Новости

12.10.2011 00:20
Рубрика: Общество

7 тысяч обид

Вчера в Москве завершил работу IV съезд Уполномоченных по правам ребенка

За два дня работы форума правозащитники из 76 российских регионов успели обсудить наиболее болезненные проблемы детства. Цифры, прозвучавшие в выступлении открывшего форум Уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова лишь подтвердили высокую степень тревожности этих проблем.

По-прежнему пугающе выглядит статистика преступлений против жизни и здоровья детей. Только в 2011 году жертвами криминала стали 48,1 тысячи несовершеннолетних, из которых 723 ребенка погибли, а еще более 1 тысячи детей причинен тяжкий вред здоровью. За этот же неполный год против 4,9 тысячи ребят совершены преступления сексуального характера. "Это - очень много", -  подчеркнул Астахов. Не становится меньше и случаев жестокого обращения с детьми в семьях. Лишь по официальным данным МВД России в 2011 году были взяты на учет 45,5 тысячи горе-родителей. По фактам домашнего жестокого обращения возбуждено 4048 уголовных дел.

Уже только эти цифры подтверждают необходимость института уполномоченных по правам ребенка. Хотя в пользу работы этого института говорит и другая, более жизнеутверждающая статистика, обнародованная на съезде. Количество детей в интернатах сократилось на 26 процентов, появились разнообразные формы семейного воспитания сирот - опекунские, приемные, патронатные. Например, из 100 тысяч детей-сирот, вновь выявленных в прошлом году, только около 14 тысяч были переданы в казенные учреждения, остальные - устроены в семьи. По сравнению с 2007 годом, на 37 процентов больше отцов и матерей, прежде лишенных по суду родительского звания, смогли восстановить свои права.

За всеми этими цифрами, дающими робкую надежду на улучшение ситуации, видятся и усилия детских правозащитников. По данным Павла Астахова, за последние 1,5 года российские омбудсмены детства рассмотрели более 7 тысяч обращений граждан, касающихся нарушений прав детей. И количество таких обращений растет, так как "появился институт уполномоченного, куда можно пожаловаться", - заметил он.

Эффективность работы защитников детства во многом определяется тем, насколько независимы они в своей позиции и деятельности от региональных властей. Во многих субъектах Федерации эта должность учреждена при местной администрации или ее руководителе, где-то она входит в аппарат "взрослого" уполномоченного по правам человека. Единого положения на этот счет нет, право учреждать должность регионального омбудсмена детства и определять его должностной статус было предоставлено самим регионам. Но, как показывает жизнь, институт детских уполномоченных должен быть независим от любого органа власти. Павел Астахов привел пример тех территорий, где это уже поняли: в Хабаровском, Кемеровском крае и Татарстане защитники детства уже выведены из аппарата уполномоченных по правам человека. Также он доложил участникам форума, что уже есть поручение президента РФ подготовить федеральный закон об уполномоченных по правам ребенка, который может решить эту проблему.

Основная задача съезда, как говорил перед его началом главный детский правозащитник России, - выработка стратегических направлений деятельности уполномоченных по правам ребенка и сплочение команды для решения самых острых проблем.

О том, что волнует и какие первоочередные задачи ставят перед собой российские защитники детей решила спросить у самих участников форума.

мнения

Когда в перерыве подошла к Игорю Морокову, он заканчивал разговор по мобильному: "…ни себя не жалею, ни аппарат свой жалеть не стану, поезжайте туда, не откладывая", - услышала я его последнюю фразу, в сердцах брошенную собеседнику, и, кажется, догадалась, о чем шла речь. Утром СМИ уже передали сообщение: в Свердловской области произошло ЧП: 16 воспитанников СпецПТУ из поселка Рефтинский совершили побег из этого закрытого учреждения.

Игорь Мороков, уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области:

- В этом спецПТУ содержатся ребята, которые совершили уголовные преступления, но в силу возраста в колонию не попали. В случившемся, я думаю, все же виновато не училище, - там замечательный руководитель, Владимир Николаевич Хуторной, заслуженнейший человек, педагог с большой буквы. И, считаю, дело тут не в воспитательной системе самого учреждения, а в порядке комплектования таких спецучилищ. Мы уже сталкивались с этим. Ошибка, если хотите, системного порядка: комплектуются эти спецучреждения Минобрнауки РФ, они не подчинены субъектам Федерации. И сегодня в Рефтинском спецПТУ живут, учатся, перевоспитываются ребята, 80 процентов которых прибыли сюда из других, далеких от этого места регионов. Мы запросили в Минобразования России списки - а наши-то, из Свердловской области мальчишки и девчонки где сидят? Выяснили: больше 360 наших свердловских в таких же спецПТУ и спецшколах в других областях.

Разорвано самое главное - семейные связи, воспитательный и реабилитационный ресурс оказался потерян. И эти ребята, как правило, бегут домой. Вот и сегодняшней ночью такое случилось - 16 воспитанников сбежали, четверых, правда, уже нашли, вернули. Мои специалисты - это я с одним из них говорил - туда выехали, будем разбираться. Первая наша задача установить доверительные отношения с ребятами, чтобы понять причины случившегося. Будем помогать…

Три проблемы детства, которые тревожат больше всего:

  1. Жестокое обращение с детьми, а еще больше волнует латентность таких случаев, их низкая выявляемость;
  2. социально-педагогическое сопровождение детей-сирот, выпускающихся из детдомов и интернатов;
  3. необходимость модернизировать работу комиссий по делам несовершеннолетних.

Моя вторая собеседница, Светлана Жукова, как и Павел Астахов, считает, что России нужен закон, регламентирующий права и обязанности уполномоченных по правам ребенка.

Светлана Жукова, уполномоченный по правам ребенка в Хабаровском крае:

- У нас в крае принят соответствующий закон, и с 1 января 2012 года уполномоченный по правам ребенка будет в статусе уже совершенно самостоятельного и независимого лица, которое станет утверждаться заксобранием на пять лет. Оказать давление на него не будет возможности ни у того, кто его рекомендовал на эту должность, ни у того, кто его утверждал. Хотя, скажу совершенно искренне, мы и до сих пор находили взаимопонимание и с исполнительной, и с законодательной властью.

К сожалению, состояние дел в детской сфере у нас тяжелое, что объяснимо: сама социальная ситуация, в которой оказались семьи очень тяжелая. Отсюда - появление все новых сирот при живых родителях, подростковая преступность, просто трудные ребята. Дети лишены "защитного каркаса" в виде крепкой, благополучной и заботливой семьи. Бедность, наркомания, алкоголизм старшего поколения разрушают такой каркас. Особенно это проявляется в сельской местности, в депрессивных районах, где нет работы и где многие семьи живут на детские пособия.

Три проблемы детства, которые тревожат больше всего:

  1. Жестокое обращение с детьми. И в семьях, и в школах, и в других детских учреждениях;
  2. Жилье для детей-сирот. К сожалению, край не может самостоятельно решить эту проблему. На наш взгляд, тут надо бы поступить, как и с проблемой обеспечения жильем ветеранов, которую регионы решили совместно с Федерацией. Иначе - никак. Потому что, если озвученную на съезде цифру в 6 миллиардов рублей, которые планируется выделить на эти цели в течение трех лет, поделить на число нуждающихся сирот, - получится по 20 тысяч на каждого. Рублей, разумеется;
  3. Улучшение демографической ситуации в крае (что, конечно, радует) повлекло за собой острую нехватку детских дошкольных учреждений.
Общество Семья и дети Защита детей