Новости

23.09.2011 00:09
Рубрика: Культура

Переписывая миры

В Москве в 4-й раз открывается биеннале современного искусства

Почти полтора месяца Москва будет жить в бешеном ритме вернисажей, пресс-конференций, встреч и дискуссий... 64 художника, 16 арт-групп из 33 стран участвуют только в основном проекте "Переписывая миры", который займет выставочное пространство ЦУМа и ARTPLAY.

Помимо этого зрителей ждут 70 специальных проектов и огромная параллельная программа. Всего около 90 выставок более чем на 50 площадках. Об особенностях 4-го Московского биеннале рассказывает его комиссар Иосиф Бакштейн.

Российская газета: В этом году Московская биеннале резко расширяет границы. Помимо столицы России выставки пройдут в Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, даже Киеве и Лондоне. Тогда чем, собственно, биеннале отличается от фестиваля фестивалей?

Иосиф Бакштейн: Одна из функций биеннале - консолидация художественных сил. Когда биеннале появилась в Москве, то возникло естественное желание друзей, коллег объединиться под эгидой большого проекта. Поэтому с самого начала структура биеннале была многоуровневой. Она состояла из основного проекта, выставок специальных гостей, специальных проектов и параллельной программы. Но поскольку сеть государственных центров современного искусства есть в других городах, то их кураторы стали к нам обращаться с предложениями что-то сделать. Мы решили: почему бы и нет? Та же история была с коллегами на Украине и нашей соотечественницей Нонной Матерковой, которая создала фонд Calvert 22 в Лондоне. Фонд пропагандирует российское и восточноевропейское искусство. Поэтому логично, что они к нам тоже присоединились.

РГ: В мире порядка 60 биеннале современного искусства...

Бакштейн: Они все в разных весовых категориях.

РГ: Что определяет "весовую категорию" биеннале?

Бакштейн: В Европе есть несколько биеннале, которые стали заметными художественными событиями: Венецианская, Лионская, Берлинская, Стамбульская и Московская. Когда меня спрашивают кураторы основного проекта, какая перед ними стоит задача, я шутя отвечаю: "Статья в Artforum и очередь перед входом на выставку". Но в каждой шутке есть доля правды. Про первую биеннале действительно была статья в журнале Artforum - это один из самых влиятельных журналов по искусству, и стояли очереди на январском морозе в бывший музей Ленина.

РГ: Иначе говоря, взят ли "вес", определяют международная критика и отечественная публика?

Бакштейн: И фигура куратора. Если серьезные кураторы с нами сотрудничают, это о чем-то говорит, не так ли? По крайней мере о том, что Москва утвердила себя в качестве культурной столицы мира, в которой происходят знаковые для арт-мира события.

РГ: Поэтому вы приглашаете зарубежных кураторов?

Бакштейн: Россия медленно, но последовательно возвращается на международную арт-сцену. Поэтому в качестве кураторов необходимо было привлекать людей, которые ее знают и являются лидерами в своей профессии. Ханс Ульрих Обрист, Никола Буррио, Роза Мартинес, Яра Бубнова, Даниэль Бирнбаум, Жан-Юбер Мартен, которые курировали прошлые биеннале, обладают и знаниями, и опытом, и международным авторитетом. Как и Петер Вайбель, который приглашен куратором основного проекта в этом году.

Бакштейн: Потенциально почему бы нет? Но у нас очень мало людей, которые имеют соответствующий опыт. Есть масса способных людей, образованных кураторов, молодежь подросла... Может быть, в ближайшие 2 - 3 биеннале кто-то из отечественных кураторов будет в состоянии сделать такой проект.

У нас биеннале открывает не только новых художников, но и новые места. А если серьезно, то найти свободную площадку в 5 - 6 тысяч квадратных метров в Москве довольно сложно

РГ: Вы говорили об основных задачах биеннале. А в чем ее концепция?

Бакштейн: Концепцию основного проекта предлагает куратор. В этом году Петер Вайбель предложил проект "Переписывая миры". Его интересует, каким образом искусство использует разные медиатехнологии - по-русски говоря, каким образом оно строит свои метафорические ряды и как искусство репрезентирует общественные проблемы.

И тут обещаны очень неожиданные работы. Например, "Манифест" Томаса Фойерштейна пишет: "... деревянная рука, которая реагирует на изменение биржевых курсов страховых компаний. Информация о курсах собирается в режиме реального времени сервером, имеющим форму корабля". Группа Клэр Фонтэн покажет карту Европы, на которой выделены страны в состоянии экономического кризиса: Италия, Испания, Португалия, Греция... Карта сделана из спичек.

РГ: Намек на то, что Европа готова вспыхнуть?

Бакштейн: Да. Утешает только то, что она вспыхнет до вернисажа. На выставке карта появится уже в виде обгорелых контуров. Очень интересную работу сделал классик британского поп-арта Ричард Хамильтон, к сожалению, недавно умерший. В работе "Карта Палестины" он сравнивал две карты Палестины и Израиля 1947 и 2010 годов, на них видно, насколько уменьшилась палестинская территория.

РГ: Вайбель своим выбором подтверждает репутацию не только интеллектуала, но и левого радикала?

Бакштейн: Просто современное искусство зачастую политически ангажировано. Оно так или иначе ориентируется на "вторжение" в жизнь социума. К примеру, итальянский художник Арман Линке фотографирует интерьеры учреждений разных стран для серии "Тело государства". Мы писали письма с просьбой пустить его в Государственную Думу.

РГ: Пустили?

Бакштейн: Насколько я знаю, отказа не было.

РГ: Во сколько, кстати, обходится биеннале?

Бакштейн: Государственное финансирование - 52 миллиона рублей. Плюс еще 10 миллионов спонсорских взносов.

Так вот, о работах, которые делались специально для биеннале. Сложную инсталляцию под названием "Далекие слова" делают немецкие художники Ута Копп и Ахим Моне. На огромном (10 на 10 метров) разложенном на полу снимке со спутника будет представлено место проведения выставки, в нашем случае - ЦУМ. Снимок будет выложен на сайт проекта, и посетителей блога пригласят оставлять сообщения на крыше здания. Сообщения тут же будут переноситься на спутниковое изображение. Ко всему прочему в проекте еще задействованы дистанционно управляемые самолетики с камерами, их съемка будет транслироваться на стену экспозиции. А вообще событий предполагается много. Я бы выделил премьеру фильма Ребекки Хорн, инсталляцию Кристофа Шлингензифа, работы которого были показаны в Венеции в немецком павильоне в этом году и завоевали "Золотого льва", работы Олафура Элиассона, Ричарда Хамильтона, наших концептуалистов Игоря Макаревича и Елены Елагиной...

РГ: В качестве площадок основного проекта выбраны ЦУМ и ARTPLAY, которую достраивали спешно к биеннале. Помнится, на второй биеннале часть основного проекта показывалась на недостроенной Башне Федерации. Откуда такая любовь к стройплощадкам?

Бакштейн: У нас биеннале открывает не только новых художников, но и новые места. А если серьезно, то найти свободную площадку в 5 - 6 тысяч квадратных метров в Москве довольно сложно. Но проекты из специальной или параллельной программы биеннале будут проходить практически на всех площадках Москвы. Южноафриканский художник Уильям Кентридж будет представлен в качестве специального гостя в "Гараже". Выставка Бертрана Плана пройдет в фонде "Екатерина", легендарное цюрихское кабаре "Вольтер", которое когда-то облюбовали дадаисты, привезет свой проект "DADA Moscow"...

Культура Арт Актуальное искусство Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Московская Биеннале современного искусства РГ-Фото