02.11.2011 23:32
    Поделиться

    Всеволод Овчинников: Миссия России - возродить идею Великого шелкового пути

    Оживить "Восточный вектор" - наша ключевая задача в XXI веке

    Недавний визит премьер-министра Владимира Путина в Пекин совпал с 10-й годовщиной российско-китайского договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве.

    Именно в нем сформулирована суть нынешних отношений двух великих соседних государств: доверительное партнерство, направленное на стратегическое взаимодействие в XXI веке.

    Москва и Пекин не только плечом к плечу выступают за многополярный мир, за перестройку международных отношений на более равноправной и справедливой основе. Они неуклонно расширяют экономическое сотрудничество. Опередив Германию, Китай стал крупнейшим торговым партнером России. Наш товарооборот в нынешнем году превысит 70 млрд долларов. А впереди еще более впечатляющие рубежи. Москва и Пекин ставят целью довести объем двусторонней торговли до 100 млрд долларов в 2015-м и до 200 млрд в 2020 годах.

    Двуглавый орел на Российском гербе напоминает нам об исторической миссии нашей страны в XXI веке. Суть ее, на мой взгляд, состоит в том, чтобы возродить на новом витке истории идею Великого шелкового пути. То есть воспользоваться нашим географическим положением, дабы обрести роль трансконтинентального моста между Восточной Азией и Западной Европой. Только теперь такой мост должен иметь не только транспортную, но и энергетическую составляющую.

    Преодолеть "западоцентризм"

    Неудержимый процесс глобализации мировой экономики делает актуальной концепцию "нового евразийства", побуждает задуматься о роли "восточного вектора" в российских торгово-экономических связях. Пора преодолеть присущий многим нашим соотечественникам инстинктивный западоцентризм и взглянуть на изменившийся мир непредубежденным взглядом.

    Общественно-политическую жизнь России издавна окрашивал спор между западниками и славянофилами. И вот теперь новыми элементами этой дискуссии могут служить опыт и международное влияние наших дальневосточных соседей - Японии и Китая. Совершив в 1960-80-х годах свое послевоенное экономическое чудо, Страна восходящего солнца стала третьей экономической сверхдержавой, уступая по экономическому потенциалу лишь США и СССР.

    Продемонстрировав наивысшие темпы роста ВВП, Япония отказалась копировать американскую модель. Она сохранила свою самобытность: специфику трудовых отношений, политической и деловой этики, первой доказала, что можно осуществить "модернизацию без вестернизации".

    Эти же предпосылки стали залогом успеха и в Китае. За три десятилетия реформ Поднебесная сумела увеличить свой ВВП в 16 раз, стократно расширить внешнюю торговлю и к тому же накопить огромные золотовалютные резервы.

    На долю Китая ныне приходится более трети ежегодного прироста мировой экономики. Однако если разделить эти впечатляющие показатели на число жителей КНР, окажется, что сумма валового внутреннего продукта на душу населения на порядок меньше, чем в США и Японии.

    Россия географически, да и геополитически, является тихоокеанской державой. Доверительные дружеские связи между Москвой и Пекином - реальное достижение российской дипломатии. И нам необходимо извлечь из него максимальную пользу. Употребить на благо России взлет нового мирового лидера - вот ключевая задача в нынешнем столетии.

    Партнерству благоприятствует и то, что социально-экономическое развитие наших государств идет как бы на встречных курсах. Если главная часть населения и экономического потенциала России сосредоточена в его западной, европейской части, то в Китае - на восточном побережье. Нам надо заселять и осваивать Дальний Восток, китайцам - Дальний Запад. А, развиваясь лицом к лицу, можно эффективнее помогать друг другу.

    Энергетика - стержень содружества

    По объему потребления энергии КНР вышла на второе место в мире. От острого энергетического голода китайская экономика пока спасается отечественным углем. Он составляет три четверти общего баланса. Доля же "чистых источников" - нефти и газа - вдвое ниже.

    Поэтому Китай все чаще обращает взоры к недрам Сибири и Дальнего Востока. Нет нужды доказывать, что в интересах России продвигаться на китайский и другие растущие азиатские рынки. Нужно для начала хотя бы сбалансировать экспорт наших нефти и газа на Запад и на Восток, а в перспективе даже сделать восточный вектор приоритетным, дабы ускорить освоение почти безлюдных просторов за Уралом.

    Важнейший шаг в этом направлении - строительство нефтепровода Восточная Сибирь - Тихий океан. Подойдя к Сковородино, что рядом с российско-китайской границей, поток российской нефти раздваивается. По одной ветке - на юг, к Дацину, где полвека назад впервые в Поднебесной появились нефтепромыслы, будет перекачиваться по 30 млн тонн нефти ежегодно, по второй, к бухте Перевозной, близ Находки, - по 50 млн тонн в год.

    В 2020 году Китай будет потреблять свыше 300 млрд кубометров газа. И поставлять около трети этого объема - достойная задача для России.

    Плодотворным направлением российско-китайского сотрудничества стало развитие атомной энергетики. Уже введены в строй первый и второй агрегаты Тяньваньской АЭС. Подписано соглашение о строительстве с нашей помощью третьего и четвертого агрегатов. При российском содействии Китай решает проблему производства топлива для своих АЭС.

    Если сопоставить потребности Китая и Японии в энергоносителях с запасами их собственных недр, очевидно, что энергетике суждено быть самым перспективным направлением экономического сотрудничества этих стран с Россией.

    Трансконтинентальный мост

    Второе по значению направление порождено географической ролью России как трансконтинентального моста между Азией и Европой. Распад СССР, вызвавший появление новых границ, создал помехи для контейнерных перевозок по Транссибу, чем тут же воспользовались судоходные компании. Возврат к советскому уровню грузооборота принес бы России многие миллиарды долларов.

    Но если бы удалось модернизировать Транссиб на основе непревзойденного японского опыта скоростных железнодорожных перевозок, трансконтинентальный мост между Западной Европой и Восточной Азией стал бы несравненно выгоднее морских перевозок через Суэцкий канал.

    Может стать явью и мечта о том, чтобы пассажир вошел в вагон в Токио и вышел из него в Лондоне. В Японии внимательно следят за планами прокладки тоннеля Сахалин - материк. Из Токио уже давно ходят поезда под проливом между островами Хонсю и Хоккайдо. Остается осуществить давний проект тоннеля Хоккайдо - Сахалин. И тогда из столицы Японии пойдут поезда в Москву и дальше.

    Существуют три наиболее перспективных направления взаимодействия России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Это, во-первых, энергетика, во-вторых, транспорт, в-третьих, фундаментальная наука. Чтобы претворять эти потенциальные возможности в жизнь, необходимы политические контакты на высоком уровне.

    Кроме Шанхайской организации сотрудничества Россия регулярно участвует теперь в ежегодных встречах других региональных организаций. Это АТЭС, куда входят 19 государств и две территории (скоро их очередной саммит пройдет во Владивостоке), АСЕАН, имеющий 10 членов. Кроме того, руководители Китая, Японии и Южной Кореи стали приурочивать к саммитам АСЕАН свои трехсторонние встречи. Было бы полезно включить туда и представителя России, создать консультативный механизм по формуле "АСЕАН плюс четыре". Интеграция России в региональные политические и хозяйственные связи отвечает интересам народов Восточной Азии.

    Россия, как известно, развивает свою внешнюю торговлю за счет продажи нефти и газа. Причем экспортирует их главным образом в Западную Европу. Между тем пора сделать приоритетом "восточный вектор". Повторю: следует воспользоваться нашим географическим положением, чтобы возродить на новом витке истории идею Великого шелкового пути, превратить Россию, Китай и Японию в опоры трансконтинентального моста между Восточной Азией и Западной Европой. Нужно использовать динамизм наших дальневосточных соседей, дабы прицепить сибирский вагон к набирающему скорость азиатскому экспрессу.

    Поделиться