского газопровода, да вообще за проект любой другой магистрали, которая пересекала бы Каспий с одного берега на другой.

При нынешней ситуации допустимо, причем с большой натяжкой, лишь строительство такой трубы, которая соединяла бы два соседних государства, проходя исключительно по их прибрежным акваториям, признанным в международном плане. Понятно, что подобную подводную магистраль никто строить не будет - дешевле и проще провести ее по суше.

Если же труба, будь то для транспортировки нефти или газа, выходит за пределы собственной всеми признанной акватории, а именно такой вариант заложен в проекте транскаспийского газопровода, то неминуемо возникает конфликт с другими прибрежными странами.

Более того, учитывая серьезные разногласия между пятью соседями по Каспию в этом вопросе, мне трудно даже примерно предположить, когда стороны могут прийти к какому-либо общему знаменателю.

Можно, конечно, перевозить природный газ в сжиженном виде с одного берега на другой, но СПГ - очень дорогое удовольствие, и его транспортировка через Каспий экономически никак не может быть оправдана.

РГ: Ну а что касается конкретно деловой стороны этого проекта? Ведь он задумывался как важнейший ресурсный элемент "Набукко", которому, судя по всему, без туркменского газа суждено оставаться, так сказать, "декларацией о намерениях"...

Терзиан: Проблема "Набукко" заключается в том, что он слишком велик относительно реально имеющихся в наличии источников природного газа. Единственный нынешний ресурс - это газ Азербайджана. Все прочие источники - под большим вопросом. Туркменский, как мы видим, недоступен, ибо нет правового решения по Каспию. От иранского газа Запад отказался по причинам политического характера. Другим ресурсом для "Набукко" мог бы стать газ Ирака. Но тамошние месторождения находятся на севере в Курдистане, с местными властями которого у нынешнего правительства Ирака, монополиста в области экспорта нефти и газа, давний и пока неразрешенный конфликт. Так что остается лишь газ Азербайджана, но его не хватает. Для "Набукко" надо 31 миллиард кубических метров в год, а Баку может предоставить сейчас только 10 миллиардов. А это значит, что этот проект несостоятелен.

Надо помнить, что "Набукко" не единственный европейский проект. Есть еще два. Проект ITGI, газопровода, который может соединить Турцию, Грецию и Италию. Он невелик: для него достаточно 10 миллиардов кубов. Другой - TAP - трансадреатический трубопровод. Он также рассчитан примерно на 10 миллиардов кубов. Оба вполне реальны, и для каждого из них хватило бы азербайджанского газа.

Каспий, будучи внутренним озером, не подпадает под положения международного морского права

РГ: Как-то один оператор европейского газового рынка заметил, что если русским сложно договариваться с Ашхабадом, то европейцам тем более...

Терзиан: Причем не только им. Проблем там немало. К примеру, между Баку и Ашхабадом. Так, туркмены не скрывают своего недовольства тем, что азербайджанцы разрабатывают на шельфе Каспия нефтегазовое месторождение, которое в Баку называют "Капяз", а в Ашхабаде - "Сердар". Отношения между Турцией и Азербайджаном также далеки от идиллии. Они пока не договорились об условиях транзита газа. Есть еще один фактор. Предположительно в 2015 году, самое позднее в 2016-м, производство нефти в Азербайджане начнет снижаться. Отсюда потребность в дополнительных источниках госдохода, а это газ. В Баку сердятся на турок: в Стамбуле знают эту непростую ситуацию и стараются из нее получить максимум выгоды для себя. Не будем также забывать о том, что на Баку оказывают сильное давление и иностранные компании. Они хотят, чтобы азербайджанцы приняли решение о запуске разработки второй стадии месторождения "Шах-Дениз", сроки которой то и дело меняются.

РГ: И все-таки какие перспективы у транскаспийской трубы?

Терзиан: Думаю, трудно ждать каких-либо видимых сдвигов. Полагаю, что скорее уж иракский газ пойдет в Европу, чем туркменский. Хотя и на иракский вариант уйдет немало времени. В любом случае на сегодняшний день ни тот, ни другой, скажем так, не маячат на горизонте.

РГ: Урегулирован ли вопрос финансирования "Набукко"?

Терзиан: Для его реализации надо 20 миллиардов долларов. Кстати, сходная сумма нужна для разработки "Шах-Дениза". Пока этих денег нет. Поэтому, как мне кажется, другие два европейских проекта - ITGI и TAP - имеют большие шансы быть реализованными. "Набукко" же, повторюсь, слишком велик, и для него нет достаточного газового ресурса.

Экономика Отрасли Нефть и газ Газопровод "Набукко"