16.01.2012 23:40
    Рубрика:

    Смерть Ким Чен Ира может затормозить постройку транскорейского газопровода

    Скоропостижная смерть лидера Северной Кореи Ким Чен Ира заставила экспертов вновь заговорить о потенциальной угрозе проекту, связанному с поставками российского газа в Республику Корею (РК) через территорию КНДР.

    Как известно, идея постройки транскорейского газопровода обсуждалась еще в 90-е годы, но фактический старт ее реализации был дан в ходе личных переговоров Дмитрия Медведева с Ким Чен Иром 24 августа минувшего года в Улан-Удэ. Теперь же, по мнению некоторых наблюдателей, смена власти в Пхеньяне может внести в этот проект дополнительную долю неопределенности.

    Действительно, термин "политические риски" неизменно возникает в любых комментариях, касающихся вопроса поставок российского сетевого газа в Южную Корею. Но так ли велики эти риски? Ответ, казалось бы, лежит на поверхности - многолетнее политическое и военное противостояние двух государств с разными идеологическими системами, отсутствие между ними не только дипломатических отношений, но даже договора о формальном прекращении войны, ядерная программа КНДР, инцидент с гибелью в 2010 году южнокорейского корвета "Чхонан", периодические перестрелки на границах, взаимные обвинения в нагнетании напряженности и так далее.

    Но даже если допустить, что руководство КНДР решит использовать прекращение поставок газа в качестве инструмента давления на своего южного соседа, то вряд ли она извлечет из этого какие-то стратегические выгоды. Зато получит серьезные убытки от недополученной платы за транзит и плюс серьезно испортит отношения с Россией как с поставщиком газа.

    Для подтверждения этого тезиса достаточно взглянуть на состояние топливно-энергетического баланса Республики Корея. Объем энергопотребления этой страны в 2010 году составлял порядка 255 млн тонн в нефтяном эквиваленте (т.н.э.). При этом доля природного газа в энергетическом балансе составляла лишь 15%, или около 38 млн т.н.э., что эквивалентно примерно 43 млрд куб. м природного газа. То есть, если бы транскорейский газопровод существовал в настоящее время, то доля поставок по нему (а его предполагаемая проектная мощность 10 - 12 млрд куб. м в год) обеспечивала бы лишь 3 - 4% энергетических потребностей страны. Прекращение этих поставок отнюдь не было бы критично для экономики страны, а недостающие объемы можно было бы без особого труда восполнить увеличением импорта СПГ.

    В то же время Южная Корея в последние 10 лет значительными темпами (примерно на 9% ежегодно) увеличивает потребление природного газа. По прогнозам компании KOGAS, к 2020 году оно составит около 55 млрд кубометров в год, то есть в энергетическом балансе доля поставок по транскорейскому газопроводу, который к тому времени должен быть введен в эксплуатацию (ориентировочный срок - 2017 год), будет еще меньше.

    Кстати, на проблему политических рисков, касающихся энергоснабжения Республики Корея стоит посмотреть и с другой стороны. Сейчас эта страна обеспечивает себя газом исключительно за счет поставок СПГ, где ее главными контрагентами выступают Индонезия, Малайзия, Катар, Австралия и другие. Доставка законтрактованных объемов осуществляется через Южно-Китайское море, которое является зоной "холодного" конфликта из-за территориальных споров - Китая с Филиппинами и с Вьетнамом (в этот спор, хотя и в меньшей степени, вовлечены также поставщики СПГ Малайзия и Бруней). Притом что США уже фактически подтвердили, что готовы занять в назревающем противостоянии антикитайскую позицию.

    В частности, президент Обама в ноябре прошлого года обнародовал планы американцев по усилению военного присутствия в этом регионе, что, естественно, вызывает большое неудовольствие в Пекине. При негативном развитии событий это грозит ударить по традиционным маршрутам доставки энергоресурсов в РК. Это касается не только СПГ, но и нефти, доля которой в топливном балансе Южной Кореи составляет 41% и которая практически полностью завозится танкерами из стран Азиатско-Тихоокеанского региона и Ближнего Востока.

    Поэтому вполне логично, что руководство РК ведет сейчас переговоры с Россией не только о закупках газа, но также о соединении транскорейских железных дорог с Транссибом и сооружении линии электропередачи через территорию КНДР с целью поставки российской электроэнергии в Южную Корею. Безусловно, в данных проектах основную роль играет экономическая целесообразность, но и геополитический аспект нельзя сбрасывать со счетов.

    Нелишним будет заметить, что набирающее обороты трехстороннее сотрудничество двух государств Корейского полуострова и России в энергетической сфере не вызывает, по крайней мере явного, протеста со стороны США и Китая, двух государств, чье влияние традиционно сильно соответственно в РК и КНДР. Не исключено, что Китай проявит и более активную заинтересованность в реализации данных проектов. Например, в строительстве ветки от транскорейского газопровода на территорию Маньчжурии до городов Шэньян или Бэньси (эти города отчасти газифицированы, но их потребности в "голубом топливе" значительно выше используемых объемов), которая может стать дополнительным маршрутом для поставок российского газа в КНР наряду с западным коридором - газотранспортной системой (ГТС) "Алтай".

    Надежды Республики Корея на Россию вполне оправданны. К концу текущего десятилетия наша страна будет обладать на Дальнем Востоке разработанной ресурсной базой и необходимой инфраструктурой, позволяющей поставлять значительные объемы природного газа в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

    Уже на сегодняшний день функционирует завод СПГ на Сахалине производительностью 10 млн тонн газа в год и построена первая очередь магистрального газопровода "Сахалин - Хабаровск - Владивосток" с ежегодным объемом транспорта до 6 млрд куб. м в год. В перспективе планируется пятикратное увеличение объемов транспортировки "голубого топлива" по данной ГТС. Также в текущем году "Газпром" начнет строительство газопровода "Якутия - Хабаровск - Владивосток" от Чаяндинского месторождения, подача газа в который (проектная мощность - 25 млрд куб. м в год) начнется в 2016 году. То есть примерно через 5-6 лет будет организована доставка природного газа до Владивостока суммарным объемом свыше полусотни миллиардов кубических метров в год. Сейчас "Газпром" вместе с японскими партнерами изучает возможность строительства в этом городе завода по производсву СПГ. Наряду со своим сахалинским собратом это предприятие может стать дополнительной гарантией для РК в плане обеспечения ее природным газом в случае, если вдруг возникнут проблемы с его поставками по другим маршрутам - будь то территория КНДР или Южно-Китайское море.