30.10.2011 23:50
    Рубрика:

    Эксперты обсудят модернизацию пенсионной системы

    Как модернизировать пенсионную систему

    До конца года минздравсоцразвития должно представить на всеобщее обсуждение проект Стратегии долгосрочного развития пенсионной системы на срок до 2050 года.

    1 ноября в Москве открывается международный семинар, на котором ведущие мировые и российские эксперты обменяются мнениями по проблеме.

    У ключевых ведомств, отвечающих за модернизацию пенсионной системы, по-прежнему нет единого взгляда, какие параметры социальной защиты она должна обеспечивать и за счет каких ресурсов.

    Между тем из 140 млн граждан России 40 млн, то есть каждый третий, - пенсионеры. Поэтому грамотно выстроенная пенсионная политика во многом обеспечивает социальную устойчивость в обществе. С 2002 года, когда была проведена реформа, страховая распределительная модель пенсионного обеспечения была дополнена накопительным элементом. Часть страховых платежей по-прежнему шла в "общий котел" солидарной системы, и средства эти распределялись на выплаты текущих пенсий. Вторая часть - сначала 2 процента, а теперь и все 6 процентов - отправлялась на индивидуальное накопление. Чтобы средства не обесценивались, их необходимо было инвестировать. За 10 прошедших лет была создана для этого вся необходимая инфраструктура: управляющие компании, негосударственные пенсионные фонды, выстроена соответствующая нормативная база.

    Тем не менее среди российских политиков и чиновников уровня, на котором принимаются принципиальные решения, с самого старта пенсионной реформы так и не сложилось солидарной позиции, какой должна быть идеальная пенсионная конструкция. Поэтому почти сразу после реформы ее начали корректировать.

    Через два года из накопительной схемы исключили работников среднего возраста. "Настраивали", то уменьшая, то вновь увеличивая, страховой тариф. Меняли правила и инструменты инвестирования накоплений. Параллельно с этой "настройкой" необходимо было постоянно индексировать выплачиваемые пенсии. В 2010 году было сделано беспрецедентное - почти в 1,5 раза - увеличение страховой части пенсий в результате валоризации. К тому же ее дополнили введением специальных социальных доплат до величины прожиточного минимума, которые финансировали бюджеты, а выплачивал Пенсионный фонд.

    В результате пенсионеров удалось, наконец, вытащить из-за черты бедности. Однако расходные обязательства Пенсионного фонда резко возросли. Снизить дефицит было решено за счет роста ставки страховых отчислений, что и было сделано в 2011 году. Вся 10-процентная "прибавка" была направлена в солидарную часть пенсионной системы, на выплату текущих пенсий. Но практически сразу после повышения платежа под давлением бизнеса власти вновь "отыграли" назад. И на два будущих года действующий тариф страховых взносов в государственные внебюджетные фонды уменьшится с 34 до 30 проц., пенсионный - с 26 до 22 и даже 20 для некоторых групп предприятий, добившихся льгот.

    Главная сложность принимать стратегические решения - в необходимости думать о будущем, не забывая о нынешних стариках. Сегодня Пенсионный фонд в течение года собирает страховых взносов на 1 триллион меньше, чем обязан выплачивать 40 миллионам пенсионеров. Недостаток по закону компенсируется из федерального бюджета. Вопрос расширения налогооблагаемой базы и увеличения поступлений в фонд, либо сокращения его расходных обязательств, либо конструирования некой комбинации из этих двух основных способов сбалансировать пенсионную систему - один из ключевых моментов, которые предстоит решать в рамках стратегии.

    Второй ключевой вопрос - будущее накопительного компонента. Помимо активизации личных мотивов к накоплению средств на старость и повышению ответственности граждан за свое будущее сторонники накопительной модели напоминают еще об одном важном моменте. Пенсионные накопления - это длинные деньги, которые можно инвестировать в развитие российской экономики. Инвестиции надежные, стабильные (поскольку пенсионные отчисления носят обязательный характер, и хочет того человек или не хочет, его работодатель отдает пенсионные взносы за него регулярно) и, в отличие от банковских кредитов, дешевые.

    Но за 10 послереформенных лет накопились проблемы, проявились риски. Например, низкая доходность, которую показывают ряд УК и НПФ, необходимость защитить накопления от обесценивания при неблагоприятной конъюнктуре на инвестрынке (механизма пока не придумано). Продолжаются постоянные дискуссии по поводу, куда можно инвестировать пенсионные средства и куда не стоит, - так, чтобы сбалансировать риски и доходность.

    Впервые о необходимости радикально модернизировать накопительный компонент минздравсоцразвития предложило в 2007 году. Прозвучала идея выделить накопление из обязательного (государственного) страхования, придав ему добровольный характер. Деньги "молчунов" (граждан, проигнорировавших свое право перевести накопления в частную УК или НПФ) предлагалось не направлять больше во Внешэкономбанк, а вернуть на финансирование страховой части пенсии. Уменьшив тем самым дефицит пенсионной системы. Тогда эту схему довести до конца не удалось. Но острые дискуссии о судьбе накопительного компонента продолжались и дальше. Идея пятилетней давности вновь нашла отражение в аналитическом докладе о будущем пенсионной системы, подготовленном минздравом в конце 2010 года. Страховые отчисления в размере 6 проц. от зарплаты, которые сейчас идут на накопление, предлагается оставить обязательными. Но при этом работники получат право самостоятельно решать: будут ли они копить с помощью частных институтов (УК и НПФ) или госуправляющего или вообще не захотят рисковать с инвестированием этих денег. И направят их в солидарную систему, на формирование страховой части своей трудовой пенсии.

    Негосударственные пенсионные фонды, как и многие специалисты из экономического блока, принимают такую схему в штыки. В НАПФА заявляют, что подобные перемены фактически поставят на накопительной системе крест. Большинство будущих пенсионеров по-прежнему инертно. Мало кто реально разбирается в предлагаемых возможностях. Поэтому с большой долей уверенности можно предположить, что средства "молчунов", которыми сегодня ведает Внешэкономбанк (это около 90 процентов всех работников), при предлагаемых коррективах вернутся в солидарную систему.

    В минздравсоцразвития, впрочем, не видят в этом ничего страшного. Человек вправе сам решать: согласиться на "синицу" (страховую пенсию в рамках распределительной солидарной системы) или заключить договор о накоплении с УК или НПФ.

    Так или иначе, в процессе работы над стратегией предстоит дать конкретный ответ на этот ключевой вопрос.