Новости

05.10.2011 00:39
Рубрика: В мире

Загнанные в балканский угол

Почему сербов до сих пор боятся в Евросоюзе?

Что сегодня происходит в Косово? Почему именно сербы оказались загнанными в балканский угол?

На эти и другие вопросы корреспонденту "РГ" ответил президент Республики Сербской, входящей в состав Боснии и Герцеговины (БиГ), Милорад Додик.

Российская газета: Отчего на Балканах именно сербы стали "нежеланным ребенком" Европы?

Милорад Додик: В момент развала СФРЮ сербы были меньше всего заинтересованы в том, чтобы браться за оружие. Но мы взяли его. В результате получили демонизацию нации и судебные гонения на наше руководство.

К сожалению, в силу ряда обстоятельств, в том числе навязанных извне, сербы не только оказались с плохой стороны истории, но по своей наивности еще и согласились с таким раскладом. Запад не замедлил пойти по пути наказания сербов, предопределив им роль "плохих парней". Так было в Боснии. Так происходит сейчас и в Косово.

Наш подход в отношении Косово заключается в непризнании суверенитета края

РГ: Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы Балканы перестали называть "пороховой бочкой" Европы?

Додик: С точки зрения некоторых других народов, видимо, было бы лучше, чтобы Сербия, как государство на Балканах, перестала существовать. Это бы, наверное, привело к стабилизации региона. Но такой вариант, конечно, исключен.

Западные страны никогда не переставали бояться возможного усиления сербов, развития наших связей с Россией и из-за этой боязни пытались провести грань между их национальными и государственными интересами. Например, раньше на встречи политиков из Сербии и Республики Сербской Запад смотрел с ужасом.

Моментально следовало одергивание или наказание. К счастью, сейчас к этому относятся несколько спокойнее. Хотя недооценка значения сербского народа на Балканах, я думаю, определена Западом в качестве его долговременной стратегии.

На мой взгляд, единственная концепция для современных Балкан - это жить каждому в своей стране, жить непременно в мире и чтобы этот мир был гарантирован.

РГ: Каково ваше отношение к выдаче Сербией трибуналу в Гааге "в ускоренном режиме" всех, кто числился в международном розыске? Согласны ли вы с тем, что Сербия таким образом предала своих национальных героев?

Додик: Негативное отношение к Международному трибуналу по бывшей Югославии (МТБЮ) у нас, безусловно, присутствует. Оно связано с тем, что его внимание к представителям других национальностей не было адекватным. Степень их ответственности принижалась, а требования по их выдаче не были столь жесткими, как в отношении сербов.

Не так давно вскрылись некоторые весьма характерные факты. В числе интересовавших МТБЮ лиц находился и лидер боснийских мусульман Алия Изетбегович. Однако расследование не велось. В итоге дело было закрыто. Примечательно, что это случилось в день его смерти. Значит, в Гааге ждали этого момента. То же самое было и в случае с руководителем боснийских хорватов Франьо Туджманом. Выяснилось, что он находился в списке обвиняемых по тому же делу, по которому недавно был осужден генерал Анте Готовина. Так что и Туджмана, будь он жив, должны бы были осудить. Очевидно, трибунал не хотел, чтобы это случилось.

Однако говорить на данную тему с позиции эмоций и называть выдачу обвиняемых предательством со стороны Сербии, мне кажется, не стоит. Подписав мирное соглашение, страна взяла на себя обязательства по сотрудничеству с трибуналом и должна была их выполнить. Более того, на мой взгляд, сербы избежали бы закручивания гаек, предпринятого Западом в последние годы, если бы все обвиняемые отнеслись к этой обязанности с должной ответственностью и своевременно отправились в Гаагу.

РГ: Готовы ли сегодня сербы вновь взяться за оружие в Косово?

Додик: Все, что происходит в Косово, в том числе и сейчас, является результатом ошибки, допущенной Сербией, когда она под давлением США и Европы сняла с голосования на Генассамблее ООН свою декларацию в отношении незаконного провозглашения независимости Косово. В тот момент документ мог получить одобрение.

Наш подход в отношении Косово заключается в непризнании суверенитета края и прекращении диалога с албанскими властями. Действовать надо методами, использовавшимися Ганди. Они часто оказываются эффективными. Вооруженный конфликт был бы не в интересах Сербии. В этом случае ей пришлось бы воевать с НАТО.

В мире Европа Босния и Герцеговина В мире Европа Сербия Косово Проблема Косово Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники