Новости

29.02.2012 00:25

За кого стоим?

Тысячи митингующих даже не представляли себе, за какой список "политзаключенных" они проголосовали

До выборов - считаные дни. Однако не только "выборная" тема волнует общественность - других событий предостаточно и интерес к ним, судя хотя бы по прессе, велик, причем настолько, что кажется порой, что кто-то не совсем точно расставил акценты, а если и стремился к точности, то слишком субъективно.

Итак, примерно некоторое время назад состоялась встреча главы государства с представителями незарегистрированных партий и так называемой внесистемной оппозиции, на которой был поднят вопрос о судьбе целой группы людей, названных этой же оппозицией "политзаключенными". Их список был передан непосредственно в администрацию главы страны.

Хочется сразу оговориться, почему слово "политзаключенный" пишется в данном контексте в кавычках. Да потому что вопрос это совсем непростой, собственно, как и вся дефинитивная сфера филологии. Для кого-то совершенно очевидна принадлежность некой персоны к категории людей, пострадавших за свои политические убеждения, а для кого-то абсолютно неочевидна. Причем, на практике "очевидных" обычно на несколько порядков меньше, чем их оппонентов, что, впрочем, не убавляет пылкости убеждений и тех и других. Кстати, на митингах и на Болотной площади, и на проспекте Сахарова освобождение "политических заключенных" было чуть ли не главным требованием выступавших с трибуны. Такой вот необычный предвыборный зигзаг...

Именно из-за списка с фамилиями "политзаключенных" и разгорелся вполне серьезный спор, лихо выплеснувшийся на газетные полосы. С легкой руки журналистов его вообще окрестили "грандиозным скандалом". Скандал по Далю, это срам, стыд и позор. Возможно, великий русский лексикограф был слишком резок...

Разные фамилии назывались в качестве авторов "документа", переданного руководству страны - не будем повторяться, им и так досталось, причем, от своих же. Многократно, например, газеты приводили высказывание лидера Мурманского отделения "Другой России" Руслана Хубаева, осужденного на четыре года по делу о беспорядках на Манежной площади. Он, как написали СМИ, потребовал от оппозиционеров Геннадия Гудкова и Бориса Немцова "не торговать именами и судьбами" заключенных. То есть зря, выходит, составляли список.

Один из фигурантов списка "политзаключенных" Дмитрий Барановский осужден на 12 лет за вымогательство

Однако разошлись мнения и по самому составу списка. Разошлись, причем, не единожды! Пресса, например, широко процитировала одну известную журналистку, которая сразу в нескольких статьях (наболело, видать!) в разных изданиях выступила против включения в список двух фигурантов громких уголовных дел - лейтенанта Сергея Аракчеева, осужденного за убийство, и специалиста по "финансовым поглощениям" Дмитрия Барановского, осужденного за вымогательство.

Это, кстати, тот самый Барановский, который, как писали СМИ, представлял себя и правозащитником, и борцом с коррупцией, занимая пост одного из руководителей общественной организации "Справедливость". Специализация этой структуры, если судить по многочисленным газетным публикациям, как правило, не выходила за рамки хозяйственных "разборок" в Московской области.

Историю Барановского в свое время весьма подробно рассказал депутат Госдумы Виктор Илюхин. С некоторыми купюрами этот рассказ цитировали многие центральные СМИ. По словам депутата, в подмосковном городе Серпухове еще в начале 2000-х годов некая международная финансовая группа "Сигма" сумела заполучить блокирующий пакет акций двух предприятий, продукция которых имеет отношение к интересам обороны. Это были "РАТЕП" и "Металлист". Первое предприятие, в частности, было включено в перечень акционерных обществ, производящих продукцию, имеющую стратегическое назначение. Как рассказывал депутат, исполняющий в то время обязанности генерального директора концерна "Алмаз-Антей", в который входит "РАТЕП", Игорь Климов собирался провести внеочередное собрание совета директоров "РАТЕПа" с одной единственной целью: навести наконец там порядок в финансовых схемах. Но не успел, был убит. Убит, кстати, в один день с коммерческим директором завода Сергеем Щетко. "Расследования, - пишут СМИ со ссылкой на Виктора Илюхина, - связанные с махинациями, успешно тормозятся невидимыми силами, качество комплектующих к военной технике продолжает вызывать вопросы, а на ключевых финансовых постах расставлены люди "Сигмы", имеющие родственные связи в США..."

Можно было бы сказать, что дело давнее, но есть по нему и совсем свежая информация. Совсем недавно в газетах подробно было рассказано о том, что Тверской районный суд Москвы приговорил заместителя гендиректора оборонного предприятия "РАТЕП", замглавы общественной организации "Справедливость" Дмитрия Барановского к солидному сроку заключения. В приговоре звучало обвинение в вымогательстве имущества и недвижимости стоимостью в несколько десятков миллионов долларов, а также в ложном доносе.

Сам Барановский заявил журналистам, что стал жертвой мести за свою правозащитную и антикоррупционную деятельность. Наверное, это и явилось основанием для включения Дмитрия Барановского в пресловутый список. На суде однако из уст правоохранителей не звучало слов об антикоррупционной или правозащитной работе. Зато приводились цифры в миллионы долларов и в сотни миллионов рублей, связанные с вымогательством у разных лиц. Назывались и конкретные адреса зданий в Москве на Бауманской и Нижней Красносельской улицах, на которые претендовал Барановский, и другие очень и очень привлекательные, скажем, опционы, например, доля в фирме ООО "Диварекс", которой принадлежит земля в одном из элитных районов Подмосковья.

Владимир Милов: "Гора из раскрученных оппозиционных персонажей в очередной раз родила политическую мышь..."

Журналисты рассказали, в частности, что по версии следствия существовала совершенно несложная схема давления Барановского на своих жертв. И на сайте уже упоминавшейся общественной организации "Справедливость", и в прессе размещалась информация, в том числе негативная, на бизнесменов и чиновников, а также проводились заказные уличные акции.

Как сообщали СМИ, Барановский был задержан 26 августа 2009 года во время очередного допроса в Главном следственном управлении при ГУВД по Москве. Тогда ему инкриминировались три эпизода вымогательства (ст. 163 УК РФ), заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ) и клевета (ст. 129 УК РФ). После декриминализации последней статьи уголовное преследование Барановского за клевету было прекращено. Однако первых двух статей оказалось достаточно, чтобы вымогательство и ложный донос потянули в общей сложности на 12 лет лишения свободы.

Защита Дмитрия Барановского расценила приговор суда, как необоснованный и незаконный. Это ее право, и было бы странно, если бы адвокаты согласились со стороной обвинения. Но и здесь не обошлось, как отмечает пресса, без курьезов. И весьма известные журналисты, и еще более авторитетные правозащитники не всегда оказывались полностью и детально осведомленными о всей широте спектра действий Барановского, отчего и случались конфузы чуть ли ни прямо на пресс-конференциях. Ну, да ладно. Теперь, после вынесения приговора Барановскому, можно сказать, что все это - лишь детали и в целом совсем незначительные. Но не из-за таких ли вот деталей и возник скандал вокруг списка?

Ведь чего стоит другая, например, деталь (а, может быть, и не деталь совсем?), точнее говоря, факт внесения в список "политзаключенных" некоторых людей, про которых говорят как о "лицах, имеющих террористическое прошлое". Это уже серьезно, хотя тоже не все здесь однозначно. Речь идет о полемике Владимира Милова, видимо, с составителями списка, также очень подробно процитированной центральными изданиями. Владимир Милов пишет: "Я хотел просто вопрос задать. В списке есть, например, Равиль Гумаров и Тимур Ишмуратов - это арестованные американцами в 2001 году в Афганистане участники боевых формирований талибов, которые позже были экстрадированы в Россию, потом отпущены, а потом опять посажены по обвинению в подрыве газопровода (по этому же обвинению сидит и еще один участник "списка политзаключенных" - Фанис Шайхутдинов). Я не шучу. Или еще, например, Зара Муртазалиева, сидящая по обвинению в подготовке подрыва торгового центра "Охотный ряд"... Получается, что я, Милов Владимир Станиславович, вышел в субботу на шествие по Большой Якиманке и митинг на Болотной площади, чтобы, оказывается, потребовать освобождения бывших талибов Гумарова и Ишмуратова и обвиняемых в терроризме Шайхутдинова и Муртазалиевой? У меня конкретный вопрос к Ольге Романовой и Геннадию Гудкову: а как вообще так получилось, что эти люди попали в отнесенный вами в администрацию президента список? Я просил бы ответить без общих рассуждений о нашей неправосудной судебной практике и произволе силовых структур, а вот конкретно: требование Болотной состоит в том, чтобы освободить вот этих вот товарищей из тюрьмы?! И при чем здесь честные выборы вообще? Этот пример, - продолжает Милов, - равно как и то, сколь непонятным и непрозрачным был процесс принятия решений по важнейшему вопросу (кого относить к политзаключенным, а кого нет) - отлично характеризует стилистику работы т.н. "оргкомитета" протестных акций последних месяцев. Для публики - карнавал в прямом эфире с обсуждением второстепенных деталей типа выбора улиц для шествия, площади для митинга, порядка расположения колонн, порядка выбора ораторов. Такая "общественная палатка при Немцове", мнение которой не особо что значит. Для узкого круга "демократических" ВИПов - абсолютно закрытое принятие решений по важнейшим политическим вопросам: какова политическая повестка митингов, кто входит в список политзаключенных... На выходе - списки политзаключенных с талибами и обвиняемыми в терроризме, и митинги без всякого политического продолжения. Я - среди тех, кто категорически против того, чтобы гора из раскрученных оппозиционных персонажей в очередной раз родила политическую мышь. Хотя в случае с талибами она, по-моему, родила даже нечто худшее".

Цитата, может быть великовата для данной публикации, но эмоций в ней не занимать, да и на мысли она наводит разные. Главное, что со списком кто-то сильно поторопился. А как известно, поспешишь - людей насмешишь. Или возмутишь? Одному "политзаключенному" дают срок за вымогательство, другому - за убийство, третьему - за хранение взрывчатки, четвертому - за теракт... Можно и продолжить, конечно, но стоит ли? Вопрос ведь и так сам напрашивается: что ж это за "политзэки", которые сидят по статьям, где сплошь - уголовщина?


Добавьте RG.RU 
в избранные источники