20idei_media20
    05.02.2012 23:52
    Рубрика:

    Что делали участники сегодняшних протестных акций 4 февраля 1990 года

    Леонид Парфенов:

    - 4 февраля 1990 года я был в командировке. Причем уехал туда еще за несколько дней до происходящего. Если я не ошибаюсь, это был Львов и события, связанные с Чорновилом, который возглавил облсовет. Я очень жалел, что меня тогда не было в Москве. Но потом и в программе "Намедни 1990", и в четвертом томе "Намедни" я освещал это событие. Это не могло не впечатлить: людское море - до горизонта...

    Максим Шевченко:

    - Я тогда работал дворником и жил на улице Веснина, теперь это - Денежный переулок, в доме, известном как Дом Луначарского. У меня была огромная комната-мастерская, где собирались друзья, художники, поэты... В тот день, 4 февраля, я знать не знал ни о каком митинге - просто вышел в Смоленский гастроном за хлебом. И увидел, что идет толпа. Мне Ельцин никогда не нравился, так же, как не нравилась "демшиза", но потом я смотрю - среди митингующих идут православные люди, в частности, мой знакомый - отец Олег Стеняев. Я - небольшой монархист, но встал и вместе с православными под портретом Николая II и августейшей семьи (это было еще до канонизации) дошел до Манежной. Там простоял недолго - мне показалось скучно. Вернулся домой и заварил чай...

    Ольга Романова:

    - Я была ресторанной певичкой в США. Пела в ресторане "Черное море" на Брайтоне в Нью-Йорке на разогреве у таких звезд, как Вилли Токарев. Выступала в одном и том же блестящем платье - зарабатывала таким образом на жизнь. Я думала, что уехала навсегда от советской власти. Но, как только поняла, что здесь начались баррикады, то немедленно вернулась. Произошло это в августе 1991-го.

    Александр Проханов:

    - Наверное, редактировал свою ГКЧПистскую газету. Я был против Ельцина и никак не мог участвовать в шествии по Садовому кольцу. Бороться за демократию в рядах "ельцинистов" для меня было неприемлемо.

    Константин Боровой:

    - Я участвовал в том шествии. Было страшновато, если честно, потому что КГБ открыто "писало" нас на видео-камеры. Детали уже сложно вспомнить. КПСС уже демонстрировала готовность пойти на уступки. Требовалось всего лишь поддержать это шествие. Мы поддержали.

    Надежда Корнеева:

    - Я в Москве на том митинге не была, поскольку жила в Рязани и конечно, я не пошла бы на тот митинг, потому что была категорическим противником Ельцина. И как жизнь показала, оказалась права. Поэтому я в субботу и оказалась на другом митинге, на Поклонной горе.

    Людмила Улицкая:

    - Была дома. Все мои друзья были на площади, а меня останавливал портрет Ельцина. Он был советский партийный деятель, я считала, что должна произойти люстрация. Вот почему я не могла отнестись к происходящему с полным доверием. Очень мучалась. Но не пошла.