Новости

07.11.2011 00:15
Рубрика: Культура

Фолкнер в донской степи

3 ноября в прокат вышел фильм Олега Погодина "Дом"

"Дом" удостоен специального приза на кинофестивале "Окно в Европу" в Выборге, получил признание критики, но в общем потоке одобрения профессиональной работы режиссера и сценариста Олега Погодина звучат и упреки в жестокости картины.

Олег Погодин по образованию - киновед. В начале 90-х снимал клипы и рекламу, а потом переключился на телевидение и полнометражное кино. Снял сериал "Котовасия", фильмы "Триумф", "Родина ждет" и "Непобедимый". Однако прорывом в творческом плане для Погодина стал именно "Дом".

Действие фильма происходит посреди донской степи. К столетнему юбилею деда Шаманова готовится вся многочисленная семья: отец, мать, шестеро детей, внуки. В дом приезжает и старший сын - столичный авторитет по кличке Шаман. Его возвращение после 15 лет отсутствия - конец семьи, которая никогда не была дружной, в которой не умели любить, хотели разного, но все же - жили вместе. Главные роли в картине исполняют Богдан Ступка, Сергей Гармаш, Лариса Малеванная, Владимир Епифанцев, Екатерина Редникова. В этой "шекспировской трагедии", разворачивающейся в российской глубинке, нет второстепенных героев. У каждого здесь - своя боль.

Погодин точно рисует срез современного общества, где противостоят друг другу не крестьяне и новые русские, не отцы и дети (хотя и эти мотивы в фильме есть), но главный конфликт лежит в душе самого человека: его неспособности любить и нарастающей агрессивности. "Русскому человеку легче ударить, чем сказать "я тебя люблю", - говорит Олег Погодин. Почему так?

Российская газета: Олег, насколько я знаю, сначала у вас появился визуальный образ: дом в степи. Это был кадр, который стоял перед глазами, и который хотелось снять?

Олег Погодин: Я всегда начинаю с того, что представляю себе картинку. Образ дома посреди широкой донской степи появился у меня давно. Я люблю Фолкнера. Когда приезжаю к себе на родину в Ростовскую область, то не Шолохова читаю, а Фолкнера. Он открывает мне новые космические ощущения. И вот, как-то раз я ехал по родной земле, читал Фолкнера, и думал: господи, это же все здесь, все драмы, которые происходят в его романах. Если когда-то в жизни представится возможность, я сделаю фильм, в котором будет не фолкнеровская семья, - а наша, казачья, легко узнаваемая, но в которой совместятся отголоски моей любви и к своей земле, и к той чужой американской земле, что через литературу дала мне "культурную прививку" еще в школе.

РГ: Но почему вы населили этот дом людьми с болезненной жестокостью, где отец учит: бей и руби, не плачь, но сокрушай?

Погодин: Потому что южные люди - страстные, темпераментные. Часто - злые, взрывные. Еще историк Николай Костомаров говорил о том, что, чем севернее - тем люди добрее, чем южнее - тем они злее. Такая вот загадка у нас на Руси. Думаю, это связано с тем, что южная земля щедрее, она одаривает своих жителей большим количеством приятных сюрпризов. Но это же делает южан "заточенными на материальное": куры, утки, дом, коровы. Южный мир - материальный, конкретный. Северный - духовный, склонный к метафизике.

РГ: Все-таки у вас история про современных людей. Есть здесь и отец - крестьянин, и сыновья - кто комбайнер, кто охотник, кто бандит, и дочери - учительница и столичная "духовная особа". Вы показываете социальный срез общества на примере одной семьи.

Погодин: Социальная тема была заложена еще на уровне сценария, но она не являлась главной. Получилось так, что когда я стал выстраивать взаимоотношения между членами семьи, то понял, что должны быть персонажи - такие "провокационные резонаторы". Те, кто не укладывается в рамки степного казацкого почвеннического семейного социума. Так сложился персонаж младшей сестры Наташи, которую сыграла Екатерина Редникова.

Идея персонажей - резонаторов тоже пришла ко мне на родине, куда я как-то приехал на свадьбу к друзьям. Встретил там человека, который работал агрономом в колхозе, а по образованию был химиком. Он и его жена выпадали из общего ряда гостей. Тогда я представил, как гости начнут грузиться в "Волги" после торжества, сядут рядом с этим "ученым дядькой" со своими грязными руками и обгрызенными ногтями. Вообразил их пальцы, тяжелые, как железные прутья. Такие не похожие на руки ученого или преподавателя. Тогда и решил: обязательно сделать в кино контрастных героев, не похожих на свою семью. Так и выстраивал сценарии, что позволило сделать фильм социальным. Но я хотел показать и то, что парадигма развития у всех Шамановых одинаковая. Что к ним прикипело насилие, что они постоянно конфликтуют друг с другом. Когда мы делали образ Натальи Шамановой с Екатериной Редниковой, я все время просил ее играть резче. Напоминал ей, что Наталье проще в морду дать, чем обнять и поцеловать. Говорил: "Не надо бисером вышивать, играй открыто!"

РГ: Вы говорили, что визуальная стилистика фильма выстроилась из вашей любви к вестернам и картинам Терренса Малика.

Погодин: Малик был позже, когда я полностью придумал сценарий. Честно говоря, думаю, что "Дом" сложился у меня в голове, еще когда я учился в школе. У меня так часто бывает, что кадры, сюжеты, долго живут во мне, прежде чем реализоваться. А вот когда я увидел "Дни жатвы" Терренса Малика, то очень расстроился. Надо же - он снял то, что хотел сделать я. Но я не смог бы сейчас ни один из пятидесяти ингредиентов "Дней жатвы" повторить в условиях нашего кинопроизводства. "Дни жатвы" снимались очень долго, с разрывом в год. Съемки прерывались потому, что менялись погодные условия. Начинал снимать фильм оператор Нестор Альмендрос, потом подключился Хаскелл Уэкслер, который доделывал картину. Мы с оператором-постановщиком Антуаном Вивас-Денисовым и художником-постановщиком Сережей Агиным не могли себе позволить даже дожидаться специального светового режима. А у Малика весь фильм выстроен на ощущении связи человека и земли. Гармонично и объемно построен каждый кадр, с пейзажами, с подробной детализацией. Если бы мы снимали так в "Доме", то хронометраж разросся бы до трех - четырех часов, ведь у нас намного больше персонажей, нежели в картине Малика. Когда много героев, - неизбежна частичная потеря атмосферы.

РГ: Шамана - криминального авторитета - вы называли как-то идеалистом, ведь он единственный в картине, кто не боится проявлять свою любовь к другим членам семьи. И это очень тонко сыграл Сергей Гармаш. Почему же Шаман приводит киллеров, которые охотятся за ним, к самому дорогому, - к своей семье?

Погодин: В сценарии было две линии развития сюжета. Первая: семья не выпускала Шамана из дома под пули киллеров. Начиналась перестрелка и вся семья гибла, оказывая сопротивление. Это был мой любимый вариант. Но в этом случае, опять-таки, хронометраж фильма разрастался до двух часов сорока минут. Вторая линия развития сюжета: Шаман чувствует своей волчьей интуицией, что по его следу идут, он собирается покинуть дом, но действия Пашки - младшего брата - становятся катализатором, который запускает каток смерти. Поскольку хотели уложиться в два часа - снимали второй вариант.

РГ: Вы полностью закончили работу над сценарием еще в 2005-м году, идея и вовсе зародилась давным-давно. Когда в коммерческий потенциал картины поверили продюсеры?

Погодин: Никто в него не верил. Особенно в тот вариант, который нравился мне: с долгой финальной перестрелкой в стиле вестерна. Пришлось резко обрубать сюжет, не давая высказаться отдельным персонажам. Гармония, конечно, несколько нарушена, но я считаю, что при всех изменениях первоначального сценария, финал все равно получился логичным.

РГ: Не было других вариантов названия, только "Дом"?

Погодин: Я не хотел никаких вариантов. Хотел архетипичное простое название. "Домов" было снято много: от японского треш-ужастика шестидесятых годов, до французского прошлогоднего "Дома" с Изабель Юппер. Дом - это архетип, как и зеркало. Именно таким и должно быть название.

Культура Кино и ТВ Наше кино Кино и ТВ с Оксаной Нараленковой Лучшие интервью РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники