Новости

Немецкие национал-демократы решили воспитать себе смену.

Недавно в ФРГ вновь появились лагеря гитлерюгенда. Дети в одинаковых костюмчиках перед турпалатками браво вскидывали руку. Они обучались безразмерному патриотизму, от которого в трудные кризисные времена не так далеко и до махрового национализма.

Однако лагеря закрыли. Суд признал действия нацистов антиконституционными. Такая реакция на выступления национал-демократов в Германии привычна. Несмотря на некоторые успехи, крайне правые не пользуются популярностью в немецком обществе. Хотя Национал-демократическая партия Германии (НДПГ) собирает не более одного процента на выборах в бундестаг, некоторых побед на региональном уровне она все же добилась. Крайне правым дважды удавалось преодолеть пятипроцентный барьер на выборах в землях Мекленбург-Передняя Померания и Саксония.

Выступая на выборах в бундестаг и земельные парламенты, национал-демократы получают деньги из госбюджета. Их требования: выдворение иммигрантов из страны и создание таким образом рабочих мест для немцев. Повышение активности неонацистов объясняется притоком иностранцев в бедные восточные земли Германии. Однако эксперты заявляют о переоценке этого фактора: процентная доля иностранцев в землях, где популярны крайне правые партии, в несколько раз меньше, чем в экономически благополучных западных областях ФРГ. Электорат НДПГ и других, более мелких шовинистских партий, как, например, "Радикалов", - это в основном молодые люди, разочаровавшиеся в общественно-политической системе. Неудовлетворенность молодежи, пополняющей ряды нацистов, связана с ростом безработицы в землях бывшей ГДР, слабым развитием инфраструктуры, упадком промышленности, а также миграцией молодых женщин в западные земли Германии. Без семьи и без работы молодые люди не знают, чем себя занять, и попадают в сети неонацистов.

Лидеры национал-демократов открыто прославляют Гитлера

35-летний механик Дирк Энгерт на последних выборах голосовал за "Радикалов". Мотивация? Да просто надоела ложь крупных партий. А вот лозунги националистов конкретны и понятны. Однако усиление позиций НДПГ в германских земельных парламентах не стоит переоценивать. С требованием ее запрета постоянно выступают все фракции бундестага. Германское правительство даже подало заявление на запрет НДПГ в Конституционный суд. А в ходе следствия обнаружилось, что в руководстве партии задействованы многочисленные агенты Госкомитета по охране Конституции ФРГ.

Правительственные агенты, внедренные для отслеживания случаев антиконституционной деятельности, даже получают плату из госбюджета. Неонацисты успешно обыграли ситуацию, задав на суде вопрос: "Как можно запретить партию, членами которой являются представители комитета по защите Конституции?". Лидеры национал-демократов до сих пор бравируют своей безнаказанностью, а председатель отделения в Мекленбурге Уве Пастерс даже открыто прославляет Гитлера. Однако ни воспевание Гитлера, ни участие в террористической деятельности, ни финансовые махинации до сих пор не привели к запрету Национал-демократической партии. Внедрив в ее ряды своих агентов, немецкое государство само себе поставило подножку и создало резервуар для разжигания националистических настроений.

Справка "РГ"

Национал-демократическая партия Германии была создана в 1964 году. В 2011 году в ее рядах числилось более 18 тысяч человек. Сами члены партии называют себя "единственной значимой патриотической силой" в стране. Основой их идеологии стала критика либерального капитализма и коммунизма. Экономическая программа партии сориентирована на социальное обеспечение немцев и направлена против власти богатых, хотя и не выступает против частной собственности. Представители партии жестко критикуют политику Европейского союза, но вместе с тем выступают категорически против присоединения Турции к организации. Кроме того НДПГ настаивает на пересмотре границ государства, установленных после войны.

Насилие в повестке дня

Хотя в Америке действует сравнительно большое количество группировок, исповедующих националистическую и близкие к ней идеологии, ни одна из них не имеет политического представительства.

Самой известной националистической организацией считается Национальный альянс. Его ячейки существуют как минимум в восьми штатах США. Помимо этого, группировка поддерживает связи с националистическими организациями в Европе, включая Британскую национальную партию и Национал-демократическую партию Германии. Эту структуру в 1974 году основал Уильям Пирс, руководивший ею до своей смерти в 2002 году. Он - автор известной футуристической новеллы про расовые войны "Дневники Тернера", которая, как считают в националистической среде, стала источником "вдохновения" для американца Тимоти Маквея, взорвавшего офисное здание в городе Оклахома-Сити в 1995 году, в результате чего погибли 168 человек и около 500 были ранены.

"Сегодняшний девиз организации - "Вернуть наши войска домой и отправить их на мексиканскую границу" - импонирует большинству американцев, которые устали от нелегальных мигрантов в нашу страну. В этом нас поддер живают гораздо больше людей, чем многие думают", - рассказал "РГ" один из активистов Национального альянса.

Националистическими идеями в США в разное время отличились Арийские нации, Национальное социалистическое движение, Белая революция, Альянс Южных Штатов, Общество арийского Ренессанса...

До атак "Аль-Каиды" в сентябре 2001-го в Нью-Йорке и Вашингтоне именно американские националисты рассматривались ФБР в качестве наиболее опасных потенциальных террористов. И не напрасно. Как выяснилось, расисты в 2008 году готовили покушение на первого темнокожего президента США Барака Обаму. К счастью, предотвращенное.

Кто такие истинные финны

Буквально за последние два-три года в Финляндии на политический олимп ворвалась партия "Истинные финны".

На парламентских выборах в апреле 2011 года она заняла третье место по количеству голосов. А в конце прошлого года лидер партии Тимо Сойни даже выдвинул свою кандидатуру на пост президента страны.

"Я могу привести три аргумента, почему поддерживаю эту партию. Первое: она против участия наших военных в международных конфликтах. Второе: она за сокращение излишней вовлеченности Суоми в дела, которые ее должны меньше всего интересовать - например, в вопросы финансирования экономик Греции и Португалии. И самое главное: она стремится в первую очередь решать проблемы финнов и Финляндии. То есть ставить наши интересы выше других" - так обосновала свою симпатию к "Истинным финнам" пожелавшая остаться неназванной собеседница "РГ".

Стоит отметить, что со всеми этими пунктами соглашаются большинство финнов. Однако не все готовы поддерживать "Истинных финнов". Многие крайне неодобрительно относятся к радикальным заявлениям партии: "Финляндия для финнов", типа "Отгородимся от всего мира и будем решать сами свои проблемы", "Выселим всех иммигрантов, которые отнимают наши рабочие места". Кстати, "Истинным финнам" дорого обошелся их радикализм - их так и не взяли в новое правительство. В итоге партии пришлось дистанцироваться от своих радикалов и завуалировать их излишне резкие заявления. Сейчас "Истинные" вроде как и демократы, но при этом и жесткие националисты "с человеческим лицом".

В Прибалтике национал-демократы появились во многом в результате возвращения после 1991 года домой потомков нацистских коллаборационистов, исповедовавших русофобскую идеологию. "Западные" латыши и эстонцы, в иммиграции десятилетиями воспитывавшиеся в ненависти к России и русским, привнесли с собой пещерный национализм.

Наиболее яркой национал-демократической партией Латвии, например, является правящее "Единство", набравшее на прошлых выборах 22 процента голосов и занявшее третье место. Находясь у власти, "Единство" медленно, но планомерно проводит политику по ассимиляции русских детей, сохранению латышского языка как единственного государственного, а также консервации позорного института "неграждан", ущемляющего в правах русских.

Довлеет комплекс вины

Одним из самых провальных лозунгов для любой британской политической партии до самого недавнего времени являлся лозунг националистический или же подкрашенный националистическими настроениями.

Пенять и указывать на инородцев для нормального коренного британца - дело попросту немыслимое. В силу исторических особенностей этой страны, а именно ее колониального прошлого и переживаемым ныне бывшей метрополией комплексом вины, любого рода националистические поползновения считаются на Альбионе возмутительными и аморальными. Быть заподозренным в национализме - последнее, чего бы желал себе респектабельный британец.

Именно поэтому симпатизанты Британской национальной партии (BNP) предпочитают о своих добрых чувствах к ней особо не распространяться. БНП считается ультра-правой по своей идеологии и балансирующей на грани пропаганды рассовой ненависти. Либеральная газета "Гардиан" назвала БНП "расистской организацией фашистской породы". Британская полиция запретила своим офицерам членство в БНП. Семья Уинстона Черчилля выразила возмущение, когда изображение легендарного британского премьер-министра и отдельные его высказывания националисты использовали в своих пропагандистских кампаниях. Внук Черчилля Николас Сомс назвал партию БНП " чудовищной". Открыто выражаемое общественное порицание БНП носит в Британии столь явный характер, что перед лидером партии, выпускником престижнейшего Кембриджского университета Ником Гриффином, закрывают двери в любое приличное общество. Пару лет назад на Альбионе разразился громкий скандал: депутат Лондонской ассамблеи от БНП, получивший из Букингемского дворца приглашение на два лица на летний прием к Ее Величеству, в качестве второго "лица" назвал Ника Гриффина. Возмущенная общественность тотчас же громогласно заявила, что Гриффина пускать в Букингем нельзя и что никто не потерпит, чтобы он стоял поблизости от Ее Величества.

И тем не менее ставки этой партии в последнее время заметно выросли. Если в 2001-ом за БНП отдали голоса лишь 47 тысяч британцев, то в 2010 -ом - без малого 564 тысячи. В ходе этих выборов в одном из крупных избирательных округов Ник Гриффин занял третье место, уступив лишь кандидату-лейбористу и кандидату-консерватору. И хотя в Вестминстер националисты проникнуть так и не сумели, в 2009-ом, впервые в своей бесславной истории, Британская национальная партия умудрилась просочиться в Брюссель, заполучив два места в Европарламенте.

На чем же подскочили акции британских националистов? На неурожайном годе глобального финансового кризиса, затянувшего пояса британцев. Как, однако, связаны "неурожай" и национализм? Самым прямым образом. Колоссальный масштаб иммиграции в Британию и здешнее законодательство, обеспечивающее иммигрантов завиднейшим "пакетом" социальных благ, уже далеко не первый год изрядно раздражают местное население. Получивший разрешение на жительство в Британии иммигрант первым получает бесплатное жилье, многочисленные социальные пособия и - работу. В очереди за всеми этими "благами" местный житель оказывается, как правило, вторым. В годину кризиса, когда в Британии вдвое увеличились очереди на биржи труда, именно иммигрантов нередко винят в том, что они отняли у местных их кусочек хлеба с маслом. Между тем Британская национальная партия как раз-таки занимает откровенно антииммиграционные позиции. Ее лозунг - "Работу в Британии - для британских рабочих!" Правда, на красивом плакате с этим лозунгом сияют, как выяснилось, фотографии опять-таки иностранцев, потому как "свои" предпочли на националистическом плакате не засвечиваться.

В своем манифесте БНП утверждает, что партия намерена "обеспечить будущее для коренного населения Британских островов". Однако уточняется, что коренное население это лишь те, чьи "предки поселились здесь после Ледникового периода", а также потомственные англосаксы, кельты, викинги и норманны. Что же касается пришлых, то изначально БНП стояла за их полное выдворение с Альбиона, но в последние годы сменила гнев на милость: легальным иммигрантам партия готова разрешить проживать в Соединенном Королевстве, но только на правах национальных меньшинств, не переходя границы "меньшинств" в демографическом смысле. Если бы БНП пришла к власти в Британии, то она не допустила бы введения удостоверний личности, воспрепятствовала бы вторжению чужеродных культур в Великобританию, дабы не подорвать ее традиционные ценности, и перевела бы Национальную Службу здравоохранения (NHS) на обслуживание только британских граждан, запретив врачам принимать иностранцев.

Лозунги БНП по части защиты прав коренного населения нашли живой отклик у скромного симпатичного парня по имени Джерри. Водопроводчик Джерри пришел на ежегодную проверку исправности отопительной системы в моей квартире и за чашкой кофе "выплакал" всю горечь своих низких заработков, невозможности купить жилье для семьи в силу запредельной дороговизны и невозможности получить крышу над головой бесплатно, так как бесплатное раздали "ордам иммигрантов". Зная меня уже не первый год, Джерри проникся доверием и признался, что состоит в рядах БНП: "Это единственная партия, которая назвала вещи своими именами и взяла таких как я под защиту, - сказал этот рабочий парень. - Никто не против приезжих, но когда иммигранту вместе с правом на жительство автоматом дают те блага, о которых сами британцы не могут мечтать - это очень несправедливо и неправильно."

Официально в рядах БНП  состоит 14 тысяч британцев и принято считать, что большинство членов и сочувствующих - это обманутые Гриффином и его сподручными бедолаги типа Джерри. Однако журналистские расследования, проведенные здешней прессой, которая заслала своих переодетых "казачков" в БНП, принесли шокирующее открытие: в "тайных" сторонниках БНП значатся менеджеры ведущих компаний, профессионалы с престижными дипломами, люди с известными именами. Что они делают в среде "фашистов"? Британский публицист Роджер Бейли ответил на этот вопрос так: "Крайне маловероятно, что они исповедуют экстремизм и тем более - фашизм. Скорее всего, испытывают недовольство явно плохо сбалансированной  иммиграционной политикой вот уже которого кряду правительства. Дисбаланс этой политики стал особенно очевидным в последние годы. К сожалению, именно ультра-правая БНП перехватила и извратила тот вопрос, который должны были бы решать серьезные и ответственные политические партии".

Есть в британском партийном реестре совсем невеликая партия именуемая, однако, весьма пышно - Национальная Либеральная партия - Третий путь. Эта моложавая, 22-летнего возраста партия, провозглашает себя "патриотами", отвергает идею сверхцентрализованных правительств и уповает на "прямую демократию", осуществляемую посредством референдумов и гражданских инициатив. Эта маленькая партия подняла, однако, свой голос против военной интервенции в Ирак. В конце 90-ых Национальная Либеральная партия - Третий путь выступала за добровольное репатриирование "нон-европейцев", предлагая мотивировать оных к отъезду с Альбиона щедрыми финансовыми "поощрениями." Сегодня партия выступает за "селекционную и не расистскую иммиграционную политику" и ратует за приглашение "гостевых" рабочих в Британию с перспективой для гостей стать гражданами Соединенного Королевства.

Если бы "третьепутьевцы" пришли к власти, они сняли бы криминальный ярлык с проституции и употребления конопли в качестве наркотика, а также же решительно пересмотрели бы нынешнюю роль Британии в Евросоюзе в сторону уменьшения. Изначально национал-либералы-третьепутьевцы даже стояли за полный и окончательный выход Британии из ЕС. Однако  претворить эти мечты в жизнь вряд ли вскоре удастся, так как шансов прийти к власти у этой партии в обозримом будущем крайне мало. О ее низкой популярности свидетельствуют хотя бы две цифры: в рядах Национальной Либеральной партии - Третий путь значатся лишь 20 членов, а в партийной казне насчитывается лишь тысяча четыреста фунтов стерлингов. Ни критиков, ни сторонников этой партии мне сыскать не удалось. И мало кто из опрошенных вообще слышал о наличии таковой.

Единственной британской партии с приставкой "нац", которой удалось набрать большинство голосов и заявить в полный голос о себе стала лишь Шотландская национальная партия. Еще в конце минувшего столетия Шотландская национальная партия была не просто "вечно оппозиционной", но своего рода политическим изгоем. Поговаривали, что культовый голливудский "джеймс бонд" Шон Коннери, дожив до седых волос, никак не удостаивался чести получить рыцарский сан и титул сэра только из-за того, что являлся одним из активистов ШНП. Джин вылез, однако, из бутылки, когда в 1998-ом тогдашний британский премьер Тони Блэр разрешил шотландцам заиметь собственный парламент и собственное правительство.

Довольно скоро стало очевидно, что шотландские националисты - не одиозная секта, а пользующаяся  весьма широкой поддержкой электората политическая сила. Шон Коннери получил "сэра", ШНП - стала крупнейшей партией в парламенте, так что  в 2007-ом ее лидер Алекс Салмонд сформировал правительство меньшинства. А далее националисты победили с впечатляющим перевесом и у Шотландии появилось правительство, опирающееся на поддержку теперь уже одной фракции. Этой самой фракцией оказалась именно Шотландская национальная партия. И отныне ничто не мешает ШНП реализовать свою сверхзадачу, заявленную главным лозунгом ее избирательных кампаний - провести референдум о независимости Шотландии.

Мне доводилось встречаться и беседовать с Первым министром Шотландии Алексом Салмондом в 2007-ом, когда возглавляемая им ШНП впервые сформировала правительство Шотландии. И от лица "Российской газеты" я тогда задала ему вопрос: "Что если референдум о независимости будет-таки провален? Ведь получается, что в отличие от объединяющейся Европы, Шотландия набирает обратную, центробежную силу?" На что Первый министр ответил, что процесс выхода из состава Соединенного Королевства будет очень мягким, поэтапным: "В  ходе референдума вопрос не будет стоять ребром "Так мы отделяемся или нет?" Вопрос будет стоять о том, хотели бы шотландцы дать новые полномочия своему парламенту или хотели бы полную для него независимость? У шотландцев будет право решать, в какой именно степени их парламенту нужна самостоятельность". Что же касется "центробежной силы", то Алекс Салмонд заметил, что сотрудничество Шотландии с Европой в случае получения этой страной независимости может только укрепиться и расшириться, так как Шотландия не страдает, в отличие от Англии, евроскептицизмом.

Есть ли будущее у итальянского неофашизма?

В истории Италии, как, впрочем, и в истории Германии существуют страницы, которые для большинства жителей этих стран являются глубоко постыдными.

В своей массе итальянцы стесняются фашистского прошлого страны, избегая публичного обсуждения этой деликатной темы. Но, несмотря на то, что времена Муссолини давно позади, среди жителей Апеннин есть люди, которые по-прежнему в той или иной степени разделяют его взгляды.

С одной стороны, в итальянском парламенте сегодня официально не представлены партии с четко очерченными ультраправыми программами. В то же время, в таких влиятельных партиях  как "Народ свободы" и "Лига севера" (они до недавнего времени входили в правоцентристскую правительственную коалицию) проглядывают элементы, присущие некогда партии Дуче. Наиболее ярко эти настроения проявляются в воззрениях "лигийцев", резко выступающих против дальнейшего увеличения числа мигрантов, существования национальных диаспор и этнических гетто, строительства новых мечетей и исламских школ. В 2010 году именно "Лига севера" выступила с предложением запретить ношение хиджаба на территории Италии. Ее лидер Умберто Босси (который до ноября 2011 года был главным соратником Сильвио Берлускони) убежден, что иммигранты, нежелающие принимать условия итальянского общества, должны быть немедленно из него изгнаны. Сегодня, когда коалиции Босси-Берлускони больше нет, идеи "Лиги севера" в основном находят отклик в северных регионах Италии (Венето, Пьемонт и Ломбардия), традиционно поддерживающих эту партию на протяжении многих лет. Тем не менее, официальному Риму, "левым" и Церкви, держась относительно "единым фронтом", удается довольно успешно отбиваться от радикальных и дискриминационных предложений "Лиги" и в законодательную плоскость они пока не переходили.

Неудивительно, что в Италии, как практически в любой европейской стране, столкнувшейся с проблемой нелегальной миграции, есть свои неофашистские объединения, партии и движения: "Ла Дестра" ("Правые"), "Форца Нуова" ("Новая сила"), "Национальный Альянс" и "Националистическая Партия Италии" (НПП). Последняя в августе 2011 года даже выступила с предложением создать Легион национальной безопасности и обороны, призванный защитить и очистить страну от "новых варваров" - прежде всего, представителей сексуальных меньшинств и иностранцев, которые переехали в Италию после 1977 года. Причем, лидер этой партии Гаэтано Антонио Мария Сайа настаивает на том, что мигранты должны оставить все блага, заработанные ими честным трудом, в пользу государственной казны и граждан Италии. Возможно, эта инициатива могла бы "заинтересовать" часть итальянцев, если бы лидер НПП не выглядел бы как плохая пародия на Гитлера в исполнении Чаплина, и если бы ролик партии не был бы таким плоским и однобоким. Буйство мелькающей в нем фашисткой атрибутики вперемешку с фото Гарибальди и других национальных героев Италии вряд ли способна привлечь массы.

Антонио Лонго (45 лет, сотрудник Министерства) сомневается в том, что подобные движения смогут когда-либо вернуться к власти в Италии. "Конечно, если экономическая и социальная ситуация в стране будет ухудшаться, то количество их сторонников увеличится, но они всегда будут довольствоваться ролью меньшинства. На мой взгляд, их главной "архиллесовой пятой" является отсутствие четкой и последовательной программы. В большинстве случаев они призывают к защите национальной самобытности и борьбе с наплывом иностранцев. В то же самое время, многие из них попросту сбивают с толку, выступая с ярко выраженными антикапиталистическими и антиамериканскими лозунгами, под которыми они пытаются (не всегда умело) скрывать свою ненависть, например, к тем же евреям. Более того, зачастую эти движения несут в большей степени культурную, нежели политическую нагрузку", - замечает Лонго. Но кто-то же их все-таки поддерживает?

25-летний студент из Тренто Тано Де Лиза, написавший диссертацию по итальянским национал-социалистическим движениям, подчеркивает, что на их вульгарные и заезженные лозунги "попадаются" две категории итальянцев - молодежь и старики. "Молодежь - по причине своей культурной ограниченности, либо социальной незащищенности или из-за желания изменить что-то в своей жизни, устав от роли вечной пешки. Сегодняшние "левые" не могут предложить молодым то, что они находят в ультраправых движениях - иллюзию возможности управления своей судьбой. Старшее же поколение зачастую находится под воздействием телевизионных программ и переубедить их в том, что любую реальность при желании можно исказить, практически невозможно", - говорит Тано. Однако, и Антонио, и Тано утверждают, что по причине политической несостоятельности современных неофашистких движений в Италии, их электорат вынужден в большинстве случаев отдавать свои голоса вышеупомянутым "Народу свободы" и "Лиге Севера", умело разыгрывающим националистическую карту.

Оба оратора, выступая против существования неофашистских движений, предлагают подойти к проблеме рационально. Антонио заботит повышенный интерес со стороны молодых к подобной идеологии. "Для того чтобы убедить их в бессмысленности и безнравственности этих радикальных идей, к ним нужно найти правильный подход, в котором не должно быть места репрессивным и устрашающим мерам", - говорит он. Тано же выступает за эффективный пересмотр интеграционный политики Италии. "Многие проблемы уйдут сами собой, если мигранты почувствуют себя наконец-то защищенными", - объясняет молодой человек.

Несмотря на то, что интеграционная политика Италии действительно далека до совершенства, власть время от времени посылает мигрантам свои "знаки внимания". В частности, в 2011 году Президентом Джорджо Наполитано была выдвинута инициатива по автоматическому предоставлению гражданства детям мигрантов-неграждан, родившимся на территории Италии. На днях новое правительство, выбравшее курс на ужесточение налогового бремени для своих граждан, объявило о намерении отменить налог для иммигрантов, продлевающих вид на жительства на Апеннинах. Такие "реверансы"  можно вполне назвать дальновидными, поскольку, по данным итальянского института статистки, к 2065 году число мигрантов в Италии утроится и с их мнением, хотят того политики или нет, придется считаться.

Жанна д'Арк содрогнулась

Они собрались у золоченой статуи Жанны д Арк, что на парижской площади Пирамид рядом с Лувром. Человек 200.

Почетный председатель Национального фронта Жан-Мари Ле Пен и дочь Марин, сменившая его на посту главы этой крайне правой партии, возложили венок к подножью по случаю 600-летия со дня рождения в 1412 году Орлеанской девы. Ле Пен исполнил короткий спич, в котором превознес заслуги легендарной героини и нелицеприятно высказался в адрес нынешних властей, которые, по его словам, предают забвению национальные интересы, не борются с "ползущей" исламизацией страны, и особенно с иммигрантами.

Кто поддерживает "лепенистов"? Их избирательная база довольно широка. Большая часть, 38 процентов, - это единоличные предприниматели, ремесленники, те, кого раньше называли "мелкой буржуазией", но и рабочие - их 25 процентов, и безработные - 28 процентов, то есть те, кто в большей степени недоволен нынешним положением вещей и наиболее восприимчив к пропаганде националистов. Как утверждает французский политолог Ролан Каироль, "Марин Ле Пен смогла уловить страхи французов и использовать в своих интересах". К тому же в отличие от отца с его нередко провокационными высказываниями Марин способна вызывать симпатии, что помогло ей во многом, как здесь говорят, "дедьяволизировать" НФ, придав ему облик "почти нормальной" партии. При этом практически ни на йоту не отойдя от программных партийных установок.

НФ настаивает на выходе Франции из Шенгенского пространства, возврате к национальным границам, ужесточении мер по высылке нелегалов, а также отмене закона о воссоединении семей, благодаря которому с середины 70-х годов прошлого столетия во Францию переместились многие сотни тысяч мигрантов. Еще одно предложение - лишение иностранцев каких-либо социальных пособий и льгот, которыми, по убеждению националистов, должны пользоваться исключительно граждане Франции.

НФ также активно выступает против объединенной Европы, за возврат к "доброму старому франку".

В мире Европа Германия А как у них?