Новости

28.09.2011 00:04
Рубрика: Культура

Странствие слова

На русском языке вышла повесть Жозе Сарамаго "Странствие слона"

Книжные обложки - дремучая российская беда. Складывается ощущение, что дизайнеры наших изданий живут в каком-то особом пространстве искривленных понятий о вкусе и красоте. Причем, чем крупнее издательство, тем острее проблема.

В прошлом году чемпионом стала обложка замечательного романа Романа Сенчина "Елтышевы". Совершенная халтура, сделанная на коленке за пять минут. То же самое можно сказать об обложке книги нобелевского лауреата Жозе Сарамаго "Странствие слона", где человек, сидящий на голове слона, меньше, чем слоновий бивень.

Первый роман португальца "Земля греха" был опубликован в 1947 году. Книга не принесла автору славы, после чего двадцатипятилетний Жозе решает, что ему сейчас нечего сказать миру, и не публикуется на протяжении 19 лет.

Скандальную популярность принесли ему "Воспоминания о монастыре". Если этот роман можно обозначить просто как антиклерикальный, то последующее "Евангелие от Иисуса" - это радикальный пересмотр всей библейской космогонии. Принять это смогли далеко не все. Церковь ругала, Нобелевский комитет награждал - мир, к счастью, полифоничен.

Книга, повествующая о странствии слона, - предпоследняя из написанных Сарамаго, умершего в прошлом году в возрасте 87 лет, и последняя, на данный момент, из переведенных на русский язык. Читатель может не сразу понять происходящее под обложкой. Внутри предложений все слова пишутся только с маленькой буквы. Красных строк в тексте нет. Прямая речь не выделяется.

В основу повести лег исторический факт: странствие-транспортировка из Лиссабона в Вену слона, подаренного в 1551 году португальским королем Жоаном Третьим австрийскому эрцгерцогу Максимилиану. Факт, конечно, интересный, но в целом малозначительный. Как, впрочем, и истории жизни большинства людей живших и живущих.

Этот угол авторского взгляда на необычное для своего времени и места событие, которое с течением времени совершенно забылось и обесцветилось, наполняет книгу удивительной внутренней вибрацией личного и общечеловеческого. Соприкасаясь с полным истинно индийской благости восприятия окружающего слоном Соломоном, герои повествования, кажется, меняются, учась чему-то, что находится за пределом слов.

Как водится у Сарамаго, не обошлось без критики Церкви. Книга полна легких уколов. Иногда, подбирая удобный момент, Жозе справедливо бьет с размаха. Когда караван останавливается неподалеку от базилики Святого Антония в окрестностях Вероны, из нее является священник, приказывающий погонщику слона привести последнего к дверям церкви и заставить его встать на колени, свидетельствуя тем самым преклонение "перед величием Господа на небесах и представителей его - на земле". Слон и погонщик выполняют веление священника. Церковь извлекает выгоду. Караван уходит. Так автор трактует имеющиеся факты. "Ах, лютер, лютер, как же прав был ты".

В книгах португальца главный герой - сам автор, его мысли, язык. В этом смысле Сарамаго, без сомнения, понравится не всем. Особенно в этой книге, в которой форма превалирует над содержанием и повествование сильнее кренится от фабулы к личности автора. Кто-то обязательно гневно вскричит: "Вы нам историю рассказываете? Так расскажите же ее без лишних подробностей. Тогда фактуры останется на пару страниц?! Господи, да вы просто иллюзионист". А кто-то увидит волшебника.

Культура Литература