Новости

08.12.2011 00:20
Рубрика: Общество

Парк советского периода

Известный социолог о мифах ушедшей эпохи

20 лет назад не стало мощнейшей ядерной, космической, научной и культурной империи СССР.

Выросло целое поколение, которое не знает, что такое ленинский зачет, социалистическое соревнование и работа в подшефном колхозе. "Российская газета" решила спросить своих читателей, о чем утеряном "советском" жалеют люди. Результаты опроса комментирует известный социолог Борис Дубин.

Российская газета: Можно много говорить о минусах соцэкономики, разгуле идеологии и засилье бездарных чиновников, но с главным аргументом тех, кто сейчас ностальгирует по советским временам, трудно спорить. А они говорят, что вместе с СССР страна потеряла совесть...

Борис Дубин: Если большая часть страны говорит, что страна потеряла совесть, то возникает вопрос, кто же ее потерял? Мы все и потеряли. С одной стороны - чиновники, с которыми приходится все чаще сталкиваться населению, посещая различные конторы, ведут себя все более и более беспардонно. А другая сторона медали: мы их терпим.

РГ: Советский Союз гордился хорошо отлаженными "социальными лифтами". Сейчас, при декларируемой мобильности, в такой "лифт" не сядешь, если нет денег.

Дубин: Большинство сегодняшних россиян считают лучшим временем социализма брежневскую эпоху. Но тогда практически все "социальные лифты" были остановлены. В советское же время было проведено исследование социальной мобильности элит. Так вот оказалось, к концу брежневского правления для того, чтобы занять первый крупный начальственный пост, требовалось не меньше 17 лет. А в начале советского периода такое продвижение по службе занимало полтора года. "Социальные лифты" более или менее активно заработали на переломе от 1980-х к 1990-м годам, когда и во власть, и в бизнес, и в культуру пришли либо совсем новые люди, либо те, кого до сих пор тормозили. Во второй половине 1990-х этот процесс опять замедлился, к 2000-му "раствор схватился", и ситуация с социальным продвижением, с социальным признанием, с возможностью самореализации ухудшилась.

РГ: Для некоторых молодых россиян такие словосочетания, как "любимая Родина" и "гордиться своей страной" - это старомодный совковый сленг. Но именно по гордости и ностальгируют.

Дубин: Ностальгируют по образу великой державы. Ни по стране, в которой человеку хорошо жилось, ни по стране, в которой хорошо работали основные социальные институты и нужды человека находили поддержку. Тоскуют по образу великой страны, причем хорошо вооруженной, которую скорее всего не очень-то любят в мире, но побаиваются. И поэтому уважают.

Этой державы, действительно, нет. Но ее не было и в поздние советские годы. Она начала распадаться с 60-х годов прошлого века. Но распад системный очень долго оставался в тени.

РГ: Советское время - время, поставляющее образцы для подражания. С тем, что тогда играли в героев войны и космонавтов, а сейчас - в "Бригаду", не поспоришь?

Дубин: Пропаганда работала, иногда работала даже с некоторыми успехами. А поскольку дети любой страны, включая и советскую, играют во взрослых, то они изображали тех взрослых, которых чаще показывали по телевизору, которым ставили памятники. Поэтому из двух неоспоримых достижений, связанных с советским периодом существования России, полетом Гагарина и Победой в Великой Отечественной войне, и связаны сюжеты детских игр. И то, и другое - это "материал", из которого "изготовляют" образцы для подражания.

РГ: Мне показалось, что негативным образом вы выделяете именно советскую пропаганду. Но с активностью, если не сказать навязчивостью, к примеру, американской, вряд ли кто-то сравнится.

Дубин: Америка, безусловно пропагандистская страна, только важно - что пропагандировать. С моей точки зрения, гордиться нужно не землей, не историей, а теми институтами и законами, которые люди исполняют, и благодаря этому живут по- человечески, по-человечески относятся друг к другу. А гордость свершениями прошлого - это из области язычества.

РГ: Есть ли сейчас какая-то замена понятию "интеллигентской кухни", которая в советское время играла существенную роль в духовной жизни страны?

Дубин: Не думаю, потому что и интеллигенции нет. Как у любого исторического образования, у интеллигенции есть время, когда она была более значима и когда стала практически ничего не значить. Ее советский расцвет объясняется тем, что страна была закрытой, а СМИ были средствами массовой пропаганды. Советская интеллигенция являлась разной в 1930-е, в 60-е и 80-е годы, разной не только по составу, но и по взглядам, по типу поведения. Сейчас мне кажется, что время этой легенды заканчивается. Сегодня, человек с диплом о высшем образовании претендует на определенную социальную позицию с соответствующим вознаграждением. Поэтому так важны сами "корочки" - не знания, и молодежь это прекрасно понимает. Отсюда чрезвычайный приток желающих поступить в высшие учебные заведения, равно как и очень активная покупка соответствующих дипломов и других знаков принадлежности к образованному сословию. Интеллигентностью здесь не пахнет.

Люди, которые имеют сегодня влияние в средствах массовой информации, тоже себя интеллигентами не считают. В данный момент мы действительно не есть интеллигенты в том смысле, в каком это слово употреблялось полвека назад. Поэтому символическое наполнение этого понятия стерлось. Исчезла и символическая притягательность интеллигенции.

И люди, которые сегодня занимаются литературой и искусством, тоже скорее всего не думают о себе в терминах "интеллигенции". Играть какую-то ведущую роль, роль образца нынешние люди с образованием не хотят. У них другая цель - занять соответствующее место, завоевать его. Для сравнения в той же Германии в кругу самых влиятельных людей страны - выдающиеся писатели и известные журналисты. В нынешней же России никто не назовет вам писателя, который является властителем дум. Стадионы беснуются под взглядами эстрадных певцов, а не поэтов.

Общество История 20 лет без СССР
Добавьте RG.RU 
в избранные источники