Новости

16.09.2011 00:00

Захват

Краткий экскурс в реалии корпоративного права разных стран на примере компании Nemiroff

Инвестиционная привлекательность - ключевой показатель для современного государства. Но определяется качество инвестклимата не декларациями и обещаниями, а конкретной бизнес-практикой, в которой выясняется степень защиты инвестиций и прав акционеров.

Важной проверкой защищенности акционеров в России в ближайшее время станет спор владельцев водочной компании Nemiroff, чья продукция хорошо известна отечественным потребителям. На днях глава наблюдательного совета Nemiroff Холдинг, владелец блокирующего пакета Александр Глусь публично призвал российские власти не допустить неправомочных действий в отношении самого крупного акционера и семьи основателя компании.

История конфликта акционеров компании Nemiroff развивается по классической схеме корпоративного захвата. Как правило, она выглядит следующим образом: объединившиеся миноритарии фабрикуют решение о смене исполнительной дирекции, регистрируют его в государственном органе. После этого фиктивный директор при поддержке "братков" из частных охранных предприятий физически захватывает предприятие, выгоняет из него законного директора, перехватывает управление производством и финансами.

Если в стране работает правовая система, то подобное мошенничество легко "отмотать назад" и восстановить тем самым справедливость. Для этого сначала в суде доказывается незаконность сфабрикованного решения акционеров о смене дирекции. После этого в органах регистрации восстанавливаются все записи о законном директоре. И он снова возвращается в свой кабинет на предприятии, в крайнем случае - при поддержке государственных правоохранителей. Если же правовая система коррумпирована или работает со сбоями, то восстановить справедливость будет непросто. Суд, регистрационные службы или правоохранители могут "в упор не замечать" нарушений и фальсификаций.

Описанная схема криминального передела собственности была сначала реализована на Украине, где в городе Немиров Винницкой области расположено основное производство компании. По данным, опубликованным в СМИ, в феврале 2011 года объединившиеся миноритарии приняли нелигитимное решение общего собрания акционеров о смене директора. С юридической точки зрения это решение было незаконным, поскольку принято в нарушение соглашения акционеров, без собрания акционеров, без кворума. Была выпущена письменная резолюция, предписывающая смену генерального директора доходообразующего предприятия, ликвидацию управляющей компании и смену директора предприятия - держателя активов, входящего в Nemiroff Холдинг. После этого, как сообщали СМИ, юридически неправомерное решение о смене законного директора было зарегистрировано в государственной службе регистрации с нарушением законодательства Украины и в нарушение действующего предписания суда, запрещающего изменение системы управления компанией.

А в начале мая ставленник миноритариев с двумя автобусами стриженных молодых людей спортивного телосложения прибыл в воскресенье к проходной предприятия. Заводскую охрану избили и выгнали, взяв контроль над заводом.

И впервые за 19 лет своего существования заводские линии были остановлены почти на 2 месяца, а продукция любимого бренда украинцев стала стремительно покидать торговые полки страны. Только в начале июля законному директору удалось освободить предприятие от захватчиков. Благодаря вступившим в силу ряду решений судов, при поддержке исполнительной службы и правоохранительных органов права самого крупного акционера были восстановлены. Но, по словам участников конфликта, добиться исполнения норм корпоративного права в Украине было не просто. Тем не менее, в конце концов, справедливость была восстановлена, и основатель компании был защищен от захвата бизнеса в Украине.

Но в августе 2011 года попытка захвата активов предприятия повторилась уже в России. События зеркально повторяли действия, ранее "отрепетированные" в Украине. Российское представительство компании Nemiroff имеет двух собственников: Nemiroff Холдинг и основное украинское предприятие ДП УВК Nemiroff в соотношении 60% и 40% долей. Как сообщали СМИ, Nemiroff Холдинг снова в нарушение соглашения акционеров выпускает письменную резолюцию о смене генерального директора ТД Немирофф в России. Непонятным образом проводится общее собрание от имени Холдинга и ДП УВК Nemiroff. Представитель ДП УВК Nemiroff голосовал на собрании по доверенности, выданой ему от имени действующего генерального директора дочернего предприятия.

И вот с такими проблемами этот пакет документов был представлен в налоговый орган для регистрации нового генерального директора российского представительства. Конечно же, инспектор, проводящий регистрацию, не обязан проверять законность решения собственников на Кипре (Nemiroff Холдинг зарегистрирован на Кипре) или легитимность выданной доверенности в Украине. Сейчас у представительства имеются два генеральных директора: одного так и не уволили, а второй уже зарегистрирован в ЕГРЮЛ, пишут СМИ.

Затем события развивались просто, в духе лихих 90-х годов - хорошо подготовленные ребята выдавили стекла и силовым способом захватили офисные и складские помещения московского торгового дома Nemiroff. Эта атака, которая широко освещалась различными СМИ, произошла точно в день вынесения определения кипрским судом, прямо запрещающего основные действия по изменению структуры руководства компанией, в том числе и российского представительства. Видимо, понимая, что они полностью теряют правовую платформу, часть акционеров поспешила силовым способом захватить офис в Москве.

Очевидно, что основные владельцы компании Nemiroff при принятии управленческих решений должны руководствоваться соглашением акционеров. А согласно этому документу основные решения по управлению холдингом могут быть приняты либо на собрании акционеров квалифицированным большинством в 66,7% голосов, либо оформлены в виде письменной резолюции, подписанной не менее 2/3 голосов. Но в любом случае, должен соблюдаться принцип кворума - 75% или более. Решения, принятые без соблюдения принципа кворума, являются незаконными. Кроме того, особо важные решения, такие как изменение капитала компании, изменения устава компании и.т.д., принимаются исключительно единогласно, т.е. 100% голосов.

Другими словами, если на собрании акционеров отсутствует кворум, либо при проведении письменного опроса с проектом такой письменной резолюции не были ознакомлены все участники, принятые решения не могут быть легитимными. Данная норма прописана для защиты прав всех акционеров, ведь все они являются миноритариями: Я. Грибов - 20%, Б. Финкельштейн - 20%, А. Кипиш - 17,48 %, В. Кипиш - 17,48% и Александр Глусь с блокирующим пакетом - 25,04% акций.

Это значит, что попытки сфабриковать решения якобы от имени большинства юридически бессмысленны. Даже для вопросов, относящихся к простому большинству, нужен кворум. Поэтому в пользу владеющего блокирующим пакетом акций А. Глусь вынесено более 20 судебных решений по искам в связи с нарушениями законодательства о государственной регистрации, акционерного права и трудового законодательства и др. Нелегитимность действий группы акционеров подтвердил и кипрский окружной суд г. Никосия. Так, по сообщениям в СМИ, 19 августа этого года он запретил акционерам осуществлять основные решения и действия по стратегическим и операционным вопросам в управлении компанией. 7 сентября 2011 года Верховный суд Кипра также подтвердил постановление окружного суда Никосии (Кипр) от 19 августа и тем самым возобновил в действии данный приказ о запрете части акционерам принимать решения по ряду стратегических и операционных вопросов в управлении компанией Nemiroff Холдинг. Напомним, компания Nemiroff Холдинг зарегистрирована на Кипре, и все ее управление осуществляется в соответствии с законодательством данного государства.

Параллельно основным акционером готовятся иски в суд Кипра о принудительном назначении независимого управляющего в отношении активов акционеров, обращение в Лондонский арбитражный суд уже осуществлено.

И сегодня решений о восстановлении прав ожидают владельцы Nemiroff и от российского правосудия. Поможет ли им российская Фемида - покажет время.