Новости

22.12.2011 10:40
Рубрика: Власть

Суд зачехлил охотников

Верховный суд России согласился с тем, что прогулку по лесу с зачехленным ружьем можно признать охотой. Отсюда вывод: кого поймали, тот браконьер.

Пересмотреть отношение к охотникам и просто вооруженным людям в угодьях просил заявитель П.А. А-ин. По его мнению, необходимо отредактировать Типовые правила охоты РСФСР, утвержденные еще Главным управления охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР. Иначе в охотники могут записать любого постороннего, при ком найдут ружье.

В документе, принятом еще в советскую эпоху, сказано, что охотой признается выслеживание с целью добычи, преследование и сама добыча диких зверей и птиц, находящихся в состоянии естественной свободы. Это первый абзац пункта 1, здесь все ясно, претензий у заявителя не было.

А вот второй абзац приравнивает к производству охоты нахождение в охотничьих угодьях с огнестрельным оружием, капканами и другими орудиями охоты, а также с собаками и ловчими птицами, либо с добытой продукцией охоты. Если понимать буквально (а правоприменители, похоже, так и понимают), прогулка по лесу в неурочный час с разобранным ружьем может быть приравнена к браконьерству. Или, скажем, мягче, нарушению правил охоты.

Ружье есть? Лес вокруг? Звери вдали бегают? Значит - плати.

Для справки, по статье 8.37 Кодекса об административных правонарушениях, за нарушение правил охоты человеку грозит штраф от 1000 до 2000 рублей с конфискацией орудий охоты или без таковой. Или - лишение права заниматься охотой на срок до двух лет. Поэтому вопрос, считать ли охотником оруженосца для многих граждан оказался принципиальным.

Типовые правила охоты были введены приказом охотничьего ведомства № 1 от 4 января 1988 года. Другое время, другая страна... Но это ничего не меняет: документ в силе.

Судя по всему, заявителя как-то задержали в охотничьих угодьях в неположенное время с разобранным ружьем в чехле. Он попытался доказать, что охоты и в мыслях не было. Однако его наказали за нарушение правил охоты, сославшись на упомянутые правила.

В своем заявлении в суд, гражданин указал, что Типовые правила (на его взгляд) противоречат нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и нарушают его права и свободы, как гражданина и охотника на перевозку охотничьего оружия и нахождение с ним в охотничьих угодьях.

Представители министерства природных ресурсов и экологии России иск не признали. Прокурор Генеральной прокуратуры России Л.Е. Степанова также попросила отказать заявителю в удовлетворении его требования. В свою очередь Верховный суд страны, изучив дело, так же счел правила абсолютно приемлемыми.

Например, как сказано в решении, закон "Об охоте" (часть 2 статьи 57) приравнивает к охоте нахождение в охотничьих угодьях физических лиц с орудиями охоты и (или) продукцией охоты, собаками охотничьих пород, ловчими птицами. А другой пункт этого же закона определяет орудия охоты как огнестрельное, пневматическое и холодное оружие, отнесенное к охотничьему, а также боеприпасы, капканы и другие устройства, используемые при охоте.

В общем, как говорится, все бьет. И там, и там охотником числится не тот, кто стреляет, а тот, у кого ружье. Так что, считает Верховный суд, довод заявителя о противоречии спорных правил закону об охоте ошибочен.

"Согласуется оспариваемое предписание и с пунктом 10 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР, утвержденного постановлением Совета Министров РСФСР от 10 октября 1960 г. № 1548, в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 19 декабря 1994 г. № 1402, устанавливающим, что нахождение в охотничьих угодьях с оружием приравнивается к охоте", - сказано в документе Верховного суда.

Правда, есть еще Правила добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты. Документ утвержден постановлением правительства России от 10 января 2009 г. № 18. В нем при трактовке понятия, что же такое охота, говорится уже о расчехленном ружье. Но федеральные законы имеют больший юридический вес. Так что советские формулировки в данном случае взяли верх.

Верховный суд страны в первой инстанции отклонил иск заявителя. Тем не менее, в каждом конкретном случае надо разбираться отдельно. Правила не мешают инспекторам относиться с пониманием к человеку. Не надо выдумывать нарушений там, где их нет.

Допустим, человек только перевозил (переносил) оружие. Или винтовка просто лежала в джипе, а гражданин, приехал, скажем, на рыбалку или по грибы. Наверное, опытным взглядом лесника можно понять, где хитрый браконьер, а где банальное недоразумение.

"Заявитель фактически оспаривает конкретное правоприменительное решение о привлечении его к административной ответственности за нарушение правил охоты, - говорится в документе Верховного суда. - Однако при рассмотрении настоящего дела в рамках абстрактного нормоконтроля суд не вправе проверять законность такого решения. Заявитель вправе обжаловать его в установленном законом порядке".

Любопытно, тот же самый пункт охотничьих правил уже оспаривался в Верховном суде три года назад. Однако тогда суд полностью встал на сторону заявителя. Спорный момент приравнивал к охоте помимо прочего и нахождение охотничьим оружием в собранном виде на дорогах общего пользования.

Заявитель М.В. Г-ой посчитал, что эта норма нарушала его права и права других граждан, вводя фактически запрет на транспортирование тех моделей охотничьего оружия, которые не подлежат разборке без инструмента. Высшая судебная инстанция согласилась с его доводами. "...При утверждении Типовых правил орган, уполномоченный на их принятие, вышел за пределы предоставленных ему полномочий и фактически установил новое понятие охоты, приравняв к ней нахождение с охотничьим оружием в собранном виде на дорогах общего пользования, что не может быть признано правомерным", было сказано в решении.

Исходя из той (теперь уже отмененной) нормы, к нарушителям правил охоты мог быть причислен человек с кинжалом или пневматической винтовкой, лежавшими в машине. Проехал по трассе Москва - Петербург, считай, браконьер.

"...охотничьими угодьями в силу пункта 3 Положения об охоте признаются все земельные, лесные и водопокрытые площади, которые служат местом обитания диких зверей и птиц и могут быть использованы для ведения охотничьего хозяйства", уточнил Верховный суд. Значит, дорога, проложенная в лесу, пусть даже и федеральная магистраль, тоже в некотором роде охотничьи угодья? Так можно было бы довести ситуацию и до абсурда. Допустим, военно-морской офицер едет на машине к новому месту службы. В багаже лежит парадный мундир с кортиком. И что: любой егерь смог бы "пришить" ему нарушение правил охоты?

Однако теперь опасения в прошлом. Ту норму Верховный суд страны отменил. Решение было утверждено кассационной инстанцией и вступило в законную силу.