10.10.2011 23:18
    Рубрика:

    Юрий Богомолов: "Мастер и Маргарита" в компании ученых-интерпретаторов

    Событием минувшей недели я бы назвал очередное явление на телеканале "Культура" телеверсии "Мастера и Маргариты" в компании ученых-интерпретаторов булгаковского романа. Антисобытием - клонящийся к закату проект "Призрак оперы". В будни можно было без отвращения смотреть детективный сериал "Охотники за бриллиантами". Уикендовский репертуар скрасили юбилейные воспоминания о Евгении Евстигнееве и напоминания о фильмах, в которых он играл. Вызовом со стороны "Культуры" стало новое шоу "Большая опера".

    Вызов и ответ

    Теперь мы можем воочию сравнивать "оперных призраков" Киркорова, Билана, Лещенко, Валерию, Лорак с реальными оперными артистами, что участвуют в конкурсе на "Культуре" в уникальной программе "Большая опера".

    Скажу так: дистанция огромного размера.

    На Первом играются в оперу. Там всеми силами и неправдами стирается граница между оперным вокалом и эстрадным пением в пользу последнего. Даром что ли "Призрак", едва начав с оперных арий, дальше стал спускаться по жанровой лестнице со ступеньки на ступеньку - оперетта, мюзикл, романс, итальянская песня... В результате мы видим оперную самодеятельность, которую снисходительно поощряют профессионалы, образовавшие жюри - Любовь Казарновская, Зураб Соткилава и Роман Виктюк.

    На "Культуре" поют оперу. Строго говоря, это не шоу, а конкурс - состязание с элементами шоу, под коими я подразумеваю телеведущих Аллу Сигалову и Святослава Бэлзу, их конферанс, а также комментарии членов высокого жюри. Имена тоже высокие - Тамара Синявская, Елена Образцова, Генеральный директор Латвийской национальной оперы Андрейс Жагарс, доцент Академии хорового искусства Дмитрий Вдовин, кинорежиссер Владимир Хотиненко.

    Оба жюри авторитетны, да функции у них заметно различны.

    Первое напоминает бригаду тостующих на некоем торжестве - столь велеречивы их сказания, предваряющие оценки, столь пафосны их вердикты. "Лещенко! Вы есть сама музыка!!!" - провозглашено Виктюком.

    Роман Григорьевич - несомненный чемпион по славословию. Каждая его здравица - отдельное произведение искусства. Прочее на шоу уже не так занимательно.

    Вторая коллегия, кажется, всерьез занята своим непосредственным делом - выявлением лучших из лучших, а пикировка с шоуменами, кокетливые реверансы в сторону публики и дирижера Феликса Коробова у них на втором месте. Не знаю почему, но этой судейской коллегии я доверяю. С оценками этих судей я проверяю свои эстетические впечатления и ощущения, словно чувствую себя на экзамене у них.

    Противостояние "Призрака оперы" и "Большой оперы" вот в каком отношении поучительно. Высокие и низкие жанры в художественной культуре обречены на сосуществование и даже на взаимодействие, и более того, на взаимопроникновение, но слить их в один котел невозможно. Напрасный труд. Телевидение - великий миксер, но и оно бессильно, как показал вызов "Призрака оперы", ответом на который явилась "Большая опера".

    Гламур и армия - едины!

    В минувшее воскресенье Великий телемиксер Первого канала начал смешивать нечто казалось бы совершенно несовместное - гламурное воинство и армейские порядки. Проект называется "Специальное задание". В заставке мы видим, как осыпается с какой-то топ-модели бижутерия, мгновенно, с помощью компьютера, оголяется скальп. Чей? Бог знает... Может, экс-невесты Димы Билана?.. А вдруг Веры Брежневой?..

    ...Два десятка попсовых артистов и иных медиа-персонажей посадили на две или три платформы и повезли в степь. Там на них налетело несколько военных вертолетов. Всю тусовку подняли в воздух и опустили уже в лесостепной зоне, откуда им пришлось совершить марш-бросок до военной базы. Авраам Руссо пришел последним. Вон - из проекта. Авраам не сильно огорчился. Он - первый герой. Остальные пусть поотжимаются, пусть наиграются в действительную службу, как это было с героиней недавно показанного по телевизору голливудского боевика "Солдат Джейн".

    Дальше все понятно. Это шоу - последняя модель "Последнего героя". Оригинально название - "Выживший". Внове - обилие компьютерной графики, которая придает "картинке" дополнительную зрелищность, дополнительный экшен. Драматургия прозрачна до донышка. Сначала медиа-персонажей будут учить беспрекословному подчинению, потом их начнут грузить изнурительными заданиями, потом затеют какую-нибудь военную игру на пересеченной местности и т.д.

    Все бы ничего, если бы это было просто кино. А то ведь это - не что иное, как поставленное "реалити" на уровне достоверности рекламного ролика для призывников.

    Получился еще один призрак. Призрак блокбастера.

    Душа артиста - потёмки?..

    В биографическом очерке "Три жизни Евгения Евстигнеева" (Первый канал), сделанном с полным уважением к артисту, авторы не нашли места для упоминания о фильме, где молодой Евстигнеев в далеком 1962 году впервые снялся в главной роли, - "Никогда" (режиссеры-дебютанты Владимир Дьяченко и Петр Тодоровский).

    Не помню, почему так фильм назывался. Евстигнеев играл замкнутого в себе директора, кажется, кораблестроительного предприятия. Помню, что там была какая-то производственная коллизия. Остальное подзабылось за давностью лет, кроме одной сцены. Той, где герой Евстигнеева, манипулируя вилкой и ножом, исполняет пьесу для барабана без оркестра. "Чужая душа" приоткрылась, прояснилась; она оказалась джазовой, рвущейся на свободу...

    Высокие и низкие жанры в художественной культуре обречены на сосуществование

    Этот герой, в сущности, - ключевой персонаж к пониманию природы дарования артиста, главные роли которого ("Зимний вечер в Гаграх") были сольными импровизациями, а эпизодические ("Место встречи изменить нельзя" и "Мы из джаза") - смотрелись как украшения джем-сейшенов.

    У авторов был замечательный шанс проникнуть в душу дарования великого артиста, а они просто нанизали на скелет биографии актера несколько фрагментов из его фильмов, несколько синхронов его друзей и коллег... Получилась елка имени Евгения Евстигнеева. Нарядная, приятная, но не более того.

    Когда "более того"...

    Телеканал "Культура" не просто еще раз прокрутил в эфире сериал "Мастер и Маргарита". Он предварил ежевечерние его показы лекциями о романе Булгакова. Замечательная придумка - оснастить читаное-перечитаное несколькими интерпретациями его содержания.

    ...В эфир снова явился Воланд. Помимо знакомой свиты в составе Коровьева, Азазело и Кота-Бегемота в эфир к зрителям пришли трое ученых - Мариэтта Чудакова, отец Андрей Кураев и православный мыслитель Александр Ужанков.

    Если Чудакова подробно рассказала о трудностях сочинения романа Булгакова и прохождения его сквозь непроницаемую стену советской цензуры, то два других лектора поговорили с нами о трудностях понимания его с точки зрения канонического православия.

    С точки зрения канонического православия, роман Мастера о Пилате - обманный роман. Как и роман самого Булгакова о Воланде. С этим готов поспорить. Но в другой раз.