12.02.2012 23:10
    Рубрика:
    Офицерская семья из 13 человек борется за жилплощадь в Майкопе
    Нужны ли России многодетные офицеры?

    Президент предполагает, а чиновник располагает

    Один из моих знакомых правозащитников - человек умный, светлый и неуемно деятельный, когда речь идет о защите детей. Каждый раз, обращаясь с возмущенным письмом к какому-нибудь начальнику, в чьем ведомстве обижают детдомовцев или, скажем, не предоставляют льготы многодетной семье, он подкрепляет свои требования справедливости ссылками на то, что говорил на соответствующую тему президент в ежегодном послании народу или премьер на последнем совещании. А когда пытаюсь сказать, что для чиновника это не довод, не соглашается: "Нет, они там у себя на местах все чутко ловят, чтобы ориентироваться, куда ветер дует". Откуда такая наивность у здравомыслящего человека?

    Ведь, если судить даже только по редакционной почте, нынче, как и прежде, отечественный чиновник исходит из принципа "Бог высоко, а Москва с ее "ветрами" далеко". Он здесь и сейчас свою власть имеет и знает, как ему удобнее ею распорядиться. Здесь он сам себе и президент, и премьер-министр. Поэтому все замечательные и насущные тезисы руководства страны о гуманизации нашей жизни, о сбережении народа он на свой личный, чиновничий, счет не принимает и использует разве что для красоты стиля при составлении доклада о проделанной работе. И если в законе или инструкции не прописано - когда давать справку, а когда нет, но прописано, что это решает  чиновник, то, скорее всего, эту справку он просто так не даст. И законы сумеет прочитать так, что они обернутся против просителя. А уж чтобы при этом вникать в какие-то его особые жизненные обстоятельства…

    Об особых жизненных обстоятельствах подполковника Каранта из Майкопа рассказал в письме в редакцию уполномоченный по правам человека в Адыгее Анатолий Осокин.

    В слове "мы" тринадцать "я"

    Олег Карант - гражданин России. Кадровый офицер, военврач, специалист - реаниматолог, подполковник. Служил честно, мотался по гарнизонам - сменил шесть частей в четырех гарнизонах. Несколько раз направлялся в многомесячные командировки в Чечню и в Абхазию. Имеет награды. 38 лет - до выхода в отставку еще служить и служить. Муж, любящий и любимый. Отец двух дочерей и шести сыновей. Нет, простите, - девятерых сыновей, поскольку, кроме восьмерых кровных детей, трое мальчишек - приемные. Старшей девочке, студентке, восемнадцать, младшему - одиннадцатому - Илье - в прошедшую новогоднюю ночь исполнился годик.

    "Самая большая многодетная офицерская семья, единственная такая на все российские Вооруженные силы, - пишет автор письма. - И совершенно замечательная!".  

    Из письма Анатолия Осокина в редакцию: "Старшие дети учатся в православной гимназии, все - на "хорошо" и "отлично". Шестеро - Миша, Алина, Иван, Алеша, Олег и Дима - участники детского ансамбля "Казачата", известного не только в Адыгее, но и за пределами России. Все занимаются в музыкальной школе. Трое мальчишек - приемные, со сложной судьбой, - были с отклонениями в развитии, но в семье отогрелись, выправились и оказались очень способными ребятами. Дети хорошо рисуют,  занимаются в конно-спортивной школе. Мальчики занимаются в школе самбо, в секции рукопашного боя. Особенно педагоги отмечают способности приемного сына Алеши…".

    Таким, как Олег и Наталья Карант, ордена надо давать, пылинки сдувать с таких замечательных семей. Тем более, помня о катастрофически низкой рождаемости в стране. Тем более, что проблемы демографии, видимо, заключаются не только в количестве, но и в качестве "воспроизводимого населения". Доводилось видеть иные многодетные семьи, когда в голову приходил лишь один неловкий вопрос: "Зачем?.." И никаких благодарных мыслей относительно демографической проблемы России, "решаемой" не просыхающими от пьянки родителями несчастных, неухоженных ребятишек при этом ну никак не возникало.

    Из письма Анатолия Осокина в редакцию: "Помощи от военного ведомства семья подполковника Каранта не получает, ни одной путевки в лагерь не выделили, родители вынуждены приобретать на детские пособия. Ни разу на елку не пригласили…. А у местных гражданских властей позиция проста: не наша проблема, - семьей военнослужащего должно заниматься Минобороны. Помогают, как могут, друзья и сослуживцы Олега. Когда в 2008-м родился Георгий, командир 131 Майкопской бригады полковник Чеботарев передал семье 20 тысяч рублей - из личных средств …".

    Рукопашная по переписке

    И все же не жесткий домашний бюджет составляет главную жизненную проблему больших и маленьких Карантов.

    Они семь лет кочевали по съемным квартирам, пока в 2002-м Наталья не пошла в военную прокуратуру. Олег в то время был в Чечне. Семье дали жилье. И это было счастье. Целых четыре комнаты на семерых, - детей тогда было лишь пятеро.  Теперь можно было осуществить давно задуманное: в 2006-м они взяли из детдомов под опеку трех малышей - трех, шести лет и девятимесячного. Семья, однако, подрастала, родились Глеб и Георгий. Рос и квартирный вопрос: жилая площадь четырех комнат была всего-то 48 метров. Еще хуже было то, что квартира на первом этаже блочного дома: сырость, ничем не изгоняемая плесень, холодные бетонные полы, прикрытые линолеумом, зимой промерзающие стены, температура 15-16 градусов.

    В марте 2010 года жилкомиссия военного соединения распределила в строящемся доме семье подполковника Каранта две четырехкомнатные квартиры общей площадью 156,7 квадратных метров. Теперь надо было дождаться, когда решение комиссии утвердит командующий войсками Северо-Кавказского военного округа (с октября 2010 года - Южного военного округа (ЮВО)  - Ред.) и когда сдадут в эксплуатацию дом. Шли месяцы. Новый 2011 год Наташа встретила в роддоме: родился еще один маленький Карант. Маму с новорожденным Ильей вся большая семья встречала дома - все в той же старой квартире...

    Из письма Осокина командующему войсками ЮВО от 25.01.2011 года: "Дом построен, но квартиры семье подполковника Каранта не выделяют... По информации должностных лиц ФГУ "Югрегионжилье" (структура в составе ЮВО, ведающая обеспечением военнослужащих округа жильем - Ред.) Вами дано указание выделять жилье только военнослужащим, уволенным по оргштатным мероприятиям".

    Уполномоченному по правам человека ответил замкомандующего ЮВО по работе с личным составом, который "разъяснил", что согласно новому приказу министра обороны РФ от  9 ноября 2010 года командующий округом теперь не принимает решения о предоставлении жилья военнослужащим и членам их семей.  А решает все департамент жилищного обеспечения (ДЖО) Минобороны, туда, в Москву на улицу Знаменка, дескать, и обращайтесь. Почему за семь прошедших до появления этого приказа месяцев решение жилкомиссии так и не было утверждено, военачальник в своем письме не разъясняет.

    К своему письму в редакцию Анатолий Осокин приложил 35 документов: официальные запросы в разные инстанции, включая самые высшие государственные адреса с полученными  на них ответами.   До боли знакомые футбольно-бюрократические формулировки, известные 97 процентам простых российских граждан (3 процента остальных - "не простых"  - если когда-то и разбивали лбы о такое, давно уже все забыли).

    После продолжительных бюрократических боев по переписке от начальника ФГУ "Югрегионжилье" пришло сообщение: 9 марта 2011 года (ровно год спустя после решения жилкомиссии!) выделение семье подполковника Каранта утверждено командующим ЮВО. Но поскольку окончательно решение будет приниматься в ДЖО Минобороны, в соответствии с директивой министерства, необходимо "в 30-дневный срок представить документы для обоснованности предоставления жилого помещения".

    В перечне, который получил Олег, 19 наименований справок, выписок и копий решений.

    Из письма Анатолия Осокина в редакцию: "Всего необходимо было запросить, дождаться и получить 80 таких документов. Среди них, например, 4 выписки из Единого госреестра прав на недвижимое имущество с места жительства, начиная с 31.01.1998 года, на каждого совершеннолетнего члена семьи. Всего 12 справок. Каждая по цене до 1,5 тысячи рублей. Итого - 18 тысяч. Также требовалось представить выписки из домовых книг, справки БТИ со всех мест жительства многодетной семьи, начиная с 1991 года. Задача практически невыполнима: в ходе реформы Вооруженных сил многие части сокращены, КЭЧ районов упразднены. Практика показывает, что такого рода справки можно ждать годами. БТИ бесплатных справок не дает, - снова нужны деньги…".К тому же, как пояснил в телефонном разговоре Анатолий Осокин, все эти справки уже были собраны Олегом Карантом в 2009 году еще по старому приказу о постановке военнослужащих на жилучет.

    Арифметика квадрата

    По закону "О статусе военнослужащих" при выделении жилплощади семьям военных существует норма в 18 квадратных метров общей площади на каждого члена семьи. Следовательно, сегодня многодетной семье подполковника положено 180 квадратных метров на десятерых. (Трое приемных мальчиков находятся под опекой и поэтому на них жилья не положено).  Площадь двух уже распределенных на бумаге Карантам квартир не дотягивает 23,3 квадрата. Министерство обороны квартиры площадью 24 квавдратных метра не строит. Как быть? Выход, пишет Осокин, есть. Он предусмотрен в том же законе, который допускает получение этой многодетной семьей "излишка" в 9 квадратов. То есть еще одну однокомнатную квартиру.

    После трехмесячного рассмотрения в "Южрегионжилье" заявления Олега о выделении его семье дополнительной однокомнатной квартиры площадью 30-32 квадратных метра, прошлым летом был получен ответ: "Если вы не согласны с утвержденным распределением, - предлагают ему чиновники в погонах, - вы можете отказаться и представить в наш адрес документы: заявление на отказ от распределенных площадей с указанием причины, заверенную должным образом копию свидетельства о рождении ребенка (младшего сына Ильи - Ред.), справку о составе семьи, а также заявление о восстановлении вас в реестр военнослужащих, нуждающихся в обеспечении жилыми помещениями".

    В апреле семье все же выдали ключи от двух квартир. Но живут они в них на птичьих правах, документов на жилье у них нет: договор соцнайма с Карантами не оформлен, поскольку решение о выделении этих квартир из Москвы так и не пришло. В октябре прошлого года начальник ФГУ "Югрегионжилье" известил Олега Каранта, что в департамент жилищного обеспечения МО РФ направлено обращение для выделения его семье из 10 человек дополнительной жилплощади.  А потом - опять тишина.

    И никакие московские ветры государственной политики поддержки многодетных семей до чиновников в погонах из Майкопа и вышестоящих, ростовских, не долетают. Что, наверное, не должно удивлять. Поскольку те же самые ветры из Кремля и Белого дома не добираются даже до столичной улицы Знаменка: ответов из ДЖО МО, от визы которого зависит окончательное решение жилищного вопроса семьи Карантов нет и до сих пор.

    Останется ли подполковник в армии?

    Воинскую часть, где служит Олег, передислоцировали в Ингушетию, за 500 километров от Майкопа. Рапорт 38-летнего подполковника с просьбой оставить его служить в г. Майкопе по семейным обстоятельствам командованием не рассматривается. Ему предложили убыть для прохождения службы в Ингушетию или - уволиться в запас.

    Из письма Анатолия Осокина в редакцию: "В очередной раз офицеру предлагают выбрать между воинским долгом и отцовскими обязанностями. Но как может мужчина оставить семью, состоящую из 12 человек, на плечах только матери и уехать служить в другой гарнизон? Для выполнения каких задач и в чьих интересах сегодня необходима его служба вдали от многодетной семьи? Из предложенных вариантов он, конечно, выберет увольнение в запас и останется с семьей. Кто от этого выиграет - Родина?".

    - Мысли об увольнении посещают? - Сначала на этот вопрос, заданный мной Олегу по телефону, ответом была тяжелая пауза. Потом все же сказал:

    - Вообще, да… Но до этого надо квартиру получить, чтобы дети на улице не остались.

    - А какие перспективы на вырост по жилью у троих приемных сыновей, за ними как за сиротами есть закрепленное жилье?

    - Мы этим вопросом занимались, выяснилось, что ни за одним ничего не числится. В органах опеки нам объяснили, что ближе к их совершеннолетию нужно будет собирать документы и им будет предоставлена сумма для покупки квартир. Еще сказали, - счастье, что за этих ребят будет кому хлопотать, тем, кто детдомовские, интернатские, - тем хуже. Все будет зависеть от нашей настойчивости.

    Подозреваю, что именно по этой причине - чтобы обеспечить в будущем ребят жильем - Олег и Наталья и не оформляют усыновление мальчиков.

    - Самый маленький по свидетельству о рождении - Владимир, - говорит Олег, - но зовем его Левой. Мы ребятам дали другие имена, и они в саду и в школе названы нашей фамилией, - им так лучше, хотят быть Карантами. Раньше можно было официально дать приемным детям свою фамилию, но на нашей семье этот порядок как раз отменили. Когда мальчикам исполнится 14 лет, они смогут это сделать. Пока - так, не официально. Мы все это с детьми обсудили, и они все понимают.