Новости

13.10.2011 13:35
Рубрика: В мире

"Сапфир" взяли на абордаж

Российский траулер оштрафован на 450 тысяч крон

Траулер "Сапфир-2", задержанный норвежской береговой охраной 28 сентября, освобожден. Судно отпущено из порта Тромсе 10 октября после предъявления банковской гарантии о том, что будет уплачен штраф в сумме 450 тысяч норвежских крон.

Международный скандал, связанный с задержанием мурманского траулера "Сапфир-2" норвежской береговой охраной 28 сентября в "самопровозглашенной" 200-мильной зоне Шпицбергена, миновал острую фазу. Судно освобождено и приступило к промыслу, а решение о наложении штрафа судовладелец намерен оспорить в суде.

Напомним, поводом для задержания судна послужило то, что экипаж траулера якобы выбрасывал за борт выловленную рыбу, сообщил генеральный директор компании "Содружество плюс" Владимир Григорьев.

По его словам, норвежская береговая охрана никогда еще не действовала так жестко. Инспекторы изъяли не только промысловый, но и судовой журнал, чего раньше никогда не делалось. Более того, норвежцы не допустили на борт траулера российских инспекторов Баренцево-Беломорского территориального управления (ББТУ) Росрыболовства РФ.

- В 20.00 28 сентября старший инспектор норвежской береговой охраны выдал капитану "Сапфира-2" Писаренко предписание о задержании судна и направлении его в порт Тромсе, - рассказал Владимир Григорьев. - Капитан связался с инспекторским судном ББТУ "Анграпа" и получил распоряжение лечь в дрейф и дождаться подхода "Анграпы" для проведения совместной проверки. Увидев, что капитан ведет переговоры, норвежцы предприняли все меры для того, чтобы отключить связь на судне. Так как капитан "Сапфира-2" отказался следовать в Тромсе до подхода "Анграпы", на его борт дополнительно высадились восемь норвежских инспекторов, а траулер самостоятельно взяли на буксир. Затем судно норвежской береговой охраны "Норд-Кап" отбуксировало "Сапфир-2" в Тромсе.

При этом, по словам Владимира Григорьева, российские инспекторы попытались выйти на связь с "Норд-Капом". Норвежские силовики долго не отвечали, а затем заявили, что не намерены допускать на судно инспекторов ББТУ, и увеличили ход до десяти с половиной узлов. "Анграпа" шла следом. Капитан Писаренко даже принял решение нажать кнопку, сигнализирующую о захвате судна террористами. На сигнал начали подходить суда, которые вели промысел неподалеку. Но норвежское промысловое судно, которое тоже оказалось в том районе, не позволило российским траулерам подойти к задержанному "Сапфиру-2".

Траулер был доставлен в Тромсе 1 октября. Спустя два дня норвежская полиция допросила капитана Владимира Писаренко. Однако подписать протокол допроса капитан отказался, заявив, что в тексте его слова воспроизведены неточно. Как сообщил Владимир Григорьев, сейчас с участием нанятого компанией адвоката содержание протокола восстанавливается по аудиозаписи.

Помимо капитана, доля обвинений досталась еще двоим членам экипажа судна. Старпома "Сапфира-2" обвинили в противодействии норвежским властям. Дело в том, что он записывал на диктофон все разговоры, которые вели норвежцы на борту российского судна. Когда те попытались изъять у старпома диктофон, он отказался его отдать, поскольку записывающее устройство было не корабельным, а его личным имуществом. Диктофон он отдал только полиции после прибытия в Тромсе. А технолог "Сапфира-2" обвиняется в том, что он не содействовал береговой охране при проведении проверки.

- Но это уже анекдотичная ситуация, - рассказал Владимир Григорьев. - Во-первых, к нему за содействием никто из норвежских инспекторов не обращался. А если бы и обратился, то технолог все равно не смог бы оказать никакого содействия, поскольку он не владеет ни одним иностранным языком. Как ни странно, норвежская прокуратура отказала в предоставлении обвиняемым морякам бесплатных адвокатов. В связи с этим они отказались давать показания.

В свою очередь, представители береговой охраны сообщили норвежской телекомпании, что у них есть материалы фото- и видеосъемки, на которых видно, как несколько рыб падают с борта судна в море. Но, по мнению мурманских экспертов, такие же случаи бывают и у норвежцев, и к ним далеко не всегда принимают аналогичные меры. Рыбаки считают, что норвежское законодательство в этом отношении оставляет желать лучшего. В частности, нет четкого определения, что считать выбросом рыбы. Ведь рыба может выпасть из трала случайно, при подъеме на борт.

За три месяца это уже шестой арест российских судов, подчеркивают мурманские рыбопромышленники. Таких массовых задержаний не было еще никогда, тем более никогда не изымались судовые журналы. При этом эксперты отмечают, что позиция российских властей тоже стала более жесткой. Несколько дней назад в Росрыболовстве состоялось совещание, в ходе которого был затронут этот инцидент. В тот же период представители российского МИД вручили норвежскому послу ноту протеста с требованием освободить судно. Подобных случаев не было уже давно.

Кстати, норвежская береговая охрана оказывается права далеко не всегда. Российские рыбаки выигрывают едва ли не половину судебных процессов, связанных с подобными случаями. Кстати, эти процессы в большинстве своем проходят именно в норвежских судах. В итоге скандинавам приходилось возвращать россиянам расходы, связанные с задержанием. Правда, есть такое понятие, как затраты от упущенной выгоды. Как правило, они соизмеримы с прямыми затратами на переход после задержания, топливо, стоянку в порту, выплаты экипажу, ведь во время дознания траулеру приходится много дней проводить в порту. Возместить эти затраты - крайне сложная и дорогая сама по себе юридическая процедура, на которую обычно никто не решается.

Один из самых важных вопросов в подобных разбирательствах - это доказательная база. Наиболее надежна видеосъемка. Руководство Союза рыбопромышленников Севера (СРпС) после инцидента с "Сапфиром-2" планирует оборудовать рыболовные суда видеокамерами, которые фиксировали бы все, что происходит на судне в момент проверки. Появилась даже идея снимать сам производственный процесс на борту.

- Мы приглашены на 44-й Всенорвежский съезд рыбаков и хотим там высказать свою тревогу и озабоченность по поводу отсутствия единых мер регулирования промысла в Баренцевом и Норвежском морях, - отметил генеральный директор СРпС Василий Никитин.

Прямая речь

Сергей Тарасов, начальник Двинско-Печорского территориального управления Федерального агентства по рыболовству:

- Основополагающим документом рыбопромысловых отношений с Норвегией является договор от 9 февраля 1920 года между Норвегией и другими странами. Россия присоединилась к нему в 1935 году. Тогда между Россией и Норвегией было определено, что все внутренние водные биологические ресурсы, которые находятся в Норвежском и Баренцевом морях, являются единым экологическим запасом. Тем не менее в 1977 году Норвегия единолично вносит документ, который якобы устанавливает, что зона вокруг Шпицбергена является некой особоохраняемой зоной. СССР подает ноту протеста по этому заявлению. Согласно договоренности, ни Россия, ни другие страны не стали рассматривать эту 200-мильную зону как зону Норвегии. Все наши суда, которые находятся на промысле на данном участке, подчиняются законам РФ. То есть это закон о рыболовстве, правила вылова рыбы для Северного бассейна и так далее. Тяжело комментировать это событие, произошедшее с траулером "Сапфир-2", притом что норвежская сторона является нашим добрым соседом.

Андрей Заика, судовладелец, председатель "Рыбакколхозсоюза" Архангельской области:

- На момент задержания траулера "Сапфир-2" в его трюмах находилось три тонны выловленной рыбы. Это небольшое количество, так как за день до инцидента судно произвело отгрузку продукции. Этот факт еще раз говорит о том, что действия норвежской инспекции были неадекватны ситуации. А наказание несоизмеримо с нарушением. Я не исключаю того, что несколько рыбин попали на транспортер в ходе сброса отходов, но технологические издержки всегда были и будут. Случалось и такое, что мешок с не одной тонной рыбы обрывался в море.

Я неоднократно отмечал, что активизация подобных действий норвежской стороны происходит накануне ежегодного ноябрьского заседания норвежско-российской комиссии по рыболовству. В этом году она пройдет в Калининграде. Таким образом норвежцы, видимо, пытаются получить какие-то бонусы.

Кстати, в Тромсе на борт "Сапфира" не пускали представителей российского посольства и агентства по рыболовству, что мне кажется странным. Поводов к такому отношению экипаж не давал - все 32 человека, входящих в состав экипажа судна, вели себя корректно.

В мире Европа Норвегия Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Архангельская область Скандал вокруг задержания российских судов близ Шпицбергена