Новости

11.03.2012 00:20
Рубрика: Общество

С совершеннолетием!

Готова ли Россия к демократии?

Юрий Пивоваров, академик РАН:

В своей статье в "РГ" "Недомолотая мука русской истории" режиссер Андрей Кончаловский задается вопросом: "Готова ли Россия к демократии?". И отвечает: "Нет". Тем, кто думает иначе, он вменяет "историческое нетерпение". Кстати, помнит ли читатель известнейший три с половиной десятилетия назад роман Юрия Трифонова "Нетерпение". Там этот прекрасный писатель с любовью и сожалением тоже говорил об историческом нетерпении. На примере народовольцев. Вместе с тем это было предупреждающее послание диссидентским кругам - "не навредите; пусть мука перемелется". Оно-то все, конечно, так. Но и тогда и сейчас я подозреваю, что это Трифонов придумал в самооправдание: вот, мол, почему я не с ними.

Подчеркну: я Юрия Валентиновича посмертно не обижаю. Поскольку и сам себе всякие "антинетерпения" придумывал. Что же касается демократии, то это настолько содержательно размытое и неопределенное слово, то я стараюсь им не пользоваться. У великого Канта есть различение: "совершеннолетняя" и "несовершеннолетняя личность". Если народы находятся в несовершеннолетнем состоянии, то они, подобно детям, должны слушаться старших. Здесь власть, государство имеют патриархально-авторитарный характер, господствуют извне приходящие нормы. Народы, достигшие совершеннолетия, сами порождают нормы, которым и подчиняются. Это правовое государство. Является ли "совершеннолетним" российский народ? - Безусловно. Главной эпохой взросления стал ужасный, кровавый ХХ век, который существенно смягчился во второй своей половине. Разумеется, меня можно упрекнуть в противоречии самому себе. Я неоднократно говорил, цитируя И. Бродского, об "антропологической катастрофе", постигшей русский народ. Это так. Но одновременно мы прошли такую школу современности (урбанизация, всеобщая грамотность, массовая образованность, культура, наука и т.п.), что ни повзрослеть было нельзя. Не следует русскую историю сводить к варварству, примитиву, авторитарности, несвободе. У нас есть великие традиции самоуправления и гражданского общества. И это не только древние народоправство Новгорода и Пскова, не только период самоэмансипации между 1861 и 1914 г. Это и социальный подъем второй половины 50-х до рубежа 70-80-х годов ХХ века.

мнение

Юрий Безелянский, писатель, журналист, культуролог:

Господи, сколько изведено чернил, сломано копий, пишущих машинок и компьютеров, - а воз и ныне там! Стоит распрекрасная Россия в своих неизменных проблемных одеждах и красуется перед зеркалом: я Европа или Азия? я сильная или слабая? я великая или убогая? Зеркальце, ответь... Всматривается Россия. Иногда видится просветленный красивый лик. А когда выглядывает гнусная, отвратительная рожа...

Оставим в покое замусоленный тютчевский аршин и некрасовского стонущего мужика в родной обители - это, как говорится, общее место. А вот определение Петра Вяземского: "Бесконечная Россия, словно вечность на земле!.." И далее: "Пусто все, однообразно, словно замер в жизни дух". Это написано в 1849 году.

Можно снизить высокий стиль и опуститься ниже, на киношно-бытовой: "За державу обидно!" и "Хочется рвать и метать!". И метали, и рвали много раз. Строили, рушили, воздвигали, бунтовали, сажали, вешали, расстреливали, строили в колонны, зажигали энтузиазмом, сулили золотые горы - ничего не помогало! Русь оставалась неизменной. Если не принимать во внимание цивилизованные штучки-дрючки (самолеты - пароходы - автомобили - компьютеры и т. д.), то суть не меняется. Одни богатые правят и наслаждаются роскошью.

В 80-х годах я спросил своего школьного приятеля Андрея Тарковского, в чем дело, почему "все не так"? Он ответил: "А что ты хочешь, крепостное право по историческим срокам отменили совсем недавно. Рабский дух еще не выветрился". И соответственно в России живут в основном не свободные люди, не гордые, скажем так, предприниматели, а зависимые от власти и чиновников люди. Почти холопы. Но скажи им в лицо, тут же обида: мы не быдло! Только вот живете как быдло.

Невольно вспоминается парадоксальный Василий Розанов: "Что делать?" - спросил нетерпеливый петербургский юноша. "Как что делать? Если это лето - чистить ягоды и варить варенье; если зима - пить с этим вареньем чай".

Нет, я тоже против революционных потрясений. Но что-то надо делать, соединить две расколотые России, взбудораженных горожан и дремотных сельчан. Нужны реформы. Коренные. Радикальные. Во всех сферах. Иначе - каюк и "прощай немытая Россия!".

Общество Соцсфера Взгляд: мнения и комментарии