Новости

13.12.2011 00:00

Дети реформ застряли в социальном лифте

Итоги опроса комментирует директор Института социологии РАН, член-корр. РАН Михаил Горшков

 

"Российская газета": Михаил Константинович, что ж за молодежь такая пошла? Ни Корчагиных, ни Стахановых - таких, чтоб и на БАМ, и в горячий цех, и по комсомольской путевке...

Михаил Горшков: Не дождетесь, и слава богу. Эти времена и эти методы остались в прошлом вместе с идеологией "работы на голом энтузиазме". Сегодняшняя молодежь - самый важный "продукт" рыночной эпохи, потому она так сильно и отличается от собственных родителей и даже старших братьев. Те, кому сейчас до 25 лет, и прочие россияне живут по несколько разным нормам и правилам. Люди старше 35 в большей степени склонны к соглашательству и смирению. А вот самые молодые рвутся ввысь и вширь, им море по колено.

"РГ": Излишним морализаторством они себя тоже не утруждают? Судя по опросам - гораздо легче старших идут на обман или дают взятки?

Горшков: Я бы сказал не "гораздо", а "несколько" легче. И это вполне объяснимо. Старшее поколение вообще болезненно воспринимает то, что моральные нормы сейчас не столь прочны, как раньше. А "дети реформ" воспринимают все это как норму, потому что в других обстоятельствах никогда и не жили. Кроме того, есть фактор возраста: с годами бунтарей все меньше, запал выдыхается, резкость суждений уступает место компромиссам и взвешенности.

Социологический мониторинг мы ведем уже 20 лет. И он показывает, что система ценностей в российском обществе, во-первых, достаточно устойчива и, во-вторых, в главном примерно одинакова у всех поколений. Заметное место занимают ценности свободы, справедливости, понимаемой как равенство возможностей, труда, патриотизма. Безусловно, новые образы и идеи, которые очень активно продвигались реформаторами, повлияли на массовое сознание и массовое поведение, в особенности на молодежь. Однако это влияние выразилось лишь в некоторых колебаниях "ценностной кардиограммы", не меняющих общей иерархии ценностей.

"РГ": Если бы Цой был жив и спел бы сейчас знаменитое "Мы ждем перемен" - ему бы аплодировали?

Горшков: Не сомневаюсь. Молодые люди вовсе не апатичны. Именно среди них большинство - сторонники более или менее радикальных перемен в обществе. Среди тех, кому меньше 21 года, таких "реформаторов" 54 процента. Другое дело, что сейчас у молодых людей крайне мало возможностей подняться по карьерной лестнице, найти хорошую работу и получить качественное образование. То, что называют "социальными лифтами", то одни из них явно переполнены, а другие - в долгом и непрекращающемся ремонте. Причем ситуация гораздо более тревожная, чем была еще лет 10-15 назад. Наш анализ показывает, что постепенно главным "заказчиком" перемен становится именно молодежь и некоторая активная часть среднего класса. Пока это лишь некоторая слабо проявляющаяся тенденция. Но, как показывает исторический опыт, когда запрос на перемены начинает овладевать умами людей, причем в молодых и активных группах, он так или иначе начинает пробивать себе дорогу.

"РГ": Но в политической активности молодежь до субботних событий практически не замечена?

Горшков: Наши респонденты отмечали, что общественная активность граждан по-прежнему остается низкой. Но характерно: 27% россиян все же уверены, что общество постепенно "просыпается". И среди тех, кто так говорит, все больше людей молодых или среднего возраста (36% в группе 27-30 лет). Старшее поколение, напротив, видит вокруг себя только "болото". Что это значит? А то, что люди обычно судят по себе и ближайшему кругу. И действительно, в новых формах социальной активности, проявляющихся в последнее время, таких как экологические движения, защита памятников старины, борьба с "мигалками" и пр., активно участвуют в основном молодежь и россияне среднего возраста. Они задействуют для этого Интернет и другие современные информационные технологии, эти движения часто переплетены с молодежной субкультурой. Именно активная молодежь, даже не составляющая значительного большинства, способна стать катализатором настроений в пользу перемен в обществе.

"РГ": "Буря, скоро грянет буря"?

Горшков: Я не буревестник. В целом можно скорее констатировать, что российское общество сегодня пребывает в некоторой растерянности. Что происходит сейчас, что будет завтра? Все больше людей понимают, что без серьезной переоценки тех стратегий и приоритетов, которые оправдали себя в минувшее "сытое" десятилетие, страна вряд ли сможет успешно двигаться вперед. Каких-то отдельных практических действий в этом направлении явно недостаточно для преодоления застойных явлений. Но они требуются, и молодежь в данном случае больше всего в них нуждается и, скорее всего, поддержит стратегию нового обновления.