Новости

07.02.2012 00:40
Рубрика: Экономика

Нехорошая квартира

Верховный суд объяснил, как приватизировать жилье, если дом не жилой

Верховный суд в очередной раз занялся жилищной проблемой. На этот раз его заинтересовали граждане, которые обитают в помещениях, изначально не считавшихся жильем.

Когда началась практика селить людей в клубах, сельских аптеках, пожарных депо, административных комнатах при сельсоветах, уже никто не вспомнит. Но по заверению специалистов, в стране очень много людей, которые с прошлого века проживают в помещениях, которые изначально предназначались под что угодно, только не под квартиры. За десятилетия граждане смогли сделать из, например, бывшей подсобки сельского клуба вполне приличное жилье. Кстати, практика заселять нуждающихся в нежилые помещения успешно продолжилась и в девяностые годы.

Но когда уже в наше время встал вопрос о приватизации, когда организации стали менять собственника, преобразовываться и передавать помещения муниципалитету или сторонней организации, пострадавшими от этого оказались простые граждане. Те, кто вселился в неприспособленное жилье не самостоятельно, а по направлению прежних властей, попали в настоящий правовой тупик. Опрос районных судей показал, что иски от таких несчастных есть во всех судах. Таких квартирантов без квартир много и в глубинке, и в мегаполисах.

Разобрав одно такое "квартирно-приспособленное" дело, Верховный суд объяснил в первую очередь нижестоящим коллегам, как правильно решать подобные коллизии. Гражданин обратился в районный суд с иском к местной фирме и администрации города Новокуйбышевска Самарской области. Человек просил в судебном порядке признать его право на приватизацию жилого помещения, в котором он и его домочадцы обитают. Но районный, а потом и городской суды истцу хором отказали, объяснив свою позицию тем, что жилье гражданина не относится ни к муниципальному, ни к государственному жилищному фонду. Поэтому ни о какой приватизации речи быть не может, ведь приватизация возможна лишь для жилых помещений. А у этой семьи - не пойми что. Точнее - помещение оператора насосной станции. Когда дело дошло до Верховного суда и он стал разбираться в проблеме, то картина вырисовалась следующая.

Дом, в котором оказалась спорное жилье, был изначально построен как объект производственного назначения, и был на балансе государственного предприятия по транспортировке газа. Здание хозяйственники поделили на две квартиры. Первую квартиру в доме передали ее жильцам еще в 1994 году по договору купли-продажи, и предприятие списало ее со своего баланса. Вторую квартиру предприятие передало своему подразделению - тресту именно для заселения. Трест вселил туда семью своего очередника. На большую семью из пяти человек в 1992 году выписали ордер.

Так люди и жили в квартире, не ведая о том, что спустя несколько лет часть дома с их комнатами предприятие оформило в собственность фирмы и зарегистрировало это имущество по полной форме в 1999 году. Позже - в 2003 году дом оказался включен в уставной капитал головной организации.

Верховный суд разобрал ситуацию и отменил все предыдущие решения самарских судов, как незаконные и неграмотные. А рассуждал Верховный суд следующим образом. В Жилищном кодексе сказано, что ордер на жилье можно признать недействительным только в течение трех лет с момента его выдачи.

В Жилищном кодексе сказано, что ордер на жилье можно признать недействительным только в течение трех лет с момента его выдачи

Никто и никогда не оспаривал в суде законность ордера истца и членов его семьи. Поэтому семья с момента вселения в 1992 году уже приобрела законное право пользования своим жильем на правах найма. Кстати, Верховный суд специально подчеркнул, что именно про законность выданного ордера не заикнулся ни один из состоявшихся по этому делу судов. А ведь это положение - законность проживания семьи, для правильного рассмотрения иска является ключевой. И вот почему. По закону, граждане, живущие в государственном, муниципальном и ведомственном фондах на условиях соцнайма, имеют право приобрести это жилье в собственность. Так написано в законе о приватизации.

А еще, по мнению Верховного суда, самарские судьи не учли, что в закон о приватизации внесли изменения, по которым при переходе предприятий из госсобственности в другую, их жилищный фонд должен передаваться в управление либо правопреемникам, либо в ведение местной власти с сохранением жилищных прав проживающих там граждан, включая права на приватизацию.

Верховный суд сделал также интересное замечание. Дело в том, что Новокуйбышевский городской суд еще в 2010 году отказал жильцам проблемной квартиры в другом иске к фирме. Семья просила горсуд признать недействительным акт приема-передачи их жилья в уставной капитал головной фирмы и акт такой госрегистрации. На это решение ссылались суды, выпроваживая истцов с пустыми руками. Так вот, Верховный суд сказал, что решение городского суда - отказать в просьбе - никакого правового значения для дела просто не имеет.

Теперь просьбу о приватизации самарские судьи должны пересмотреть по новой с учетом того, о чем говорил Верховный суд. (Определение ВС N 46-В11-3)

Кстати

А еще высший суд напомнил судьям про решение своего пленума "О приватизации жилого фонда" от 1993 года.

А там четко записано - переход государственных или муниципальных предприятий в другую форму собственности или их ликвидация не влияют на жилищные права граждан, в том числе и на право бесплатной приватизации. Исходя из этого включение объектов жилищного фонда в состав приватизируемого имущества предприятий не должно влиять на жилищные права граждан, проживавших там до приватизации. Следовательно, заключил Верховный суд, отказывать гражданам в приватизации было по закону просто нельзя.