Новости

18.10.2011 00:55
Рубрика: Экономика

Постучите по банкомату

Россия - рай для карточных мошенников

В России стремительными темпами растут потери от мошенничества с банковскими картами. За первое полугодие 2011 г. рост составил около 70%. Если тенденция сохранится, то на конец года мы выйдем почти на миллиардное увеличение потерь по картсчетам. Под наибольшей угрозой - банкоматная сеть, где сумма мошеннических списаний выросла в три с половиной раза (на 250%). Если такой темп роста продолжится и во втором полугодии, то к концу года мы получим банкоматных потерь около 2 млрд рублей. Данные были озвучены на международной конференции "Банковские карты: эффективный бизнес".

Рост потерь по банковским картам идет по всему миру, но таких темпов, похоже, нет ни в одной стране. Общие мировые потери за прошлый год оцениваются в 7 млрд долларов. Из них 5% карточная индустрия потеряла в банкоматной сети и 95% - в торговой. Больше всего мошеннических транзакций (45%) идет в Интернете. На сегодняшний день это бич платежных систем во всем мире. Второй бич - скимминг. Число установок на банкомат скимминговых устройств уже три года держится примерно на одном уровне. В Европе это около 10,5 тыс. случаев в год. Единственно, что удалось снизить европейцам, - финансовые потери от скимминга, примерно на 217 млн евро за два последних года. И убрать со своей территории обналичивание поддельных карт. Сейчас по европейским картам большую часть составляют трансграничные потери, а не внутренние. Поскольку территория Европы теперь массово оснащена терминалами, обслуживающими по чипу, несанкционированные операции по картам европейцев происходят за пределами Старого Света.

Именно Россия становится одной из стран, где мошенники снимают деньги с банковских карт, выпущенных за рубежом. У нас в стране, в отличие от всего мира, внешние потери превалируют над внутренними (29% потерь по нашим картам, 71% - по зарубежным). И львиная доля потерь приходится не на Интернет, а на банкоматы и торговлю. Хотя и в Интернете у нас пошел лавинообразный рост потерь. Эксперты связывают это с тем, что многие банки переходят на интернет-эквайринг, а население начинает активно использовать карты для оплаты в сети товаров и услуг. В денежном выражении с картсчетов в России за 2010 год несанкционированно снято 13 млн долларов по нашим картам и 33 млн долл. по зарубежным.

При этом в банкоматной сети потери оцениваются в 18 млн долл., в торговой - в 27 млн и 1 млн долл. потерь дала интернет-торговля. Средняя мошенническая операция в банкомате - 239 долл., в торговой сети - 147 долл., в Интернете - 201 долл. "Если во всем мире 40% потерь дает интернет-торговля, то у нас перекос идет в сторону банкоматов. Казалось бы, это самая защищенная операция с использованием ПИН-кода. На самом деле риск компрометации таких операций очень высок именно в России", - признает Николай Пятиизбянцев, начальник сектора департамента безопасности Газпромбанка. И что самое неприятное - часто украденные деньги на карты владельцев не возвращаются. Потому что мошенническое списание идет с набором ПИН-кода. А раз так - ответственность несет владелец карты. Даже если транзакция шла в Москве, а он в это время разгуливал по Парижу, ему придется долго доказывать свою непричастность.

По данным Ассоциации российских членов Европей (АРЧЕ), в прошлом году в России произошло 250 инцидентов с банкоматами: 61 физическое нападение; 1 захват карты; 48 установок вредоносного программного обеспечения и 140 установок скимминговых устройств. Мошенники атакуют все модели ведущих производителей - никакого "лидера" по моделям банкоматов нет. По географии атак безусловным лидером является Москва (51% установки скимминговых устройств), затем Санкт-Петербург (12%), Краснодар (10%), Ростов-на-Дону (6%), Тольятти (4%), Смоленск (3%) и др.

Пока цифры не столь угрожающие, как в Европе, но темпы роста впечатляют. В 2009 году банкоматные потери оценивались в 348 млн руб., в 2010-м - уже 558 млн. "За первое полугодие рост составляет уже 250% - это в три с половиной раза больше, чем за прошлое полугодие. Если такой темп роста сохранится, то к концу года мы получим около 2 млрд руб. банкоматных потерь. Цифра колоссальная и настораживающая, - считает Николай Пятиизбянцев. - Анализ потерь за первое полугодие в POS-терминалах в торговых сетях прироста не дал никакого. Получается, что 70% прироста общих потерь у нас дали банкоматы и Интернет".

Одна из причин такого роста - чисто технологическая. "Устройства, которые направлены на похищение информации с банкоматов, скимминговые накладки сейчас фабричного изготовления. Это современные технологии, это инженеры-разработчики, это международные преступные группы, которые поставили данный бизнес на промышленную основу. И вендоры, по моему мнению, эту борьбу проигрывают, - считает Николай Пятиизбянцев. - Те решения, которые предлагают вендоры по антискиммингу, - достаточно дорогие и обычно затрагивают новый парк банкоматов. Сейчас можно взять любую модель банкомата и под нее в Интернете относительно дешево заказать накладку, которая будет подходить и по размеру, и по цвету. И не каждый банковский специалист определит, что это накладное устройство. Человек, не обладая никакими специальными знаниями, просто в Интернете заказывает эти устройства. Раньше это стоило около 5 тыс. долл., сейчас цены упали до 1-2 тыс. долл. Установка скимминговой накладки окупается за час работы".

По словам эксперта, сейчас идет второй этап в производстве антискимминговых накладок. Первично это были пассивные накладки, которые просто затрудняли установку скиммингового устройства. Мошенники уже сейчас доказали их неэффективность. Все новые скимминговые накладки готовятся под пассивные антискимминговые. Сегодня предлагаются активные антискимминговые устройства - они подавляют работу накладки с помощью электромагнитных волн. На сегодняшний момент они достаточно эффективны. Случаев, когда мошенники изготовили накладку, которая противостояла данному антискиммингу, пока не зафиксировано. Но они очень дороги - почти 1500 евро на один банкомат. И в принципе, с технологической точки зрения для мошенников ничего не стоит сделать экранированную скимминговую накладку, которая будет защищена от такого подавления, считают эксперты. И предупреждают, что сейчас в опасности не только уличные банкоматы, а абсолютно все, даже на закрытых территориях. Так, некоторое время назад у нас прошла волна установки накладок на банкоматы, которые стоят в метрополитене, прямо под носом у тамошней милиции. "Есть накладки, которые передают информацию в режиме реального времени с помощью мобильной связи - сим-карта вставляется прямо в накладку и транслирует данные. То есть можно пройти на любую закрытую территорию, поставить накладку, она будет работать, пока батарейки не сядут", - объясняют специалисты.

Почему международные преступные группы облюбовали именно Россию? А потому, что у нас эта деятельность фактически безнаказанна. "Сегодня Россия является благоприятной зоной для использования здесь неправомерных операций по карточкам, - заявляют банкиры. - Если же сравнить цифры потерь платежных систем и данные МВД, то мы увидим, что из 1 млрд 396 млн, которые были похищены в прошлом году, МВД у нас искало только 9 млн рублей. Остальные деньги у нас никто не искал. Естественно, никто не искал и тех, кто похитил эти денежные средства. Одна из причин - у нас большие законодательные пробелы и проблемы с точки зрения расследования преступлений, совершаемых в области банковских карт".

По карточным преступлениям у нас применяются несколько статей Уголовного кодекса. Ст. 183 - сбор сведений, составляющих банковскую тайну, ст. 272 - несанкционированный доступ к защищаемой законом компьютерной информации, ст. 187 - изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных кредитных карт и иных платежных документов, ст. 158 - кража в торговых точках и ст. 159 - мошенничество, хищение путем обмана, злоупотребления доверием. По всем статьям (кроме ст. 187) у нас наказание - до 2 лет лишения свободы. В результате, если даже мошенника ловят на месте преступления с поличным (например, с поддельной картой в торговой сети), его даже не задерживают. "Поскольку наказание за данное преступление небольшое, с точки зрения Уголовно-процессуального кодекса мера пресечения за данное преступление не предполагает лишения свободы. Максимум - это подписка о невыезде, - объясняет сей феномен Николай Пятиизбянцев. - Если злоумышленника поймали, он предъявил свой паспорт и личность его установили, его отпускают, его задерживать не могут, и никаких процессуальных действий в отношении него не ведется. Мошенник имеет возможность уничтожить все остальные следы преступления, предупредить сообщников. Если были компьютеры с информацией о похищенных данных, фабрика по изготовлению карточек и т.д., то все это уничтожается, и пока возбуждается уголовное дело и начинаются процессуальные действия, никаких следов преступления уже нет, и мошенник спокойно избегает наказания".

Вторая проблема, по словам эксперта, статья 187. "Она у нас работает только в отношении фабрик, причем фабрик, которые работают на продажу поддельных карт. Если есть преступная группа, которая изготавливает поддельные карты, при этом не продает их на сторону, а сама же их использует, статья 187 не применяется. Карты поддельные изготавливаются, но поскольку сбыта нет, наказания не будет, - рассказывает эксперт. - И еще, даже если фабрику нашли и ее накрыли, необходимо доказать, что они не просто для себя изготавливают эти карты, а они изготавливают с целью сбыта и сбывают. Для этого необходима серьезная оперативная работа". А она, похоже, не проводится, и вот почему. "В нашем Уголовно-процессуальном кодексе закреплена следующая интересная вещь. У нас досудебное расследование преступлений ведется в двух формах - в форме дознания и в форме следствия. На практике это означает следующее. В подразделениях МВД есть два отдела - дознания с начальником отдела дознания и отдел следствия с начальником отдела следствия. Два совершенно независимых подразделения, у которых своя отчетность, свои планы, свои структуры, - сообщают банкиры. - Согласно Уголовно-процессуальному кодексу часть первая по статье 158 УК и часть первая по статье 159 УК (основные статьи, по которым привлекают за карточные преступления) расследуются в форме дознания, а части вторая, четвертая тех же самых статей - в форме следствия. Здесь происходит конфликт интересов дознания и следствия. То есть задержали мошенника с поличным в торговой точке, возбуждается уголовное дело, ведет его отдел дознания. Дознаватель абсолютно не заинтересован раскрывать всю преступную группу, раскрывать другие эпизоды. Потому что если он начнет это все раскручивать, придется переквалифицировать на другую часть, и у него дело заберут и работа пойдет в отчетность не к нему, а к следователю. И даже если есть признаки, указывающие на то, что, возможно, за этим злоумышленником стоит целая группа и можно это переквалифицировать на другую часть, следователь, даже имея желание, не может возбудить уголовное дело. То есть следователь не может возбуждать уголовное дело, а дознаватель не заинтересован его расследовать". Есть и еще один казус. В статье 26 закона о банках и банковской деятельности, где говорится о банковской тайне, написано, что информация по счетам физических лиц выдается органам следствия по уголовным делам и с согласия начальника отдела следствия. Что это значит? Начальникам отдела дознания и дознавателям такая информация не выдается. То есть пришел клиент, написал заявление, что у него с украденной карты похитили средства, если делом занимается дознание, то банк никому никакой информации не даст. Раз банк никому не дал никакой информации - никого не накажут. "Статья 26 существует достаточно давно, никаких изменений, направленных на то, чтобы ликвидировать такой казус, не происходит", - утверждают в банках.

Вот поэтому сейчас мы имеем такие приговоры. Город Казань, магазин, злоумышленник был задержан с поличным с поддельной картой, когда он пытался купить товар почти на 30 тыс. рублей. Суд его приговорил к наказанию в виде штрафа в размере 5 тыс. рублей. Имея такие наказания, кто не пойдет на преступление.

Экономика Финансы Банки Бизнес - Главное