Новости

02.11.2011 14:40
Рубрика: Экономика

Идея в топку

Почему при явных преимуществах торф не стал основным видом топлива в Верхневолжье

Тверской регион пытается преодолеть зависимость от цен на энергоносители, развивая биотопливную энергетику, основанную на торфе, сапропеле и дровах. Однако районы, где традиционно топят газом и углем, пока осторожничают. И лишь немногие решаются на эксперимент по переходу на местные ресурсы.

Богатство под ногами

Переход к малой энергетике в области начался после страшных летних пожаров 2010 года. Регион буквально стоит на торфе (здесь только разведанных запасов - два миллиарда тонн и более двух тысяч месторождений), и время от времени торфяные пожары выжигают территории, сопоставимые с площадью небольшого района. Промышленная разработка месторождений, по мнению областных властей, позволит хотя бы частично решить эту проблему. Используя современные технологии, из торфа можно производить до 70 видов различной продукции, в том числе топливо: торфобрикеты, пеллеты, фрезерную крошку и кусковой торф. В Весьегонском и Кимрском районах и в райцентре Максатиха уже налажено производство брикетов и пеллет, которыми топят в некоторых поселениях. На подходе - еще несколько заводов этого профиля. Кроме того, в регионе много лесов и развита большая и малая деревообработка. Отходы ее производства также превращаются в топливо.

Собственно, в этом нет ничего нового, поскольку до середины 80-х годов прошлого века Тверская область была флагманом торфяной промышленности России. Торф активно использовали в народном хозяйстве, в том числе как топливо для котельных, которое производили здесь же. Но события, последовавшие после распада СССР, отодвинули планы развития биоэнергетики на неопределенный срок, отрасль пришла в упадок. Большинство городов Верхневолжья последнее 20-летие топили газом, сельские районы - в основном мазутом или углем. Теперь же, когда цены на эти энергоносители поползли вверх (и, по прогнозам авторитетных экономистов, будут расти и дальше), настало время для ренессанса торфяной энергетики. Что касается дров, щепы и опилок как энергоносителей, то они с незапамятных времен и до настоящего времени используются как альтернативное (резервное) топливо не только в частном жилом секторе, но и предприятиями - поставщиками тепловой энергии для целых городов и районов.

- Уже сегодня торф составляет реальную конкуренцию углю и мазуту, если оценивать его по экономическим показателям и экологичности, а в сравнении с другими видами топлива он имеет ряд неоспоримых преимуществ, - пояснил "РГ" доцент кафедры "Геотехнология и торфяное производство" Тверского государственного технического университета Александр Тимофеев. - Теплота сгорания торфа выше, чем у дров. По сравнению с углем при его сжигании значительно меньше выбросы вредных веществ в атмосферу, так как в нем практически отсутствует сера. Себестоимость тонны добытого фрезерного торфа - около 200 рублей, кускового - 500. И сырье не требует обработки, им можно топить сразу. Кроме того, торф - условно возобновляемый ресурс: по приблизительным оценкам, ежегодно его запасы в России увеличиваются на 250 миллионов тонн.

Однако быстрого развития этой индустрии, "большого скачка" не получилось. И одной из причин стали сложившиеся экономические связи в муниципалитетах. Рвать деловые связи с угольщиками в пользу поставщиков биотоплива главы часто не решаются. К тому же фрезерным и кусковым торфом выгодно топить, если расстояние от месторождения до котельной не превышает сотни километров. Транспортировка на большие расстояния возможна только при дополнительной переработке - в виде брикетов и пеллет.

Котел не варит

Другая причина осторожного подхода кроется в необходимости модернизировать топочное оборудование. Не все котлы и котельные, работающие на газе и угле, способны освоить торф и дрова. А таких универсальных топок, как Тверская городская ТЭЦ-З, в которой можно использовать сразу четыре вида топлива, в регионе вообще единицы.

- Большинство котельных района рассчитаны на газ, - комментирует ситуацию глава Ржевского района Валерий Румянцев. - Что касается остальных, то передо мной не первый раз стоит дилемма, что лучше: выделить поселению миллион рублей на модернизацию оборудования, перейти с угля на биотопливо и тем самым снизить стоимость услуг отопления для населения или предоставить ему 400 тысяч рублей дотаций и оставить все как есть. Бюджет сельского района, как вы понимаете, ограничен. Но в текущем году мы решились-таки на эксперимент: котельные Есинской сельской школы и поселка Осуга переведены на дровяное топливо. На данный момент могу сказать, что топить дровами - явный плюс. Более серьезные выводы сделаем по итогам отопительного сезона. На мой взгляд, в идеале, если речь идет об альтернативном, запасном топливе, район должен перейти с дров на пеллеты из щепы. И первые шаги уже намечены: предприятие, поставляющее в район тепло, приобретет машину для изготовления этих пеллет. Главным же топливом все-таки должен быть газ.

Олег Мисников, доктор технических наук, руководитель отдела научных исследований и опытно-промышленных испытаний Восточно-Европейского института торфяного дела, подтвердил, что проблема модернизации котельных действительно актуальна. Если кусковой торф и торфобрикеты можно сжигать в обычных котельных, то торфяные пеллеты требуют серьезного переоснащения котельных. А все заводы по их производству, открытые в Тверской области в последние два года, производят именно пеллеты, и лишь один завод - брикеты, но в ограниченном количестве.

- Сейчас и бизнес, и представители муниципальной власти интересуются биотопливом на уровне изучения обстановки, - говорит ученый. - Торф - перспективный источник тепла, но должно пройти какое-то время прежде, чем они в этом убедятся. На мой взгляд, им и не стоит сразу отказываться от угля. Лучше использовать технологию замещения, постепенно вытесняя уголь торфом.

Третья причина неохотного перехода на биотопливо заключается в слабом освоении месторождений. По большому счету серьезные торфоразработки ведут в настоящее время только в двух районах, наиболее близких к Москве и столичному капиталу - Кимрском и Конаковском, а также вблизи Твери и Калининском районе. Инвестиционный бизнес пока не готов арендовать большие участки торфяников. Как утверждают предприниматели, хотя современные технологии позволяют сжигать торф на 90 процентов, сводя при этом к минимуму ущерб природе, первоначальные затраты все еще значительны. Поэтому на инвестирование в отрасль решаются только крупные финансово-промышленные группы, как это и получилось в Кимрах и Конаково.

Все сходятся во мнении, что на данном этапе целесообразно использовать форму частно-государственного партнерства. Также необходимо внести ряд изменений в действующее законодательство, в частности в закон о недрах, и предоставить развивающейся отрасли нечто вроде "режима наибольшего благоприятствования". Кроме того, власти Тверской области нацелены на то, чтобы вменить в обязанность арендаторам месторождений тушение торфяных пожаров. Арендаторы не возражают, но отмечают, что это в итоге повлияет на стоимость добытого сырья.

Себе дороже

И, наконец, четвертая причина медленного развития биоэнергетики в Тверской области касается негазовых районов, отдаленных от мест торфоразработок. Тонна добытого и переработанного торфа после всех транспортных расходов вырастает в цене в несколько раз. Глава дотационного малонаселенного Оленинского района Олег Дубов одной из причин отказа от торфяного топлива назвал именно дороговизну транспортировки и доставки:

- Мы просчитывали: тонна угля с доставкой обойдется районному бюджету дешевле тонны торфа без доставки. Впрочем, это не единственная причина.

 С коллегой согласна и Марина Тихомирова, глава северного Сандовского района, одного из самых холодных по климатическим условиям:

- Сегодня с учетом того, что торф сгорает быстрее и его требуется больше, чем угля, тонна торфа без доставки - примерно вдвое дороже угля. Везти биотопливо из южных районов пока накладно для нас. Но, если наши соседи все-таки займутся разработкой своих месторождений, мы рассмотрим все варианты.

Так что примеры успешного и выгодного перехода на биотопливо есть в настоящее время только в местах, расположенных вблизи торфоразработок. Одно из таких - сельское поселение Юрьево-Девичье Конаковского района, чья муниципальная котельная с февраля полностью переведена на торфобрикеты. Показательны данные по марту (в сравнении с мартом 2010-го), предоставленные этим поселением. Экономия на закупках топлива составила 90 тысяч рублей, а за счет снижения на 31 процент расхода электроэнергии на дымососах - 50 тысяч. При этом образование шлака сократилось втрое, улучшилась экологическая обстановка вблизи котельной. Но это - пока единичный случай.

Экономика Отрасли Ресурсы Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Тверская область Биотопливо