Новости

В республике впервые проведена операция по полной пересадке кожи лица.

Микро- и нейрохирург Муса Матеев - специалист от бога. Так, по крайней мере, считают и его коллеги, и больные. Недавно его пациентом стал 22-летний житель города Баткена Рустам П. В детстве парень получил тяжелые ожоги. На его лице пострадало 70 процентов кожи, носа практически не было. Как жить дальше, Рустам не представлял. Но профессор Матеев подарил ему надежду.

Сегодня он уже сформировал парню новый нос, пересадив большой лоскут кожи с живота. На эту операцию ушло пять часов. Тем не менее работа над внешностью пациента продолжается.

О сложнейшей операции, а также о своих хирургических буднях Матеев рассказал корреспонденту "РГ".

Российская газета: Как вы решились на эту операцию?

Муса Матеев: Мы и раньше уже проводили подобные операции. Но полностью лицо заменяли впервые. Для этого мы использовали собственную кожу пациента. Почти как в фильме "Без лица".

Операция действительно была очень сложная. Перед тем, как взяться за нее, долго дискутировал со своими западными коллегами. Многие из них склонялись к пересадке донорского лица. Я был принципиально против. Ведь если пересаживать лицо с трупа, то пациент всю жизнь будет сидеть на иммунодепрессантах. А это на десятки лет укорачивает жизнь. Не говоря уже о дороговизне - человеку ежегодно пришлось бы тратить 5-6 тысяч долларов на поддерживающие медикаменты. А прекращать их прием нельзя, в противном случае начнется отторжение.

Однако и при использованном нами методе могут возникнуть осложнения. Как врач я, естественно, переживаю: не дай бог кожа не приживется. Но перед операцией я рассказал больному какие могут быть последствия. На что он мне ответил: "Мне 22 года. С таким лицом я не смогу образование получить, работать с людьми, никто за меня замуж не выйдет. Какой тогда смысл дальше жить!?" И я решился на операцию.

РГ: Возникали ли за 5 часов работы над лицом молодого человека критические минуты?

Матеев: Их было много. Можно сказать, мы по-настоящему боялись за пациента - с самого начала операции и до конца. И следующую неделю, до снятия повязок, провели как на иголках. Но результаты оказались более чем удовлетворительными. Теперь Рустаму предстоит еще одна операция, но самое сложное позади. Самое же главное: у парня появилась надежда на нормальную жизнь.

РГ: Муса Аспекович, выходит, что пластическую операцию можно сделать и в республике. Насколько это доступно гражданам Киргизии?

Матеев: Операция Рустаму, например, была сделана бесплатно. Точнее, за счет государства. А вообще пластическая хирургия не требует дорогостоящих аппаратов, как, допустим, кардиохирургия. Мы как портные. Для работы необходимы только операционный стол, инструменты и, конечно, умение. Именно от последнего зависит качество операции.

Наша школа пользуется мировым признанием. В бишкекское отделение пластической хирургии Национального госпиталя регулярно приезжают пациенты из-за границы. Наши услуги ежегодно привлекают примерно 200-300 человек из постсоветских стран, в основном - Казахстана и России. Есть пациенты и из дальнего зарубежья. Люди едут за качеством. В медицине оно первостепенно.

справка "РГ"

Муса Матеев - профессор Киргизско-Российского славянского университета, глава республиканского общества реконструктивной микрохирургии. Несколько лет назад председательствовал на Пятом всемирном конгрессе по реконструктивной микрохирургии в Японии.

Муса Аспекович регулярно проводит лекции для молодых хирургов в Испании и Швеции и делится опытом с коллегами из других стран. 25 лет назад Матеев со своей командой разработал уникальную методику хирургической реконструкции - "лоскутную". Она, как уверяет специалист, намного эффективней, проще и дешевле мировых аналогов. По ней он работает уже четверть века.

В мире экс-СССР Киргизия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники