Новости

24.02.2012 00:00

Банкротство с макияжем

Преднамеренные разорения стали настоящим бичом для отечественной экономики

Количество убыточных, находящихся на грани банкротства компаний вернулось к докризисному уровню. По последним данным Росстата, в 2011 году "не сводили концы с концами" 29,1% отечественных предприятий. Для сравнения, в конце 2009 года, когда кризис неплатежей достиг своего пика, долю убыточных компаний в России оценивали в 29,7%.

На среднем уровне в 30% показатель числа проблемных российских предприятий держится уже давно, а тенденции к его значительному уменьшению пока не наблюдается. Во многом из-за того, что все еще нередки случаи преднамеренных банкротств компаний, инициированные их собственниками с целью ухода от исполнения долговых обязательств. Мошенники оправдываются кризисными явлениями в мировой экономике. Но от пострадавших поневоле предпринимателей их отличает то, что с маской "жертвы кризиса" они расставаться не хотят, несмотря на то, что возможности есть. В последние годы банки охотно идут на реструктуризацию проблемных задолженностей. Однако у тех, кто фиктивно банкротит свое предприятие, обычно иные цели: вывести активы, быстро обнулить компанию и списать долги на несостоятельность, а самим остаться при деньгах. Преследуя их, они идут на всевозможные уловки. Особенно часто с различными ухищрениями недобросовестных банкротов в последнее время сталкиваются арбитражные суды в регионах. Весьма показателен пример банкротства известного нижегородского продавца офисной техники, мебели и канцелярских товаров ЗАО "Алтэкс - группа компаний".

Это закрытое акционерное общество задолжало своему основному кредитору ОАО "Сбербанк России" 527, 2 млн рублей, полученных по кредитам в 2007-2009 годах. В 2009 году ЗАО "Алтэкс - группа компаний" по решению своего основного акционера Андрея Городнова подало заявление о банкротстве. В отношении компании было введено конкурсное производство, а Сбербанк России был включен в реестр требований кредиторов. Однако вскоре стало ясно, что платить компания не намерена: на тот момент активы некогда успешного предприятия составляли всего 2 млн рублей. Объяснилась эта метаморфоза просто: как отмечается в официальных документах Следственного комитета РФ по Нижегородской области, в 2009 году, незадолго до введения процедуры банкротства, менеджмент предприятия (Андрей Городнов, Павел Корнилов, Владимир Фролов, Максим Давыдов и Надежда Половинкина) участвовал в выведении активов на подконтрольные ООО. Эти компании и по сей день продолжают успешно работать.

Когда вскрылся обман, дело перешло в уголовную плоскость. В октябре 2010 года по заявлению Сбербанка России на предприимчивых менеджеров завели уголовные дела по статьям "мошенничество" и "преднамеренное банкротство". Мало того, выяснилось, что от их действий пострадал не только Сбербанк, но и федеральный бюджет. По факту неуплаты банкротящимся предприятием налогов на сумму в 71,9 млн рублей было возбуждено дело по статье "Уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере". Очевидно, что деньги, полученные преступным путем, нужно было как-то легализовать - а это уже другая статья УК.

Несмотря на целый букет выявленных правонарушений и открытых по ним уголовных дел, задержанных менеджеров "Алтэкса" отпустили под залог.

Проявленную судом лояльность по отношению к ним объяснить можно только одним - хорошими связями предпринимателей. Ведь даже в качестве конкурсного управляющего ЗАО "Алтэкс - группа компаний" привлечен не чужой Городнову и его коллегам Олег Вдовин. Поэтому и не удивляет, что в период конкурсного производства, начиная с декабря 2009 года, он не раз вставал на сторону должника. Например, он требовал отменить решение налоговиков начислить ЗАО "Алтэкс - группа компаний" неуплаченный НДС, пени и штрафы. Вероятно, стремясь как можно быстрее завершить контролируемую процедуру банкротства, Вдовин неоднократно заявлял о невозможности расплатиться со Сбербанком. В свою очередь Сбербанк порядка семи раз требовал отстранить Вдовина. Но ни Саморегулируемая организация арбитражных управляющих Центрального федерального округа, региональным руководителем которой является Вдовин, ни местные суды доводам банка не вняли.

Впоследствии выяснились новые подробности деятельности руководителей "Алтэкса". Входивший ранее в состав совета директоров ЗАО "Алтэкс - группа компаний" Павел Корнилов оспорил в суде протоколы Совета директоров, утверждая, что все решения Городнов принимал единолично. Сам Городнов это признал. Схема не новая: создать видимость разногласий и вывести одного из подозреваемых из числа аффилированных лиц, обеспечив тем самым сохранность переведенных на него активов. И выглядит она в данном случае убедительно, особенно если учесть, что все недвижимое имущество "Алтэкса" переведено на структуры, контролируемые Корниловым, - ООО "Пифагор-3" и ООО "Пифагор-60". Несколько судов Корнилов уже выиграл, добившись отмены ряда принятых ранее Советом директоров "Алтэкса" решений. Но теперь, из-за вновь открывшихся обстоятельств, вынесенные в пользу Корнилова решения арбитражного суда могут быть отменены.

Также открытым остается вопрос и о правомерности включения требований Корнилова на сумму более 1,5 миллиона рублей в реестр кредиторов ЗАО "Алтэкс - группа компаний". Формально играя роль такого же, как и Сбербанк, пострадавшего кредитора, фактически в действиях Корнилова просматривается не удовлетворение своих требований, а желание скорейшего завершения процедуры банкротства "Алтэкса". К тому же оказывается постоянное противодействие банку при оспаривании им незаконных сделок.

В своем противодействии Сбербанку менеджеры "Алтэкса" дошли практически до абсурда: теперь они стремятся получить от кредитора дополнительную прибыль. Вероятно, именно с этой целью Корнилов пытался оспорить в суде (правда, на днях он заявил отказ от иска) ранее выплаченные ЗАО "Алтэкс - группа компаний" Сбербанку кредиты на сумму в 750 млн рублей. Видимо, он предпочел забыть, что именно эти выплаты когда-то дали возможность "Алтэксу" занять у Сбербанка еще деньги - те, что теперь не хотят отдавать. При этом часть взятых у Сбербанка денег "Алтэкс" направил на погашение кредитов другим банкам - "Райффайзен банку" и "Нижегородпромстройбанку". Им-то "Алтэкс" деньги отдал, и даже досрочно, поскольку в залоге по их кредитам находилась его недвижимость, которую не так просто перевести на вновь созданные общества, как это произошло с товарами, заложенными по кредитам Сбербанка. Это может говорить о том, что схема фиктивного банкротства могла быть придумана менеджментом "Алтэкса" заранее, и о том, что банкротство предприятия, вероятнее всего, было тщательно спланированной и абсолютно подконтрольной процедурой.

И эта непростая для банка история явно затянулась - Следственный комитет планирует передать уголовные дела в суд только в начале апреля.

Очевидно, что подобного рода мошеннические схемы преднамеренного банкротства через ликвидацию позволяют недобросовестным кредиторам избегать ответственности перед финансово-кредитными учреждениями. А поскольку фиктивные и преднамеренные банкротства подрывают российскую экономику, эта ситуация требует новых законодательных решений и совершенствования правоприменительной практики. В конце прошлого года минэкономразвития подготовило поправки к действующему закону о банкротстве. Предполагается усовершенствовать саму процедуру с тем, чтобы она перестала быть инструментом в руках нечистоплотных бизнесменов. Значит, есть надежда, что проворачивать фиктивные и преднамеренные банкротства в России будет все сложней.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники