Новости

10.12.2011 11:15
Рубрика: В мире

Спецназ ЮАР не знает равных

В июне 1984 года в южноафриканском портовом городе Кейптауне состоялась секретная встреча, на которой присутствовали помощник госсекретаря США по африканским делам Крокер, министр иностранных дел ЮАР Питер Бота и Жорж Савимби, главарь Национального союза за полную независимость Анголы (УНИТА). Именно после этой тайной встречи УНИТА с помощью спецслужб ЮАР расширил масштабы вооруженной борьбы против Анголы.

Атака на советские корабли

В первую очередь спецслужбы ЮАР решили перерезать морские каналы военных и других поставок в Анголу из СССР и Кубы. Атакам подвергся крупный порт Намиб, недалеко от города Менонго.

Именно там южноафриканские боевые пловцы впервые атаковали советские суда.

К лету 1986 года боевые действия ангольских правительственных войск развернулись в провинции Мошико. Базой для наступательных действий стал город, связанный железной дорогой с портом Намиб. Для организации снабжения наступательной операции в порт одновременно прибыли три судна: в начале июня кубинское судно "Гавана" с грузом продовольствия и снаряжения, советские сухогрузы "Капитан Чирков" и "Капитан Вислобоков". На наших кораблях было около 20 тысяч боеприпасов.

Вечером 5 июня, буквально за несколько часов до прихода "Капитана Вислобокова", на рейде порта Намиб неожиданно появился обшарпанный траулер под японским флагом. На следующее утро он тихо исчез. А рано утром мощные взрывы произошли на кубинском и советских кораблях, чуть позже бомбы взорвались на топливной базе "Сонагол".

Спустя много лет стали известны подробности этой диверсии. Некоторые из них поведали автору этих строк четверо непосредственных участников операции во время моей командировки в ЮАР. Но об этой встрече позже.

"Японец" доставил в порт три группы боевых пловцов-диверсантов, по шесть человек в каждой, с полным снаряжением. Глубокой ночью они под водой направились к своим целям. Первая группа должна была уничтожить советские и кубинский транспорты; второй, видимо, предстояло взорвать железнодорожный мост, перекрыв сообщение с портом; третья, проделав почти четыре километра под водой, вышла к береговой топливной базе "Сонагол". Там она установила пять гранатометов РПГ-5 с самоликвидаторами, нацеленных на емкости с топливом и перекачивающую станцию.

В 5 утра один за другим прозвучали три взрыва на "Капитане Вислобокове". К счастью, жертв не было. Удивительно, что боеприпасы не детонировали. Одновременно с подрывом "Вислобокова" прогремели залпы гранатометов на топливной базе "Сонагол". Четыре топливных танка и перекачивающая станция были уничтожены. Сработали мины и под опорами ЛЭП, и на железной дороге. Освещение в городе погасло, сообщение с портом прервалось.

Вскоре пришла очередь и "Чиркова": на корпусе взорвались три из четырех мин. Его команда, помогавшая экипажу "Вислобокова", бросилась спасать собственное судно. К счастью, и здесь никто не пострадал, боеприпасы не сдетонировали. Если бы это произошло на обоих транспортах, от порта мало чтобы осталось. Менее всего повезло "Гаване": все четыре установленные на ней мины разворотили днище и к 10 утра судно опрокинулось. Вся команда успела эвакуироваться. Советским морякам удалось своих "двух капитанов" удержать на плаву.

По личному указанию тогдашнего предсовмина Рыжкова (Верховный главнокомандующий Горбачев в это время был в Польше), командование ВМФ немедленно направило в порт Намиб группу советских военных специалистов. Черноморский флот перебросил в Анголу группы боевых пловцов. Перед ними была поставлена задача обеспечить безопасность ремонтных работ наших судов. А заодно снять обнаруженные неразорвавшиеся мины, разминировать их и установить, чьи они.

Как спасали "двух капитанов"

Отрядом советских боевых пловцов, прилетевших в Анголу поздно вечером 8 июня, командовал капитан 2-го ранга Юрий Пляченко. Он первый ушел под воду, осмотрел оставшиеся мины, прикрепленные к днищам наших сухогрузов. Затем дал команду собрать остатки взорванных судов.

Двое суток с кораблей выгружали боеприпасы. После этого к работе приступили бойцы Пляченко. Мины были сделаны из титанового сплава. Очень высокотехнологическое производство. Их изобретатели сделали все, чтобы обезвредить мины было невозможно. Пришлось искать нестандартные пути.

Одна из мин была нейтрализована маленьким контрвзрывом, она оторвалась от корпуса и взорвалась на грунте. А вот на вторую мину пришлось потратить 36 суток. Удивительно, но боевым пловцам помогла небольшая морская ракушка. Она каким-то образом заблокировала штырек, который приводил в действие взрывной механизм. Установить, кто собрал мину, не удалось: детали были разных стран - Японии, Англии, Голландии. Нашли только маркировку мины "DD" и порядковый номер - 13.

Отремонтированный "Капитан Чирков" 27 августа прибыл в Одессу, а "Капитан Вислобоков" после ремонта в Луанде взял курс на Испанию. По результатам выполненной беспримерной операции три офицера из группы Пляченко были награждены орденами Красной Звезды, остальные - медалями "За отличие в воинской службе". Затонувшую в гавани "Гавану", в трюмах которой оставалось большое количество снарядов калибром 162мм, весной 1989 года подняла кубинская команда спасателей. Но потом было решено не восстанавливать корабль - слишком было опасно из-за возможности детонации боеприпасов. "Гавану" вывели далеко в море и затопили.

Сразу после нападения на суда разразился международный скандал. ЮАР категорически отрицала свою причастность к диверсиям. Чуть позже наша разведка выяснила, что операцию провели базирующиеся в Лангебане (Капская провинция) бойцы четвертого подразделения коммандос "Реккиз", специализирующегося на морских операциях. Они пришли в район Луанды на подводной лодке типа "Дафна" и, используя легководолазное снаряжение, проникли в гавань и на заминировали корабли. По некоторым данным, диверсанты использовали снаряжение, полученное от итальянской фирмы "Космос" и доставленное через Израиль.

После нападения на наши судна было принято решение на те корабли, которые заходят в африканские порты, сажать группы боевых пловцов.

Спецназ "за семью печатями"

Специальные подразделения вооруженных сил Южно-Африканской Республики относятся к наименее известным и наиболее закрытым специальным силам в мире. Их подготовка, применение, методы действий, операции долгие годы оставались тайной "за семью печатями". Это объясняется и тем, что ЮАР, как государство "апартеида", долгое время находилось в международной изоляции, военные связи Южно-африканских оборонительных сил (SADF) с другими государствами были ограничены.

Между тем, возможно, из-за этой изоляции, отсутствия реальной военной помощи извне и беспрерывной войны, в вооруженных силах ЮАР возникли уникальные специальные подразделения: разведгруппы командос. Они представляли собой глубоко специализированные разведывательно-диверсионные подразделения, способные, часто полагаясь только на себя, долгое время действовать в отрыве от основных сил на территории противника. Командос ВС ЮАР не только выработали свою, с одной стороны, чрезвычайно эффективную, а с другой - "безжалостную" систему отбора и подготовки спецназовцев, но и обогатили тактику спецназа специфическими приемами и способами действий. С профессиональной точки зрения, их опыт бесценен и уникален.

В течение более чем двадцати лет с момента своего основания разведгруппы командос ВС ЮАР находились в полной боевой готовности, они провели десятки секретных специальных операций на территории и в прибрежных водах Анголы, Намибии, Мозамбика, Танзании и других африканских стран, при этом оставались глубоко засекреченными. Среди подразделений специальных сил ЮАР выделяется 4-я (военно-морская) разведгруппа командос. Многими операциями, проведенными её бойцами, могли бы гордиться и знаменитые французские боевые пловцы из отряда "Юбер", и израильские морские командос из "Шайетет-13", и члены команд американских SEAL.

Боевые пловцы ВС ЮАР формально являются старейшим подразделением среди сил специального назначения Южно-Африканской Республики. Считается, что они ведут свою историю с 1941 года, с момента образования Военно-морской школы подводного плавания в порту города Кейптауна. Школа готовила кадры для спасательной службы ВМС ЮАР, которые принимали участие в боевых действиях Второй мировой войны, весьма, впрочем, ограниченное. Подразделения южно-африканских военно-морских пловцов участвовали в некоторых операциях союзных войск в районе Средиземноморья. Однако после окончания войны подразделения военно-морских пловцов ЮАР были расформированы "за ненадобностью". Служба пришла практически в полный упадок, и к началу 1955 года в ВМС насчитывался всего только... один квалифицированный пловец.

Начало возрождения подразделений южно-африканских военно-морских пловцов относится к сентябрю 1955 года, когда в ЮАР был произведен первый послевоенный набор на курсы пловцов ВМС. 1 июля 1957 года в городе Симонстаун была вновь открыта школа подводного плавания со штатом в 5 человек и небольшим комплектом оборудования, которое постоянно пополнялось.

Формально силы специального назначения ВС ЮАР были созданы 1 октября 1972 года на базе пехотной школы города Оудцхоорн. Там из офицеров, имевших опыт проведения специальных операций в Намибии и Родезии, была сформирована первая спецгруппа, которая стала позже известна как 1-я разведгруппа командос (1-st Reconnaissance Commando) или сокращенно Recce.

Как вспоминал впоследствии один из основателей специальных сил ВС ЮАР Ян Брейтенбах, военное командование столкнулось при этом с большими трудностями. Дело в том, что с момента создания специальных сил в армии ЮАР была задана "очень высокая планка", т.е. сформулированы очень высокие требования, предъявляемые будущим бойцам спецназа. В данном случае руководство специальных сил ВС ЮАР действовало по принципу: лучше из опытного разведчика или парашютиста-десантника сделать надежного боевого пловца, чем выдающегося пловца-спасателя превратить в посредственного морского диверсанта.

В результате проведенной работы в 1977 году была сформирована 4-я разведгруппа командос (4-th Reconnaissance Commando), задачей которой стала подготовка и проведение морских специальных операций, в т.ч. для организации диверсий в сопредельных странах, через которые шло снабжение из СССР и с Кубы оружием, боевой техникой, продовольствием ангольской армии (ФАПЛА), 40-тысячного кубинского экспедиционного корпуса, боевых структур АНК ("Умконто ве сизве" - "Копье нации"). Кроме того, на группу возлагались задачи по разведке ангольского ВМФ и группировки советских боевых кораблей в портах Анголы и Мозамбика и снабжению оппозиционных правительству Анголы и Мозамбика вооруженных движений (УВИТА и РЕНАМО) вооружением и спецсредствами для проведения "особых операций".

База разведгруппы располагалась в Лангебаане, на западном побережье ЮАР, недалеко от Кейптауна. Морские командос имели в своем распоряжении быстроходные катера, резиновые моторные лодки. Группа формировалась постепенно ввиду отсутствия в то время в спецсилах ЮАР опыта подготовки "морского спецназа" и соответствующих кадров. Полностью организационно она оформилась к началу 80-х годов, имея в своем составе собственно боевые подразделения, способные выполнять секретные морские десантные операции, несколько групп боевых пловцов-диверсантов, учебный центр и подразделение обслуживания. Из всех сил спецназа эта разведгруппа командос была самой закрытой с точки зрения структуры, численности, практики применения, подготовки и проведения специальных операций.

В 1995 году в составе Южно-африканских национальных оборонительных сил на основе разведгрупп командос была создана бригада специального назначения. В неё вошли лучшие аэромобильные и подводно-диверсионные подразделения бывших специальных сил ЮАР. Особое внимание было уделено военно-морскому спецназу - одному из самых уникальных и эффективных среди разведгрупп командос ВС ЮАР, на счету которого десятки успешных и до сих пор не рассекреченных операций у берегов Анголы, Мозамбика и даже отстоящей от ЮАР на сотни миль Танзании.

Отбор и подготовка военно-морских командос ВС ЮАР

Все потенциальные новобранцы являются добровольцами. В разведгруппу командос ЮАР брали только тех, кто прошел строжайший начальный отбор, медицинское обследование и психологические тесты, тесты по "программе вооруженных сил" и, естественно, тесты по плаванию. Лишь потом начиналось самое главное: многоступенчатый процесс физического и психологического отбора в условиях, приближенных к боевым. Тесты по "программе вооруженных сил" представляют собой достаточно банальные испытания, которые должны были пройти все кандидаты в бойцы как "сухопутного", так и морского спецназа.

На предварительном этапе отсеивается до 30 процентов кандидатов. Остальные после собеседования получают статус "поступающего в подразделения специального назначения". Чтобы добиться статуса "новобранца подразделения специального назначения", а затем и "оператора подразделения специального назначения", т.е. полноправного бойца спецназа, им придется пройти многоступенчатый отборочный курс, а затем не менее трудный специальный курс обучения.

Первая стадия отбора, который является одним из самых сложных по сравнению с аналогичными формированиями в мире, длится три дня и включает в себя тяжелейшие марш-броски и преодоление водных препятствий. Физические нагрузки таковы, что не каждый способен их выдержать. Из новобранца, как говорится, "вытряхивается вся душа". Те, кто прошел его до конца, характеризовали его как "безжалостное испытание".

Все кандидаты, прошедшие предварительный этап, вновь проходят повышенную по сравнению с армейскими требованиями оценку физической подготовки. Они должны уложиться в шесть часов для преодоления 30-километровой дистанции с полной выкладкой: винтовка со штатным боекомплектом, штатный камуфляжный костюм и 30-килограммовый рюкзак, как правило, набитый песком.

Затем за 45 минут пробежать 8-километровую дистанцию, неся штатную винтовку. Также не менее 40 раз отжаться от пола на кулаках, 8 раз подтянуться на перекладине, сделать не менее 75 приседаний без перерыва. А в конце испытаний проплыть 50 метров без зачетного времени.

Акцент делается и на психологическую подготовку. В ходе специального тестирования кандидата подвергают "перекрестному допросу" сразу несколько человек. А поскольку в ЮАР исторически очень болезненно стоит вопрос взаимоотношений людей с различным цветом кожи, психологической совместимости разных рас уделяется особое внимание. Вопросы могут быть самими различными, от безобидных ("Любите ли вы своих детей и родителей?", "Боитесь ли вы темноты?") до откровенно провокационных: "Как бы вы отнеслись к тому, что в вашей семье появился бы ребенок с иным цветом кожи?", "Смогли бы подать руку тонущему человеку, если он подозревается в кровавом убийстве?" и т.д. Цель этих тестов - создать реальный психологический портрет кандидата.

Насколько тяжело было проходить курс обучения, говорит такой факт: после одного из удачно проведенных отборочных курсов из трехсот двадцати кандидатов осталось двадцать девять. Из них более половины не являлись гражданами ЮАР, зато многие были выходцами из других элитных отрядов спецназначения, в частности, из Родезии.

Далее следует двухнедельный этап, в ходе которого кандидат выполняет физические упражнения и задачи с оружием. Этот этап сменяет двухнедельный курс ориентирования в пустыне. Несмотря на то, что в ходе этого этапа кандидат подвергается реальному риску погибнуть от укуса ядовитых змей, в когтях диких животных, в пасти крокодила или акулы (таких случаев отмечено немало), основная задача теста - проверить умения кандидата ориентироваться в экстремальных условиях.

После этого следует этап, называемый "Бушкрафт" - обучение боевым действиям в буше (африканском кустарнике). В ходе обучения движению по саванне, способам маскировки и организации засад, постоянно идет отсев кандидатов. Однако на этом этапе уже начинается обучение. Через две недели выдают оружие и начинают учить, как правильно убить быка или льва, как поймать змею. Учат искать и запутывать следы, ориентироваться по карте и без нее. Учат также, как противостоять нападению акулы или как уйти от крокодила. Прошедшие эту не совсем обычную подготовку заключают контракт на три года. Большинство из них служат два срока.

Потомки буров

Еще одно спецподразделение ЮАР, не так широко известное, как SAS или "Альфа", "Зеленые береты" или DELTA - подразделение специальной разведки ЮАР RECCE. Оно обладает не только высочайшим уровнем подготовки, но и имеет очень хорошие результаты при выполнении задач в тылу противника в ходе боевых действий.

Одна из первых крупнейших диверсий на счету RECCE - операция под кодовым названием "Савана" с участием 18 спецназовцев. Они серьезно повредили в нескольких местах полотно железной дороги, по которой транспортировалась руда из Заира в Анголу. Для выполнения этой задачи отряд разделился на три группы по 6 человек в каждой. После выполнения задания каждая группа самостоятельно выходила в район эвакуации. Одна из них попала в засаду кубинских войск: один диверсант погиб, трое получили ранения. Однако никто из бойцов RECCE не попал в плен. Уходя от погони, спецназовцы прошли более 170 километров по пустыне и джунглям и были успешно эвакуированы.

Позже, когда в войне стали принимать участие кубинские летчики, бойцы RECCE стали брать с собой ракетные комплексы "Стингер". Очень часто они устраивали засады возле аэродромов, на которых базировалась ангольская авиация. Однажды удалось сбить подряд на взлете сразу два МИГа. Но закрепить успех не удалось, поскольку сразу же был организован поиск диверсантов. Однако здесь бойцы пошли на хитрость. Дело в том, что в группе, устроившей засаду, были только чернокожие разведчики, хоть это и являлось большой редкостью для спецназа ЮАР. Переодевшись в форму противника, они спрятали пусковые установки и приняли участие в собственных поисках.

Состав команды, который выходит на операции, составляет от двух до двенадцати человек. Как правило, срок проведения операции, на который забрасывают группу в тыл противника, - от двух дней до нескольких недель. В истории группы был случай, когда в Анголе одна группа из восьми человек действовала в тылу около двух месяцев, причем совершенно автономно. Группа не только проводила разведку и наводила удары артиллерии, но и сама выполняла диверсии на промышленных объектах противника и против его войск. Очень высокая подготовка по маскировке позволяла им порой действовать в нескольких десятках метров от противника и оставаться незамеченными. Нередко бойцы спецназа переодевались в форму солдат противника.

Кстати, бойцам RECCE приходилось воевать и с регулярной армией Анголы, подготовленной советскими специалистами, и с кубинскими воинскими частями. Против них действовали и группы северокорейского спецназа. Известно, что одна из "встреч" с ними состоялась в 1987 году в долине Камбено. Группа юаровского спецназа столкнулась с отрядом корейцев из пятнадцати человек. Впоследствии один из бывших бойцов RECCE вспоминал: "Все решали доли секунды, кто быстрее среагирует и откроет огонь. В результате корейцы потеряли восемь человек убитыми, а мы только двоих. Однако группа была "засвечена" и нам пришлось спешно отходить". В конце прошлого века изменилась штатная структура и численность отрядов RECCE. На их базе были развернуты разведывательные полки. Затем их преобразовали в парашютные бригады. В настоящее время они объединены в Бригаду специального назначения, но при этом каждый входящий в нее полк имеет свою прежнюю направленность. В частности, девиз одного из полков - "Мы не боимся никого, кроме Бога" - не изменился со времен основания RECCE.

1 апреля 1997 года 1-й полк был официально распущен, бригада была выведена из подчинения командования армии ЮАР. Сегодня подразделения бригады базируются:

Штаб-квартира - в Претории;

4-й полк спецназа - в Лангебаане;

5-й полк - в Фалаборве;

Школа спецназа - в Муррайхилле.

Уволившиеся бойцы бригады сведены в резерв (Special Forces Reserve). Поддерживающее подразделение (Special Forces Supply Unit)ныне базируется в Вальманстале, на севере Претории.

В мире Африка ЮАР Спецслужбы мира с Владимиром Богдановым