Новости

06.02.2012 00:34
Рубрика: В мире

Вальтеру никто не звонит

Отец бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко просит прощения и мечтает вернуться в Россию

Вальтер Литвиненко - отец бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко, скончавшегося в 2006 году при загадочных обстоятельствах в одной из лондонских клиник, - который до последнего времени винил в смерти сына российские власти, решил покаяться. Он хотел бы вернуться в Россию.

73-летний мужчина, в одиночестве мерзнущий в итальянском городке Монтемарчьяно (провинция Анкона), сидя в кромешной темноте, рассказал по мобильному телефону корреспонденту "РГ", что сподвигло его пойти на этот шаг.

- Как давно вы живете в Италии? Какой миграционный статус вам был предоставлен итальянскими властями?

Вальтер Литвиненко: Мы живем в Италии с 2007 года. Здесь мои дети и четверо внуков, но все мы живем в разных городах. Сын Максим - в Сенигаллии, а дочь Татьяна - в Пезаро. Что касается моего статуса, то в Италии у меня есть вид на жительство. Мы - беженцы. Никакого пособия не получаем. Мы просили, но нам так ничего не дали.

- В каких условиях вы сейчас живете?

Вальтер Литвиненко: Я живу в адских условиях - без света, без отопления. В самом что ни на есть летнем домике, приспособленном для курортников. Таких домов здесь много вокруг, и я живу в одной из квартир. Вокруг почти никого нет. Пол - ледяной, с моря дует сильный ветер. В общем, к зимним условиям мое жилище никак не приспособлено. Говорю вот с вами и дую на ладони, обложился пледами, чтобы хоть немного согреться. Сижу в темноте один, что глаза открыты, что закрыты - все одно. Из живности со мной рядом только кошка, которую я привез из России. С тех пор, как умерла моя Любочка (жена Вальтера Литвиненко. - Ред.) около полугода назад, я так и живу. У меня выхода другого нет, эта квартирка дешевая - 350 евро в месяц, но сейчас и этих денег нет. Квартплату уже давно не плачу. Единственный плюс - мне 73 года, а стариков в Италии не выгоняют.

- Как получилось, что вы оказались в таком положении? На что вы жили в Италии до того, как оказаться в подобной ситуации?

Вальтер Литвиненко: Приехали мы в Италию с большими планами. Решили взять в аренду ресторан. Пятьдесят тысяч заплатили, но ничего у нас в итоге не получилось. Прогорели мы. Вот так.

- Помогают ли вам дети?

Вальтер Литвиненко: Они, конечно, мне помогают. Дочка иногда мужа присылает. Он мне привозит еду. Вот мне котлетки как раз недавно принесли. Я их четыре дня ем. Сын мне тоже приносит кое-что из еды - то хлеб купит, то еще что-то. Насчет питания я не жалуюсь. Газ, cлава Богу, есть. Старику много не надо. Суп поем и потом лежу целый день. Только вот холодно очень…

Мои дети сами живут в тяжелых условиях. Вы знаете, когда тесно живут люди, старики мешают и появляются ненужные конфликты. Я этого не хочу. У дочери в семье иногда бывает так, что за квартиру нечем заплатить, а им же еще надо детей кормить. Сын мой работает поваром в ресторане. Сегодня снег выпал, два дня ресторан не работал, так вот хозяин ему еду давал, чтобы семья не голодала в эти дни.

- При каких обстоятельствах вы и ваш сын, ныне покойный Александр Литвиненко, познакомились с Борисом Березовским? Поддерживаете ли вы сейчас с ним отношения? Просили ли вы его о помощи?

Вальтер Литвиненко: Саша познакомился с Березовским  очень давно, еще при Ельцине. Он же тогда работал в ФСБ. Как Саша говорил, он Борису два раза жизнь спас. Я подробностей не знаю, знаю только, что, вроде бы, Березовского подрывали. А второй раз, как будто, застрелить приказали.

А я познакомился с Березовским, когда ездил к Саше в Лондон, в 2006 году. Потом я его еще раз видел где-то через год. Больше я туда не ездил. Звонил всегда ему я сам. Раз пять звонил, хотел спросить, может, у него связи какие-нибудь есть среди итальянских чиновников. Хотел, чтобы мне помогли. А он мне говорит: "Вальтер, перезвони через две недели. Вальтер, перезвони через два дня. Вальтер, перезвони потом". Как я ему не звонил, он мне все время повторял: "Перезвони, перезвони". В конце концов я ему говорю: "Боря, я в Россию уеду". И все, больше разговоров никаких не было.

- Когда планируете вернуться в Россию? Занимались ли уже оформлением документов?

Вальтер Литвиненко: Да какие там планы. Я просто хочу приехать, и все. А как там будет, не знаю. Я никаких действий не предпринимаю, сам приехать не смогу, если за мной только пришлют кого-нибудь. Трудно мне здесь.

- Как вы отреагировали на признание невестки Марины в том, что ваш сын работал на британские спецслужбы?

Вальтер Литвиненко: Мне только недавно об этом сказали. Мой отец, Сашин дед (ветеран войны), в могиле сейчас переворачивается. Мне это все очень неприятно. Понимаете, одно дело бежать от каких-то преследований, а другое дело - Родину предавать. Это две разные вещи.

Стреляная гильза Березовского

Текст: Ольга Дмитриева ("Российская газета", Лондон)

Слово "предательство" начинает походить на родовое проклятье для семьи Литвиненко.

"Ярлык предателя не может обрадовать никого... Но я себя в предателях не числю", - сказал в марте 2002-го в своем первом, эксклюзивном интервью "Российской газете" только-только обосновавшийся в Лондоне бывший подполковник ФСБ Александр Литвиненко.

Но ярлык предателя залипает на нем, и вплоть до своей трагической гибели он не может отмыться. И вот сегодня это же слово на устах его отца, чье необычное для россиянина имя Вальтер, по аналогии с немецкой маркой оружия, породило недоброе прозвище для Литвиненко-младшего - Александр Пистолетыч. И теперь уже его родной отец, испрашивая прощения у покинутой им Родины, произносит в адрес мертвого сына страшное слово "предатель". При этом он понимает, что его сын, "Александр Пистолетыч", как и он сам - стреляные гильзы для Березовского. Покаяние еще недавно состоявшего в рядах ярых критиков России Литвиненко-старшего было воспринято в Британии как сенсация.

Что заставило проживающего нынче в Италии в съемной квартире, без средств к существованию 73-летнего Вальтера Литвиненко сделать разворот на сто восемьдесят градусов от его изначальных утверждений, что к гибели сына приложила руку ФСБ? От его ходатайств к конгрессу США поддержать резолюцию о причастности к произошедшему российских властей? Вальтер Литвиненко утверждает, что его мнение о сыне изменилось, после того как он узнал, что в деле будто бы замешана британская разведка. Однако то, что стало для Литвиненко-старшего потрясшим его открытием, давно уже, по сути, лежало на поверхности. Еще осенью 2007-го, спустя год после отравления Александра Литвиненко радиоактивным полонием, британская "Дейли мейл", ссылаясь на анонимные источники в дипломатических и разведывательных кругах Соединенного Королевства, выступила с сенсационным сообщением: бывший подполковник российской ФСБ работал на британскую разведку. "К моменту своей гибели Александр Литвиненко получал предварительные гонорары от британских спецслужб примерно в две тысячи фунтов стерлингов в месяц", - заявила тогда "Дейли мейл". Назвала газета и имя одного из вероятных "вербовщиков" Литвиненко. Приложить руку к привлечению Литвиненко к сотрудничеству мог якобы не кто иной как тогдашний глава службы внешней разведки МИ-6 Джон Скарлетт, в свое время работавший в Москве и свободно владеющий русским языком.

Примечательно, что версию о сотрудничестве Александра Литвиненко со службой британской внешней разведки его вдова, Марина Литвиненко, назвала "более чем абсурдной". Однако четыре года спустя в интервью Русской службе Би-би-си Марина Литвиненко признала, что ее муж консультировал британцев в борьбе с российской организованной преступностью в Испании.

Правда, она утверждала, что это была не работа, а консультации, в силу чего говорить, что он "работал" на МИ-5 или МИ-6 не корректно. На минувшей неделе в Британии решили рассекретить все имеющиеся у спецслужб документы, проливающие свет на тайну убийства бывшего офицера ФСБ. С прошением о рассекречивании этих сведений обратился к МИ-5 и МИ-6 судья Коронерского суда Сент-Панкрас в Лондоне Эндрю Рид. Судья Рид ведет расследование обстоятельств смерти Александра Литвиненко. В заявлении судьи Рида говорится, что расследования требует "общественный интерес" и что "любое расследование, проведенное на более низком уровне, не вызовет доверия ни на уровне национальном, ни на уровне международном".

Кстати

"Британия неоднократно пыталась, но так и не смогла добиться экстрадиции Андрея Лугового, главного подозреваемого в этом деле" - так подытожила солидная британская "Дейли телеграф" материал, в котором поведала своему читателю о раскаянии перед Россией отца Александра Литвиненко. При этом газета особо подчеркнула в своем материале заявление Литвиненко старшего о том, что, знай он о работе сына на британскую разведку, он бы не стал поднимать вопрос о его смерти, потому как сына запросто могли застрелить как двойного агента. Ведь предателей следует расстреливать.

В мире Европа Италия Дело об отравлении Литвиненко