Новости

15.12.2011 00:25
Рубрика: Общество

Честное купеческое

На что шли средства крупнейших московских меценатов

В человеческой натуре два качества сочетаются примерно как библейский волк с библейским же ягненком: желание заработать побольше денег и способность по доброй воле отдать часть своих богатств на "благие дела". Обыватель, примиряя непримиримое, подаст милостыню старушке у церкви или инвалиду в метро. Бизнес - проявит "социальную ответственность" и облагодетельствует сразу многих, не забыв и о собственном имидже "в глазах общественности".

Суть не меняется. Когда деньги идут на благотворительность, это хорошо, какими бы мотивами ни руководствовался обладатель "руки дающей". Если смелость, как известно, города берет, то милосердие и благотворительность эти города способны строить.

Москва - лучший тому пример. Традиции благотворительности здесь давние, с позапрошлого века.

Частное дело

Санкт-Петербург всегда был городом "чиновным", а Москва - "купеческой". В Петербурге делали карьеру и вершили высокую политику, в Москве - "набивали суму" и "приумножали капиталы". А если точнее, то именно в Москве в XVIII-XIX веках стали бурно развиваться промышленное производство и финансовая сфера экономики. Тому были вполне понятные резоны. После отмены крепостного права в экономическом плане вырвались на волю многие крепостные "хозяйственные мужики", по указу Екатерины II получившие разрешение создавать свои собственные мастерские и небольшие производства (но не имевшие ни прав собственности, ни достаточного образования, ни капиталов). Дальше вперед пошли, правда, уже не они сами, а их дети. Второе поколение купцов и промышленников было активным, предприимчивым, легко впитывало западный опыт и идеи. Ручное деревенское производство они заменили машинной техникой, вышли со своими товарами на мировой рынок, от единоличной собственности перешли к акционерной форме... В России появились акционерные общества и частные банки.

Люди это были упрямые, хваткие и закаленные. Многие такие купцы и промышленники происходили из семей старообрядцев, которых государство и официальная православная церковь всегда держала в ежовых рукавицах. Как пишет историк Лев Краснопевцев, историк и хранитель московского Музея предпринимателей, меценатов и благотворителей, "в этих условиях у староверов формировались необходимые для бизнеса качества - внутренняя дисциплина, способность к максимальной концентрации волевых усилий, стремление к независимости. Им было не до развлечений, не до танцев, не до табака и водки. Выживали самые крепкие, привыкшие зарабатывать и рассчитывать только на себя. И эти качества как нельзя более подходили для первого этапа развития российского капитализма".

А потом в бизнес пришли их дети - третье поколение российских купцов и предпринимателей. Цитируя того же автора, "это было поколение миллионеров. Они полностью подавили дворянскую промышленность, использовавшую крепостной труд. Именно это поколение начинает тратить свои заработанные деньги на общественные нужды, на развитие в стране высокой культуры".

Не будь купцов-меценатов, не было б в России ни Третьяковской галереи, ни МГТУ им. Баумана, ни Алексеевской больницы (б. Кащенко), ни здания ГУМа (Верхних торговых рядов), ни нормальной канализации и водопровода уже в девятнадцатом веке, а не гораздо позже, ни многого другого.

Почему же эти люди, привыкшие считать каждую копейку, отнюдь не сентиментальные, хоть и глубоко верующие, достаточно жесткие во всем, что касалось их бизнеса, считали не просто возможным - обязательным жертвовать крупные суммы на "общественные нужды", выплачивать пособия вдовам, больным, сиротам и даже "бедным девицам" в качестве приданого при замужестве, оставлять "духовные завещания", по которым значительная часть их капиталов и собственности отходила "на нужды города"?

Мораль и права

Безусловно, христианские принципы милосердия и благотворительности были в ту пору куда крепче, чем в нынешние времена. Конечно же, другой была мораль - человек скаредный и безжалостный не мог рассчитывать в обществе на уважение себе подобных. Многое диктовали "семейные традиции" и воспитание. Играло свою немаловажную роль и то, что московские купцы той эпохи были кем угодно, только не "временщиками". Свои заводы и фабрики они наследовали от отцов и дедов и готовились передать детям, бизнес строили в буквальном смысле слова "на века". А одной из важнейших составляющих этого бизнеса было то самое "купеческое честное слово" - иными словами, деловая репутация, ради которой люди готовы были и жизнь положить. Так, например, известный промышленник и меценат Сергей Иванович Четвериков в 21-летнем возрасте унаследовал от скоропостижно умершего отца Городищенскую суконную фабрику. Всю в долгах как в шелках. Юноша был одаренным музыкантом и мечтал лишь о композиторской и исполнительской стезе. Но - жизнь решила иначе: пришлось взять на себя бразды правления фабрикой. После смерти отца кредиторы наследника пожалели и требовать свои деньги повременили. Сергей Иванович фабрику поднял и сделал настолько "передовой", что эта мануфактура (в советские времена - фабрика им. Свердлова в Щелковском районе Подмосковья) была закрыта лишь несколько лет назад, успев отметить 175-летний юбилей. А отцовским кредиторам Четвериков выплачивал долги в течение 36 лет, но отдал их до последней копейки, чем возвел свою щепетильность в делах в ранг московской поговорки. Стоит ли говорить, что для человека с такой репутацией многие двери открывались без стука. Сам же он стал одним из крупнейших меценатов. На своей фабрике Четвериков также одним из первых полностью пересмотрел "социальную политику", отменил детский труд и ночные смены для женщин, обустроил жилье и больницы. Ткачи записывались "в очередь", чтобы поступить на его фабрику. Кстати, даже в эмиграции, после того, как большевики отняли у него абсолютно все, Четвериков пытался хотя бы советом помочь "новым хозяевам" своей фабрики по части рационализации производства, разведения особой породы овец для выделки качественного сукна и т.д. - считал, что "нужно переживать за народ, а не радоваться неудачам советской власти".

Среди московских благотворителей и меценатов, входивших в Московское купеческое общество, Сергей Иванович Четвериков пользовался непререкаемым авторитетом. Его в 1915 году даже прочили на пост министра торговли и промышленности - однако сказалась репутация "либерала", и удовольствоваться ему пришлось лишь неофициальной должностью председателя Комитета помощи раненым воинам, потерявшим трудоспособность. Под руководством Сергея Ивановича на эти нужды было собрано и передано инвалидам Первой мировой войны 1,3 млн рублей.

Пример характерный, и он иллюстрирует одно важное обстоятельство. Для московских купцов и промышленников их благотворительная деятельность очень часто становилась единственным "дозволенным" способом общественной и уж тем более политической деятельности.

Во всем виноват "проклятый царизм": купцов и промышленников недворянского сословия он по сути дела "принуждал" к активной благотворительности, так как иным способом утвердить свое место и авторитет в государственной системе им не давали. Общественная активность имела для них практически один путь: пожертвования на благо общества. В любой другой, учитывая их силу и авторитет, давать им волю правящая элита не собиралась.

Без пиара и упрека

Считается, что лучше всех с задачей "дави частника!" справлялись большевики и советская власть. Но царский режим тоже не упускал возможности ввести драконовские налоги на прибыль или выдавить предпринимателей, например, из торговли зерном, с железных дорог или производства металла, установив на это госмонополию. Точно так же с большой неохотой представителей бизнеса назначали на важные посты в государстве. Бизнес отвечал тем же, что и всегда: записывал в соинвесторы иностранцев, направлял детей или родственников на службу по чиновничьей линии и обеспечивал себе прикрытие. И - "добровольно-принудительно" брал на себя социальную сферу, тем самым становясь для государства той "курицей, несущей золотые яйца", которую резать себе дороже. Естественно, государство не упускало и случая собрать с купцов и промышленников "по подписке" средства, например, на торжественный обед по случаю приезда Императора или на мероприятия в честь какой-нибудь важной даты. "С одной стороны, налицо добровольность в пожертвованиях, - пишет историк Галина Ульянова, - но с другой, купечество ставилось властями в такое положение, когда добровольные пожертвования становились атрибутом принадлежности к купеческому сословию". В целом за период с 1860 по 1914 г. Московскому купеческому обществу было пожертвовано почти 15 миллионов рублей (14875406 р.), из них почти 6 млн - с 1896 по 1905 гг. Эти данные приведены в книге Г.Н. Ульяновой "Благотворительность московских предпринимателей. 1860-1914" - уникальном научном труде, написанном на основе архивных материалов, где содержатся данные о каждом из меценатов и обо всех видах пожертвований. Надо отметить, что Московское купеческое общество само по себе было уникальной сословной организацией: именно оно ведало всей системой дел "общественного благосостояния" в Москве, аккумулировало и распределяло на благотворительные цели огромные суммы, при это оставаясь "прозрачным" и обладающим безупречной репутацией. При этом, конечно, пожертвования шли не только в денежной форме и не только через Московское купеческое общество, но и через Московское городское общественное управление (сумма пожертвований - еще 40 миллионов "царских" рублей за 1866-1914 гг.). И за все это (что важно) не принято было получать чины и награды. Максимум - установить портреты особо отличившихся меценатов в актовом зале Московской купеческой управы или в заведениях, которые содержали за их счет.

Слова "пиар" и "социальная ответственность" изобрели гораздо позже. И звучат они как-то... гораздо менее убедительно.

справка

На что шли в дореволюционное время суммы, пожертвованные благотворителями? Вот лишь некоторые примеры. Постоянная (а не разовая, как это водится сейчас) помощь бедным, вдовам и сиротам, инвалидам. Пособия бедным девушкам "по выходе в замужество". Средства на выкуп бедных из долговой тюрьмы. Содержание и строительство больниц, приютов, богаделен, училищ для малоимущих. Стипендии талантливым студентам. Подарки бедным к праздникам. Благотворительные обеды. Сооружение храмов, памятников, музеев, галерей. Борьба с эпидемиями и последствиями неурожаев. Благоустройство города

между тем

На что благотворительные средства идут сейчас?

На социальную рекламу, продвижение "социально ориентированных" товаров и услуг, экологию, "соцпакеты" сотрудникам фирмы, помощь детям-сиротам, инвалидам и малоимущим, поддержку малого бизнеса, стипендии одаренным студентам, спонсорство творческих коллективов, участие в строительстве жилья и др.

кстати

Всего этого могло в России не быть:

- Третьяковской галереи (создана на средства купцов Павла и Сергея Третьяковых).

- Психиатрической больницы, детского туберкулезного санатория, 30 городских училищ, канализации, Микояновского мясокомбината, Московского художественного театра и др. Созданы на средства купцов Алексеевых.

- Авиации в ее современном виде. Первый в мире аэродинамический институт создал предприниматель и ученый Д.П. Рябушинский. Он же построил в Москве множество домов, больниц, домов призрения и пр.

- Русской оперной школы. Первую Частную Русскую оперу, на сцене которой пел Ф.И. Шаляпин, открыл в Москве С.И. Мамонтов.

- Российской школы генетики и биологии. Знаменитый генетик С.С. Четвериков и биолог Н.И. Вавилов - выходцы из купеческих семей.

- Многих произведений П.И. Чайковского. Великому композитору ежегодно выплачивала по 6 тыс. рублей жена железнодорожного строителя Карла Федоровича фон Мекка Надежда Филаретовна.

- МГТУ им. Баумана (Императорское высшее техническое училище финансировал П.И.Губонин)

Общество История