Новости

16.12.2011 00:09
Рубрика: Культура

Открытка с Никулиным

18 декабря Юрию Владимировичу Никулину исполнилось бы 90 лет.

Он часто заканчивал разговор с людьми просьбой: "Не надо обижать". Иногда это произносилось требовательно и относилось к конкретной ситуации, но, бывало, он мимоходом бросал эту фразу. И раз это говорил Никулин, то люди искали в ней смешной смысл, ждали продолжения. А продолжения не было, потому что в словах "Не надо обижать!" выражено все, что хотел сказать нам Юрий Никулин.

Колыбельная

На манеже белые квадраты

Положил в окошко лунный свет.

Спать ушли гимнасты,

акробаты,

Только лишь остался

сторож дед.

Засыпают лошади и звери,

На конюшне тихо и темно,

Час ночной уже пришел,

Медвежата и осел -

крепко спят давным-давно.

Позади осталось воскресенье -

День больших

и маленьких забот,

Но давно забыты все волненья,

Засыпает цирковой народ.

День сегодня

выпал вам нелегкий,

Даже трудный, честно говоря,

Но если в праздник цирк большой

Был наполнен детворой -

Значит, день прошел не зря.

Впереди далекая дорога,

И куда не знаю, ляжет путь.

В нашем крае цирков очень много,

И поедешь ты куда-нибудь.

Может быть,

тебе слегка взгрустнется,

Может,

провожать придут друзья.

Голубые поезда, через села,

города

В дальний край умчат тебя.

Юрий Никулин

Многое потерялось, многое, даже волосы с головы улетели, а эта открытка и сейчас со мной.

Когда шестилетним я попал в больницу, то ни игрушек, ни книжек в первый день у меня не было. При мне оказалась лишь открытка с Юрием Никулиным из серии "Актеры советского кино". Я держал ее под подушкой, а иногда доставал - для бодрости.

Правда, Никулин выглядел на открытке совсем не так комично, как в кино. Но мне это и нравилось. Он глядел серьезно, развесив свои большие и грустные уши, мол: "Ну что, брат, невесело тебе? Ничего, вот видишь - и мне не всегда весело бывает..."

Летом мы с ребятами во дворе играли в цирк. Сережка - акробат и жонглер, Лариса - гимнастка, а мы с Мишкой - клоуны. На вечернее представление пригласили всех соседей. Только мы с Мишкой чуть не сорвали наш номер - никак не могли решить, кто из нас будет Никулиным. Ведь двух Никулиных сразу не бывает.

А еще мне нравилось, как Никулин поет. Вернее, напевает:

"Серебрятся лунным светом

облака,

Поздней ночью

опустевший цирк затих..."

Или вот это:

С утра я рад, чего-то жду.

Ура! Ура! Я в цирк иду!..

Кстати, цирка в нашем маленьком городе не было. Только летом на две недели приезжал цирк шапито, да и то не всякий год. А лучший в мире цирк на Цветном бульваре у нас, конечно, не гастролировал. Поэтому мы его только по телевизору видели.

К счастью, Никулина мы видели еще и в кино: "Пес Барбос и необычный кросс", "Операция "Ы" и другие приключения Шурика", "Ко мне, Мухтар!", "Бриллиантовая рука"... Своими ролями он как-то незаметно внушил нам, что можно быть смешным, совершенно не теряя достоинства. Что вовсе не страшно быть немного смешным.

Когда на экране возникал Юрий Никулин, нам казалось: не может быть выше призвания, чем быть Балбесом с большой буквы, дарить людям радость и добрый смех.

Впрочем, вскоре мы повзрослели и больше не стремились в клоуны. И уже как-то тихо, про себя, мы радовались, когда видели в кино Никулина. Да и сам Юрий Владимирович стал какой-то другой. Задумчивый. И фильмы, в которых он снимался, тоже пошли другие - совсем не про смешное. "Двадцать дней без войны", "Они сражались за Родину", "Чучело"...

В этих фильмах Никулин не играет, а живет - как могут жить на экране только великие актеры. Будто его позвали в кадр с улицы: "Эй, друг, помоги, выручи..." Ну, он и пришел в чем был и какой был. Мол, надо так надо. Он мог молчать в кадре, стоять спиной, но это молчание, эта сутулая спина говорили зрителю больше, чем длинные монологи и крупные планы.

Кадры с Никулиным выплывают оттуда, где все живы. Где зайцы, не опасаясь волков, трудятся на заготовке сена. Где поезда не сталкиваются, даже если летят по одной колее навстречу друг...

"Почему не сталкиваются-то?" - спрашивали Никулина те, кто еще не слышал его любимый анекдот про два встречных поезда и пьяного стрелочника.

- Не судьба! - торжествующе отвечал он.

Культура Литература Календарь поэзии