Новости

14.10.2011 00:20
Рубрика: Происшествия

Вагон строгого режима

Суд отклонил жалобы арестантов на плохие условия перевозки

Верховный суд России вчера оставил без удовлетворения иск осужденного Евгения Ракова, который оспаривал нормы перевозки заключенных по территории страны в железнодорожных вагонах, больше известных как "вагонзаки" или "столыпинские".

Многие из тех зэков, кто прошел через длительные железнодорожные этапы, рассказывают, что очень часто "вагонзаки" забиты под завязку и заключенные едут в них как сельди в бочки.

Кому-то, как утверждают арестанты, приходится даже стоять по очереди. Причем из-за переполненности конвоиры физически не могут вывести всех зэков в единственный туалет. Летом возникает и другая проблема - в "вагонзаке", оборудованном холодильником и микроволновкой, а в старых вариантах обычной печью, напрочь отсутствует кондиционер, и во время стоянок вагон превращается в настоящую душегубку. Происходит это от того, что на время остановок конвоиры зарешеченные окна задраивают, чтобы никто ничего не передал заключенным.

В своем обращении в суд Евгений Раков просил признать недействующим один из пунктов инструкции, согласно которому осужденных перевозят либо в больших камерах размером около трех квадратных метров, рассчитанных максимально на 16 человек, либо в малых - на шесть человек каждая. Таких камер в каждом из пяти типов спецвагонов по восемь-девять штук - на 80 мест в общей сложности. А также по шесть полок в больших купе, где предусмотрены перекидные конструкции, на которых можно лежать, а также несколько сидячих мест. По мнению осужденного Ракова, транспортирование в этих условиях приближено к пыткам. По его мнению, существующие международные нормы обязывают власти обеспечить более комфортные условия перемещения осужденных.

В свою очередь представитель минюста Павел Михайлов утверждал, что все необходимые санитарные правила соблюдаются - в вагонах есть туалет, место для умывания, кухня. Он же в начале заседания попросил суд провести слушания в закрытом режиме без журналистов, сославшись на служебную тайну. Однако судья этого делать не стала.

Кстати, товарная информация о вагоне "для перевозки спецконтингента 61-4500" свободно размещена на сайте завода-изготовителя с подробным чертежом и фотографией. В итоге Михайлов рассказал при журналистах, что окна, хоть и закрытые решетками, могут открываться для проветривания, освещение обеспечивается светом сквозь непрозрачные стекла и светильниками. По его мнению, количество камер и их площадь практически соответствуют обычному плацкарту.

При этом расчет мест для перевозки данного спецконтингента производился по нормам общего вагона, где не гарантировано лежачее место. Михайлов отметил, что, как правило, переезды не занимают более 12 часов. Кроме того, по его словам, служебная инструкция ограничивает конвоиров в размещении заключенных в вагонах. С учетом, что по дороге не планируется высаживать осужденных, заполненность вагона не может быть больше 70 процентов.

- Никогда спецвагоны не следуют набитыми под завязку, - заверил суд Михайлов.

Его поддержал представитель МВД Гайк Марьян, который сообщил, что на размещение в спецвагонах обычно никто не жалуется, чаще поступают жалобы на транспортировку в автозаках.

- Нигде не установлено, что все должны быть обеспечены спальными местами: пассажиры за свои деньги ездят в общих вагонах на дальние расстояния, это не считается нарушением каких-то прав, - сказал Марьян.

Представитель Генпрокуратуры счел доводы заявителя безосновательными и попросил суд оставить его обращение без удовлетворения. В итоге судья Валентина Емышева подтвердила законность существующих правил размещения заключенных в вагонах.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке