20idei_media20
    15.12.2011 23:20
    Рубрика:

    В медуниверситете имени Сеченова будут готовить докторов для глубинки

    Первый Московский государственный медицинский университет имени Сеченова предложил пилотный проект подготовки врачей для работы в отдаленных районах.

    На совет экспертов в "РГ" пришли ректор Первого МГМУ член-корреспондент РАМН Петр Глыбочко, проректор этого вуза член-корреспондент РАМН Иван Чиж, корифей отечественной медицины академик РАМН Михаил Перельман, декан лечебного факультета профессор Надежда Подчерняева, студент 6-го курса Тимофей Пшеничный.

    Прежде чем начать разговор, мы решили воспользоваться возможностью столь высокого присутствия, чтобы помочь автору одного "горячего" письма в редакцию. Речь шла о том, что больная женщина не могла получить медицинскую помощь по месту жительства. Пакет со множеством справок передали Петру Витальевичу... Это было во вторник. Сейчас женщина уже госпитализирована в одну из клиник университета имени Сеченова. Случай помог? Выходит так. Но подобные случаи редкость. Как быть?

    Возврашение земского врача

    Российская газета: В медицину сейчас идут небывалые финансовые вливания. В отдаленные районы поступает уникальное, дорогущее оборудование. А работать на нем нередко некому. Иногда нет даже врачей. Положа руку на сердце: желающих покинуть большие города ради работы в глубинке сыскать трудно. Предложенный вашим вузом проект - это выход почти из тупиковой ситуации?

    Петр Глыбочко: Современные студенты весьма неохотно едут работать в районные центры. Там кадровый голод - врачей нет. Не случайно председатель правительства РФ Владимир Владимирович Путин внес предложение о возвращении традиций земского врача, подкрепив это соответствующим финансированием. Еще в сентябре этого года он предложил выплачивать специалистам 1 миллион рублей, чтобы они поехали работать в отдаленные районы.

    РГ: Когда они получат эти деньги?

    Глыбочко: Если они согласны поехать в район, то пишут заявление. И через Фонд обязательного медицинского страхования им выплачивается 1 миллион рублей. При условии, что они отработают в районе пять лет.

    РГ: А жилье?

    Глыбочко: В договоре, который заключается со студентом, прописывается решение жилищной проблемы. Это входит в социальный пакет. И это прерогатива региональной власти. Например, в Самаре в рамках соцпакета предусмотрено строительство отдельных домов для врачей общей практики - земских врачей. Домов с участком, если речь о селе. Если речь о райцентре, то должна предоставляться квартира или дом. В Пензенской области - квартиры. То же - и в Калужской области. Кстати, меньше всего коллизий с жильем. Все врачи, которые уехали в отдаленные районы, его получили. Соцпакет включает и другие социальные услуги. Местная власть может доплачивать специалисту так называемые подъемные в размере 50-100 тысяч рублей. Зависит это от возможностей региона, его отношения к охране здоровья.

    Контрактно-целевой прием

    РГ: Как проект будет осуществляться на практике?

    Глыбочко: Мы обсудили проект на Ученом совете вуза, на площадке Учебно-методического объединения по медицинскому и фармацевтическому образованию вузов России. Убеждены: необходимо перейти от целевого приема студентов к целевому контрактному приему. Он подразумевает взаимоотношения студент - вуз - работодатель. Молодой специалист получает возможность по окончании вуза поехать на работу туда, откуда он получил целевое направление.

    РГ: Но регионы и сейчас дают целевые направления.

    Глыбочко: Но финансово такие направления не подкреплены. А если направление контрактное, то регион за обучающегося студента платит деньги.

    РГ: Регионы готовы платить?

    Глыбочко: Этот проект сейчас прорабатывается минздравсоцразвития и минобрнауки. И если это будет прописано законодательно и принято, то это позволит вернуть молодого человека в регион, который его направил.

    РГ: Это гарантия, что ни один выпускник не покинет свой отдаленный участок, не вернется в большой город через год-два-три?

    Надежда Подчерняева: Такое не исключено, конечно. Но тогда выпускник обязан выплатить всю сумму, которую получил по контрактному договору. А это немалые деньги.

    РГ: Целевики будут участвовать в общем конкурсе при приеме?

    Подчеряева: Думаю, они станут поступать вне конкурса.

    РГ: Регионы смогут диктовать, кого принимать, а кого нет?

    Глыбочко: Пока законодательно такие нюансы не прописаны. Принимать будем, как и сейчас, по результатам ЕГЭ. Пологаю, что это должно происходить вне конкурса. Думаю, это нормально.

    РГ: У вас известный, зарекомендовавший себя вуз. Зачем вам такая головная боль? Ведь многое придется менять.

    Глыбочко: Я бы не считал это головной болью. Ведь это даст возможность обеспечить кадрами регионы, позволит целенаправленно с учетом особенностей данного региона готовить для него кадры. Наконец, это приведет к возникновению конкуренции между вузами, что очень важно для самих вузов. Ведь регион станет выбирать более сильный вуз, который готовит более квалифицированных, более современных специалистов.

    РГ: Закон о такой подготовке кадров коснется не только вашего вуза, а будет для всех медвузов ?

    Иван Чиж: Конечно! Он для всех вузов Российской Федерации. Мы выступаем инициаторами. И если правительство это сегодня примет, то завтра такая подготовка кадров станет обязательной для медвузов. Иначе невозможно обеспечить кадрами регионы.

    Один на один с пациентом

    Глыбочко: Изменения в подготовке кадров неминуемы. С учетом принятия закона об охране здоровья населения страны, мы отменяем интернатуру, активизируем практическую подготовку студентов, увеличивая количество часов на нее. Если раньше было сложно в медвузе учиться до третьего курса, то теперь сложнее станет учиться с третьего по шестой. Потому что нужно будет овладевать практическими навыками - медсестринскими, врачебными. И отчитываться за практику студенты будут не в письменной форме. Итоги их практики станут оценивать независимые эксперты, независимые экзаменационные комиссии. И практику студенты, поступившие по целевому контрактному набору, станут проходить в тех регионах, в тех местах, где им предстоит работать .

    Тимофей Пшеничный: Большее внимание практической работе очень для нас важно. Тем более для тех, кто поедет в отдаленные районы. Там врач нередко остается один на один с пациентом, он должен уметь самостоятельно принимать решения. Правильные решения. В нашей профессии цена ошибки так велика, что об этом подумать страшно.

    Глыбочко: Нам необходимо обеспечить информационную поддержку молодого специалиста. Для этого в рамках федеральной целевой программы мы создаем электронную медицинскую библиотеку на базе нашей научной медицинской библиотеки. Эта программа контролируется и курируется министром здравоохранения и социального развития России Татьяной Алексеевной Голиковой.

    Молодой специалист в районе, в селе, имея Интернет, выходит на площадку электронно-медицинской библиотеки и получает любую информацию. А регионы обязаны обечпечить возможность выхода в Интернет. Это необходимо и для проведения консилиума, если в таковом возникает необходимость. Мы готовы проводить дистанционное обучение. Сейчас мы прорабатываем вопрос создания консультативных центров на базе многопрофильных больниц. Что это значит? Это значит, что круглосуточно по Интернету можно связаться с дежурным врачом и получить необходимую консультацию. Такие дежурные будут не только в самом регионе в многопрофильных, краевых, областных больницах, но и в ведущих центрах в Москве. Вот, например, нужна земскому врачу консультация с пульмонологом. И он может по Интеренету получить ее у академика Перельмана.

    Цена беседы

    РГ: Михаил Израилевич, Вы когда-то сами начинали работать в глубинке?

    Михаил Перельман: Да, в Кологриве Костромской области. 90 километров от железной дороги. Ни электричества, ни водопровода. Работали, оперировали. И люди там собрались очень интересные. Но с тех пор жизнь резко поменялась. Благодаря Интернету, телемедицине, мобильным телефонам... Мы как-то не задумываемся, что это просто революционные измнения. Мне думается, работа на селе, в глубинке - это золотой фонд для опыта, для практики, для становления врача. Предложение нашего вуза важно, значимо чрезвычайно. Без возрождения земского врача, нам кадровый голод в глубинке не одолеть, медицинскую помощь доступной не сделать.

    Мне хочется напомнить об одном очень важном качестве врача. Любого, но особенно того, кто поедет работать в глубинку. Увлекаясь новыми тенденциями, тем же Интернетом, теми же мобильными телефонами, мы почти утратили важнейшее, необходимое качество врача: умение разговаривать с пациентом, с родственниками пациентов, с коллегами. А без этого немыслим настоящий врач. Мне приходится постоянно иметь дело с жалобами на медицинскую помощь. Так вот, прежде всего жалуются именно на то, что врач не поговорил или поговорил так, что пациенту стало хуже.

    РГ: Но согласитесь, при нынешних нагрузках, при том, что с врача требуют огромное количество всяческих справок и так далее, для "беседы по душам" просто не остается времени...

    Перельман: Не соглашусь! Приведу пример из собственной практики. Давным-давно в областной больнице Ярославля я оперировал восьмилетнюю Жанну по поводу перетонита. Жанна умерла после операции. А через десять дней ко мне с цветаим и конфетами пришли родители девочки. Они благодарили за то, что я о ней заботился, за нее переживал, с ней разговаривал. Потом в моей жизни было много благодарностей. А помню всю жизнь именно эту. Убежден: в обязательной программе по практическим навыкам должно быть отведено место умению врача говорить, вести беседу. Иначе же не собрать анамнез. А умело собранный анамнез - это 80 процентов правильного диагноза.

    РГ: Если после посещения врача пациенту не стало лучше, значит, его посетил плохой врач?

    Глыбочко: Старая истина. Но такая современная! И сейчас, разрабатывая программы, планы подготовки студентов для работы в отдаленных районах, мы это постараемся учесть.