Новости

10.02.2012 00:50
Рубрика: Власть

Дорожные знаки отличия

Кандидат в президенты Владимир Путин пообещал в случае его избрания существенно сократить количество разрешенных мигалок. "Если граждане мне доверят и если голосование пройдет так, как я рассчитываю, то, безусловно, можно безболезненно сократить количество мигалок, оставить их только у тех должностных лиц, которые имеют государственную охрану, которых нужно просто физически защищать", - сказал он на встрече со своими доверенными лицами. - Это будет кардинальное сокращение до нескольких десятков. Но и, конечно, у спецтранспорта, полиции, службы МЧС, здравоохранения и так далее мигалки останутся".

Желание установить законодательный шлагбаум на пути караванов с мигалками и спецномерами возникает в России у многих - не только у тех, кто обделен счастливой привилегией ездить как хочется. Еще свежо в памяти, как несколько высокопоставленных членов "Единой России", подавая пример остальным депутатам, торжественно сняли спецсигналы со своих авто. Они предложили оснащать мигалками только служебные лимузины президента, премьера и патриарха. Представители КПРФ откликнулись на инициативу коллег еще более радикальным проектом: полностью запретить использование спецномеров, а спецсигналы оставить лишь оперативным службам (скорой помощи, милиции, МЧС, пожарным) и восьми государственным лицам (президенту, премьеру, председателям Совета Федерации и Госдумы, председателям Конституционного, Верховного, Высшего арбитражного судов и Генпрокурору). Но никакого закона на этот счет принято не было. Все сперва ограничилось заменой мигалок на спецномера с триколором, а потом и мигалки вернулись в обиход.

Попытки поставить чиновников в общий дорожный ряд предпринимались многократно. Например, издавалось правительственное постановление о сокращении автопарка с мигалками. Но количество машин со спецсигналами и мигалками в результате этого не сократилось, а возросло.

Лишь однажды законодатели дружно выразили готовность ограничить число чиновников, удостоенных дорожных знаков отличия. Были одобрены в первом чтении поправки к закону о безопасности движения. Результат голосования получился феноменальным: 298 депутатов согласились поснимать спецномера и со своих машин. Правда, при более пристальном рассмотрении депутатский почин выглядел не столь впечатляюще. Закон - федеральный, а вносимые в него поправки на практике распространялись бы только на Москву. Региональное чиновничество не разъезжает с номерами, украшенными трехцветным флажком. В Хабаровске или Туле не водятся персоны из аппаратов Госдумы, Совета Федерации, Конституционного суда и прочих верховных органов. У них там, в провинции, свое начальство и своя маркировка служебных машин. Авто из губернаторского гаража тоже не спутаешь с первой попавшейся "Ауди" или "Волгой". Любой гаишник наметанным глазом мгновенно расшифровывает сочетание букв и цифири и успевает взять под козырек. На эти спецномера законодатели не посягали. Зона действия одобренных ими поправок фактически не простиралась дальше Садового кольца. Впрочем, всерьез входить в эти подробности никому тогда и в голову не приходило. Было понятно: благородный порыв, охвативший депутатов, иссякнет уже ко второму чтению. Именно так и случилось. Больше эти поправки не обсуждались.

Не будем делать вид, будто нам неведома первейшая причина, заставляющая чиновников разного калибра оснащать свои служебные лимузины мигалками, спецномерами, "крякалками" и прочей дребенью. Мигалка - способ преодоления чудовищных пробок. Спецномер - охранная грамота от произвола гаишника, который без всякого повода вас тормозит, а потом вдумчиво, чуть ли не на просвет разглядывает ваши документы в поисках какого-нибудь непорядка, обещающего мзду. И пока движение в центре Москвы напоминает вавилонское столпотворение, пока дорожный полицейский может делать с водителем все, что захочет, мигалки и спецномера будут вожделенны.

Почему исчезли спецраспределители? Куда девались те кормушки, где советская номенклатура отоваривалась сервелатом, семгой, прочей снедью, не входившей в "товары широкого потребления"? Ответ очевиден: этого добра в супермаркетах теперь хоть завались. Как покончили с продовольственным дефицитом, так сама собой, без всяких законодательных новаций отпала нужда в кремлевских пайках. Впрочем, и съестное изобилие не упраздняет извечную тягу чиновничества к установлению иерархии все в том же, к примеру, застолье: на официальных банкетах накрывается отдельный стол "для президиума".

Если привилегии (для чиновиков, крупных бизнесменов, иных влиятельных сословий) существуют в принципе, как социальная данность, то эти привилегии будут шире дорожного полотна. Они обязательно распространятся и на другие сферы жизни.

Нет такой силы, какая заставила бы высокостатусных лиц отказаться от демонстрации своего статуса. Скажем, VIP-зал в аэропортах - это не только способ избежать толчеи при таможенном досмотре и прохождении паспортного контроля. Это знак кастовой принадлежности. Такой же, как мигалка, служебный "Мерседес". И в этом смысле кандидат в президенты Владимир Путин замахнулся на "самое святое". Российским же автомобилистам остается надеяться, что с победой этого кандидата будет и на их улице праздник. По крайней мере на проезжей ее части.

Власть Позиция Колонка Валерия Выжутовича