Новости

27.10.2011 00:05
Рубрика: Культура

"Я - комиссия..."

В ЦДЛ представили трилогию Виталия Шенталинского

В Центральном Доме литераторов состоялся вечер "Преступление без наказания: Русские писатели в пору Большого террора" - к выходу трилогии Виталия Шенталинского (издательство "Прогресс-Плеяда").

В 1988 году Виталий Шенталинский выступил инициатором создания Комиссии по творческому наследию репрессированных писателей России. А в 1989 году он начал работу в архивах КГБ, плодом которой стали не только его книги "Рабы свободы", "Донос на Сократа" и "Преступление без наказания", но и найденные - ранее не известные! - произведения Николая Клюева, Андрея Платонова, дневники Михаила Булгакова, письма Максима Горького...

"Я тогда занимался регламентами, документацией - тем, что должно было сопровождать передачу материалов архива от КГБ государству, - вспоминал выступавший на вечере в Доме литераторов председатель правления Международного общества "Мемориал" Арсений Рогинский. - А Шенталинский приходил и говорил: "Я - комиссия, дайте нам эти дела, нам это необходимо". И хотя по существующим законам служащие КГБ могли ему отказать, они давали ему эти дела, потому что он говорил с ними как человек, имеющий право. Виталий Шенталинский - человек бесконечно страстный. В некоторых случаях меня эта страстность в нем может раздражать. Но только благодаря страстности, настойчивости ему удалось пробить эту стену".

Уже через несколько лет архивы начали закрываться. И Шенталинский оказался тем человеком, который обладает уникальной информацией. В пору, когда "открытия" подобного рода могли бросить тень на любую репутацию, что совершалось довольно часто даже без фактических оснований, он старался действовать особенно корректно и бережно. Это также отмечали участники творческого вечера. Писатель, профессор МГУ Алексей Варламов, автор книг о Пришвине, Булгакове и Платонове, объяснил, что книги Виталия Шенталинского дороги ему "уважительным отношением к людям той эпохи".

"Говорят, что убитых убивают дважды: пулей и забвением, - размышляет Шенталинский. - Мы не в силах остановить пулю. Но давайте будем помнить. Убиты люди, которыми мы должны гордиться. Сегодня доступ в архивы отягощен многочисленными бюрократическими препонами. Знакомиться с делами могут только родственники репрессированных или люди, имеющие их доверенность. Но родственники зачастую неизвестны, или их просто не осталось. А ведь эти архивы имеют огромное значение для историков, для осознания масштаба того преступления. И это преступление осталось без наказания, потому что не было признано юридически преступлением против человека и человечности без срока давности. А значит, его как бы и не было, мы забываем о нем, так и не осознав".

24 октября малый зал московского Дома литераторов был переполнен - не хватало стульев, люди стояли в проходах. Однако подавляющее большинство присутствующих были люди пожилые. "У молодежи маленький интерес к этому, - признает Виталий Шенталинский. - Молодые говорят: "Не грузите нас этими проблемами, тем, что вы когда-то наделали". Многие сейчас живут не с предками и потомками, а только в личном времени, сами с собой. Есть годы жизни на могильном камне: рождение и смерть, а между ними - тире. Так вот жизнь современного молодого человека нередко как раз укладывается в тире. А человек, по-моему, должен жить в двух временах: в личном и историческом, тогда он живет в океане времени. А иначе он не чувствует своей связи с прошлым, ни за что не отвечает в настоящем и имеет все шансы попасть в ту же яму в будущем".

Культура Литература Общество История