Новости

16.02.2012 00:10

Не чеши елкин нос

В песнях группы "Нагуаль" есть тексты, но нет слов

Самая таинственная группа Беларуси, по-моему, "Нагуаль". Странное красивое название, в песнях вместо слов непонятные сочетания звуков, а свою музыку, заводящую с полоборота публику от Москвы до Парижа, сами музыканты называют этническим сюрреализмом...

- Для меня все скорее просто, чем сложно, - рассуждает лидер "Нагуаля" Леонид Павленок. - Хотя, да, в книгах Карлоса Кастанеды нагуаль - это нечто великое и непостижимое, но в музыку мы задумывали взять этнические мотивы самых разных народов и на основе этого делать что-то свое. Тут уже подразумевалось и пение на фонемном языке.

Откуда взялся этот язык?

Леонид Павленок: Все шло от сочетаний звуков разных языков, тех, которых я слышал в музыке. Звучат у меня дома якутские песнопения, в голову западают какие-то звуки, перемешиваются с моими внутренними пластами, с детским языком, с шорохами природы... В конце концов я понял, что в песнях эти фонемы помогает мне легко передавать мои мысли, знания, эмоции лучше всяких слов.

Где вы берете названия песен, если в них нет слов? Вот, например, в нежной "Прекрасной дурочке" постоянно звучит рефрен "тина дой-тина ра"...

Леонид Павленок: Русские названия помогают нам конкретизировать образы. Когда спелась такая фраза - "тина дой-тина ра", то мне показалось, что это нежно, что это о встрече двух людей, любящих друг друга. Так и вышла песня. Я бы отнес нашу лирику к области арт-терапии. Люди говорят, что видят в песнях "Нагуаля" красивые картины природы, начинают как-то необычайно легко себя чувствовать, им хочется расслабиться, подпеть...

И они вместе с вами поют все это?

Леонид Павленок: А я на концертах стараюсь объяснить людям какие-то смыслы, что означает для меня тот или иной звук. На сцене мы много импровизируем, но в песнях есть и фиксированные, базовые моменты, и зал, например, "уоо кья кья кхако" в "Джамбо" уже поет вместе с нами.

В ваших песнях много таких, совершенно первобытных звуков?

Леонид Павленок: Когда мы начинали, то я думал о том, чтобы как можно меньше придумывать, и стал все ближе подходить к народной музыке. Захотелось узнать природу появления ритма, мелодии, голоса. Даже первую свою курсовую (Леонид окончил минский Институт современных знаний с дипломом "культуролог-продюсер". - Ред.) я писал про первобытную музыку, а диплом - про фолк-психоделию. Мне это стало безумно интересно как композитору, и у нас в музыке стали появляться такие моменты. Теперь народных мотивов становится все меньше, а все больше ритма.

Да, вашим музыкантам скучать не приходится - диски "Нагуаля" отличаются друг от друга, словно записаны разными группами...

Леонид Павленок: Через "Нагуаль" прошло очень много музыкантов с самыми разными инструментами. Мы действительно все время что-то искали, меняли акустические инструменты на электрогитары, импровизировали, устраивали на сцене перформансы, с танцами, с костюмами. Иногда казалось, что все, нашли, но проходила неделя, и все шло по новой...Сегодня хочется соединить фолк-поиски с эмбиентом, с диско, с панком, стать потанцевальнее, что ли. На концертах у нас появились скрипка, аккордеон, тромбон - все ради красоты, мелодичности.

А что это за инструмент "елкин нос", указанный на вашем диске 2005 года?

Леонид Павленок: "Елкин нос" я придумал сам, когда работал лесником под Новополоцком. Это такая палочка, похожая на единицу, между носиком и основанием натянута тетива, все похоже на лук. Здесь же находится звукосниматель, ты бьешь рукой по струне, и получается такой потусторонний, таинственный, глубокий виброзвук, что-то среднее между варганом и электроникой.

Потому вы иногда и называете свой стиль сказочным хип-хопом...

Леонид Павленок: А для чего, вы думаете, нужна сказка? Да чтобы объяснить реальность доходчивым, всем понятным языком. Мы не убегаем от реальности, мы так доносим ее до себя и до людей, мы хотим, чтоб и дети могли это слушать, понимать, выбирать для себя интересное.

А как реагируют на "Нагуаль" в Европе, где вы бываете регулярно?

Леонид Павленок: В Финляндии, Франции, Германии, Швейцарии мы играли и в клубах, и на больших площадках, и в маленьких кафе, и просто на улице. Люди в Европе не очень удивляются тому, что мы делаем, они просто слушают, начинают танцевать, хотят подпеть. Сначала им кажется, что мы поем по-белорусски, но потом они слышат какие-то восточные, хип-хоповые моменты, горловое пение, всем понятные международные "фишки", им становится еще веселей, и получается такой дружеский сабантуйчик.

Леонид, а вот в другом своем проекте, "Маланка-оркестре", вы вопреки своим правилам поете по-русски. Может, и сам "Нагуаль" со временем придет к обычным, всем понятным текстам?

Леонид Павленок: А у нас уже есть одна песня на белорусском, вторая - на русском, мы сделали версию песни Петра Мамонова "Грубый закат" и решили скрестить ее с песней группы The Stooges I Wanna Be Your Dog. Получился настоящий "интернационал" - музыка Игги Попа, слова Мамонова, исполняет "Нагуаль"!

Досье "СОЮЗА"

Группа "Нагуаль" существует с 2000 года. За 12 лет сыграно более 700 концертов, записаны альбомы "Ощущения, забвение..." (2002), "У Земли под Юбкой"(2005), "Вершки-корешки"(2005), "Полесская хроника" (2009). Музыка "Нагуаль" звучит в мультфильмах "Снегурочка" , "Рыжая лиса, белая лиса" (студия "Анимос", Россия), в кукольных спектаклях "Приключение Пин-пина", "Чаму старэюць людзi", в современной клоунаде "Лунатики", в документальных фильмах.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники