Новости

18.10.2011 00:49
Рубрика: Экономика

Верят в лучшее, готовятся к худшему

Способны ли наши банки устоять перед новой волной кризиса?

Александр Турбанов, генеральный директор Агентства по страхованию вкладов

Европа охвачена финансовым кризисом, связанным с государственными долгами ряда стран. Возможно, что кризисные явления могут перекинуться и на нас. Насколько серьезны эти опасения, как наша финансовая система способна сегодня противостоять возможной угрозе?

- Каково, на ваш взгляд, состояние нашего банковского сектора на сегодня? Устоит ли он перед потрясениями, которые происходят в Европе?

- Среди экономистов популярно выражение: "Кризис всегда приходит позже, чем его прогнозируешь, но раньше, чем его ожидаешь". Вполне возможно, что мы сейчас именно в такой ситуации находимся. Многие специалисты видят, что глобальные причины, которые породили кризис 2008-2009 годов, не устранены. И теперь они опять выходят на поверхность. Стагнация в реальном секторе экономики выливается в бюджетные дефициты целого ряда стран и приводит к обострению проблемы суверенных долгов. На фондовых рынках сохраняется повышенная волатильность. Поэтому недостатка в пессимистических прогнозах нет. В том числе и относительно развития ситуации в банковском секторе. Но, полагаю, говорить о том, что мы стоим на пороге нового банковского кризиса, оснований нет - все-таки многие уроки учтены.

Сегодня по сравнению с 2007-м докризисным годом запас прочности у банковской системы гораздо больше, хотя она и в большей степени, чем реальный сектор, вовлечена в мировые процессы. Сейчас банкиры стали осторожнее, проблема невозвратных долгов не носит системного характера, а это определенная гарантия того, что в случае возникновения нестабильности ситуация не будет развиваться по наихудшему сценарию.

- А вот отток капитала, который принимает угрожающие размеры, вас не пугает?

- Для реального сектора это фактор, как правило, негативный, а что касается банковского сектора, то я бы не стал его однозначно оценивать. Ведь отток или приток капитала - это разница между приростом иностранных активов и пассивов. И, возможно, некоторые банки таким образом просто страхуют свои риски. Естественно, я имею в виду только правомерную практику. Любые противоправные действия всегда носят негативный характер, и с этим надо бороться.

- Банкротства продолжаются. В трудную ситуацию попадают даже крупные финансовые институты. Чем это вызвано?

- Такое развитие ситуации прогнозировалось. Банковская система преодолела наиболее острую фазу кризиса, однако внутренние проблемы отдельных банков никуда не делись. Они постепенно накапливались и стали явно проявляться. К числу таких банков относятся те, кто вел агрессивную кредитную политику и неадекватно оценивал свои риски.

Совсем недавно имел место самый крупный страховой случай за время существования системы страхования вкладов. Лицензия была отозвана у АМТ Банка.

В случае с Банком Москвы положение дел усугубили корпоративные конфликты. Банк нес на себе также известные политические риски. Плюс добавились прямые правонарушения: в банке имел место вывод средств путем кредитования так называемых "технических" компаний.

При этом надо сказать, что число отозванных лицензий в этом году отнюдь не было угрожающим. Если уйдет с рынка за год 30 банков, ничего страшного не произойдет.

- Эксперты много говорят о том, что опыт АСВ в области страхования вкладов можно перенести, скажем, на рынок ценных бумаг. Как в этом случае будет действовать механизм страхования?

- Финансовые механизмы, которые лежат в основе функционирования системы гарантий на рынке ценных бумаг и страхования вкладов, во многом схожи. В случае если инвестор потерял свои средства, например, в результате банкротства или мошеннических действий брокерской или управляющей компании, его потери компенсируются в установленном законом размере. Источником для компенсаций мог бы стать специальный фонд, финансирование которого осуществляется за счет компаний, предоставляющих услуги на рынке ценных бумаг.

В Европе, кстати, такие системы действуют уже более 10 лет. В 1997 году Европейским парламентом и советом была принята директива, обязывающая все страны ЕС создать у себя системы компенсаций инвесторам.

Решение нашего правительства на этот счет уже есть, дело только за реализацией.

- Страховой рынок также заинтересовался вашим опытом. Ежегодно сотни страховых компаний лишаются лицензий, при этом страдают главным образом их клиенты.

- В мире такая практика давно существует. Например, в Великобритании действует Фонд страхования финансовых услуг, созданный для защиты всей совокупности инвесторов, в том числе участников страхового рынка. Подобные системы действуют в Корее, Малайзии, Сингапуре. Страны ЕС в настоящее время рассматривают возможность предоставления гражданам защиты от нерыночных рисков на рынке страховых услуг.

- Отличительной чертой деятельности АСВ всегда было внимательное отношение к законотворчеству. Есть ли сегодня какие-то интересные идеи на этот счет?

- У нас три основных направления работы: страхование вкладов, ликвидация банков и санация. По каждому из них у нас действительно есть законотворческие идеи.

Например, во время кризиса 2008 года остро возникла проблема неправомерного дробления вкладов. Тогда в банках, лишившихся лицензий, мы выявили фиктивных депозитов на 1,5 млрд руб.

В результате дробления депозитов совокупный размер предъявленных для страхового возмещения требований на сегодняшний день составил 3,3 млрд руб. Это около 6% всех обязательств по страховому возмещению. Сейчас борьба с подобными правонарушениями затруднена. Каждый раз нам приходится доказывать правомерность отказа в выплатах в суде. А это - потраченное время и дополнительные затраты. Законодательные изменения должны закрыть проблему, и мы с ЦБ и минфином активно работаем над этим.

В сфере банкротства наши инициативы направлены на совершенствование процедур ликвидации и усиление борьбы с противоправными действиями бывших собственников и топ-менеджеров банков. Например, у нас есть идея передачи имущества ликвидируемой кредитной организации и обязательств на эквивалентную сумму действующему банку. Это позволит существенно сэкономить время. Сейчас по законодательству мы должны имущество сначала продать и лишь затем расплатиться с кредиторами. Идея нашла понимание и в минэкономразвития, и в ЦБ.

Мы также являемся сторонниками введения уголовной ответственности за фальсификацию отчетности, которая может стать весьма действенным инструментом в борьбе с криминальными банковскими банкротствами, способствовать укреплению банковского надзора и банковской системы в целом. Но пока, к сожалению, работа в этом направлении продвигается с большим трудом.

В сфере санации основная проблема - временный характер закона, на основании которого Агентство осуществляет свою деятельность. Его действие заканчивается в конце декабря. Мы совместно с Банком России ведем работу для того, чтобы трансформировать данный закон в закон постоянного действия. Одновременно будет внесен ряд поправок.

С их принятием механизм передачи активов проблемного банка и пассивов эквивалентного объема будет более понятным и интересным для потенциальных инвесторов. Сейчас установлен порядок закрытого отбора приобретателей имущества и обязательств проблемных банков, по результатам которого определяется единственный победитель. Мы предлагаем законодательно закрепить возможность передачи активов и обязательств не одному, а сразу нескольким приобретателям. При этом определение победителей могло бы осуществляться путем открытых торгов.

Кроме того, круг потенциальных приобретателей имущества станет более широким. Сейчас многих из них отпугивает необходимость в достаточно сжатые сроки оценивать качество и стоимость передаваемых активов банка. Это трудно, к тому же возникают большие риски. В США, например, сама передача активов, как правило, осуществляется на условиях участия страховщика депозитов в возможных убытках приобретателя. Также апробированы варианты с предоставлением опциона на возврат части приобретенных активов ненадлежащего качества или на дополнительное приобретение активов банка. Этот опыт будет использоваться и у нас.

И, наконец, для собственников и менеджмента санируемого банка будет установлена ответственность за причиненный ими ущерб. Те банки, которые передаются нам на санацию, де-факто являются банкротами, но де-юре - нет. Такой законодательный пробел позволяет некоторым нечистым на руку собственникам и менеджерам санируемых банков избегать той ответственности, которую они могли бы понести в случае, если бы у банка была отозвана лицензия. То есть одни и те же действия в зависимости от того, принят банк на санацию или нет, влекут за собой разные юридические последствия. Согласитесь, подобного не должно быть.

Экономика Финансы Банки Компании Госкорпорации Агентство по страхованию вкладов Страхование банковских вкладов Бизнес - Главное