Новости

В декабре у нас будут "еще одни выборы" - 21-22 декабря выборы в РАН. Будут избраны 82 академика (сейчас их в РАН 466) и 134 членкора (сейчас их - 722).

Звание академика и членкора - платное (соответственно - 50 000 и 20 000 руб.). Но манят не эти сравнительно скромные деньги, а сохраняющийся престиж звания и его административный потенциал. На избрание претендует самая социально активная часть научной элиты - больше 50% действующих членкоров и добрых 10% докторов, работающих в РАН. Несмотря на вечный плач о "вымирающей и голодающей науке" бюджет Академии свыше 3 млрд долл. в год. Для сравнения : в ФРГ Общество Макса Планка (ближайший аналог РАН) имеет бюджет 1,4 млрд евро, т.е. меньше 2 млрд долл. По другим параметрам сравнение выглядит так : ныне действующие ученые Общества Планка получили 11 Нобелевских премий, ученые РАН - одну (как известно - Алферов). Так что, конечно, денег надо давать больше - но, может, не в одних деньгах счастье? Вообще - глядя на здание президиума РАН на Ленинском проспекте, 32а, плохо верится, что Академия нищенствует. Вот если перейти на другую, нечетную сторону того же проспекта и пройти вдоль институтов РАН, часто возникает мысль о прахе и тщете всего земного ...

Очевидная слабость РАН - деньги размазываются тонким нанослоем. В Академии 48 000 научных сотрудников, а в Обществе Планка - 5200! Причем треть сотрудников Общества Планка - иностранцы, и, полагаю, примерно такое же число немецких ученых работает в США, других странах. Так возникает необходимая циркуляция. Понятно, что у нас ничего подобного нет.

Другая беда - старение. Делается вроде бы много для привлечения молодых. Но только 23% сотрудников РАН моложе 35 лет, а в Москве и Петербурге - только 15%! Зато 64% директоров институтов и 34% завлабов - старше 70 лет... Ситуация почти невозможная в мире: там в 70 люди переходят - при полном сохранении жалования - в разряд почетных профессоров. Та же картина - в составе РАН. Академиков старше 90 лет больше, чем тех, кому меньше 60, почти 25% академиков - старше 80. Вероятно, они сохраняют полную ясность мысли, но сохраняет ли сама Академия энергию, научный кураж?

Из 56 членов президиума Академии только 25 - моложе 70, зато 15 - старше 75 лет, включая президента. Руководители основных западных исследовательских центров (Общество Планка, университеты США, Королевское общество в Англии) - почти все старше 60 лет, но все - моложе 70.

Только 23% сотрудников РАН - моложе 35 лет, а в Москве и Петербурге - только 15%

Крайний бюрократизм. Это видно по тем же выборам. По Уставу РАН членами Академии избираются ученые "обогатившие науку трудами первостепенного научного значения", или, на крайний случай "выдающимися научными трудами".

Чтобы установить этот факт, кандидат в члены академии должен на выборах представить в двух экземплярах "личный листок по учету кадров с фотокарточкой, автобиографию, копию диплома доктора наук и профессора, список научных трудов, отзыв о научной деятельности с основного места работы" - дешевле не поверят!

"Помилуйте, это, в конце концов, смешно - вовсе не удостоверением определяется писатель, а тем, что он пишет!". Эта мысль Булгакова совсем не чужда чиновникам РАН - когда речь идет об иностранцах. При избрании иностранных членов РАН никто от них не требует ни "листок по учету", ни "копию диплома". Надо всего-то, чтобы ученого выдвинули на заседании соответствующего отделения РАН. И это понятно - снисходят "к их нравам". Они насчет "листка" и "копии диплома" могут и не понять - ведь "у них там" при избрании в члены Королевского общества в Лондоне требуется только рекомендация двух членов Общества ...

Но зато наши - народ сознательный, сохранивший советскую закалку. Однако с того времени, как российская наука стала абсолютно открытой, все меньше крупных ученых готовы участвовать в беге с бюрократическими барьерами.

Во французской АН из 26 академиков-математиков 9 лауреатов высших международных премий премий Абеля и Филдса (из них двое - из СССР). В РАН тоже 26 академиков-математиков, но среди них - только 1 академик Новиков имеет премию Филдса, хотя 10 российских математиков - лауреаты премий Абеля и Филдса. 8 из них (кроме петербургского затворника Перельмана) работают за границей (а Новиков - в США и РФ). Возраст уехавших от 65 до 40. Большинство сохранило российское гражданство - но ни один не баллотируется в РАН. А ведь именно такие ученые должны задавать планку. То же относится и к более молодым - лауреатам премии Европейского математического общества. 10 ученых из РФ получили эти премии. Только один из них стал членкором РАН, из 9 других - 8 находятся вне РФ, а один, который работает в России, в РАН не баллотируется. Да, в отделении математики есть еще три (кроме Новикова) академика - лауреаты престижных премий, члены ведущих иностранных академий (Шафаревич - 88 лет, Фаддеев - 77 лет и Синай - 76 лет, правда, живет в США, профессор Принстона). Но крупные российские математики младших поколений просто "обтекают" РАН. Да и вообще российскую науку.

Я говорю о математике потому, что именно здесь (а также математической физике) советская наука была и правда конкурентоспособна на мировом уровне. Про другие отрасли, так, к сожалению, нельзя было сказать даже в лучшие времена - тем более сейчас.

Академия, с ее почти 300-летней историей - без всякого пафоса, одно из главных национальных достояний страны. Но сейчас ей, как никогда раньше, грозит опасность стать просто большим бюрократическим ведомством - с богатой родословной.

Один из способов прервать такой тренд - "подзарядиться энергией" со стороны , за счет отраслевой науки. Прорывные открытия могут случиться там, где бизнес тесно взаимодействует с наукой. То есть это прежде всего крупные компании, которые понимают, что без серьезного финансирования НИОКР через несколько лет говорить о достойной конкуренции на мировых высокотехнологичных рынках будет невозможно.

Такая "научно-экономическая" схема не нова. В свое время исключительную роль в развитии науки в СССР сыграла атомная отрасль, знаменитый Минсредмаш. Причем речь шла отнюдь не об одной ядерной физике, но почти обо всех фундаментальных науках ("удовлетворение личного любопытства за государственный счет", как говорил один из "атомных академиков") - математика, вычислительная техника, химия, биология...

Такое положение дел вполне актуально и сегодня. Современный Минсредмаш - "Росатом" - направляет на научные исследования 3% своего бюджета, в следующем году - 4,5%. Это огромная сумма - 3 млрд долл., примерно как весь бюджет АН. Кроме того, "Росатом" финансирует развитие исследовательской и научной базы ядерного университета МИФИ. По этому пути должны идти все те российские корпорации, которые конкурируют с Западом именно в сфере высоких технологий и знаний. В случае с тем же "Росатомом" это участие в крупных международных наукоемких проектах, строительство АЭС за рубежом, поставка ядерного топлива и изотопов для нужд ядерной медицины и промышленности, услуги по обогащению урана.

Может быть, в таком научно-государственном сотрудничестве - в более тесном симбиозе с госкорпорациями - одна из возможных зон роста Академии?