Новости

14.03.2012 00:06
Рубрика: Культура

Театр двинулся в народ

"Золотая маска" открылась проектом "Новая пьеса"

Проект "Новая пьеса" второй год подряд предваряет основную, конкурсную программу фестиваля "Золотая маска". И второй год подряд привлекает к себе самое пристальное внимание не только специалистов и критиков, но и молодой аудитории.

И это не случайно. В программе, составленной ее кураторами - Кристиной Матвиенко, Еленой Ковальской и Александром Висловым, - много спектаклей непривычных, новых форматов и самых острых социальных сюжетов. Имена представленных в ней режиссеров уже сегодня звучат повсеместно и определяют новое лицо отечественного театра. Но более всего интересны не столько имена, сколько тенденции, стоящие за ними. Борис Павлович, недавно возглавивший Кировский театр "На Спасской", уже создал при Вятском гуманитарном университете лабораторию, в которую приходят не только студенты, но и школьники, и рабочие электромашиностроительного завода. Диапазон лаборатории широк - от физического театра до театра документального: каждый может предложить собственный взгляд на драматическое искусство. В рамках "новой пьесы" лаборатория представила проект аспиранта исторического факультета Сергея Березина "Моя война". Несколько майских дней он таскал за собой (не фигурально - реально) останки неизвестного солдата. Размышления об этом странном опыте стали пьесой, а потом и спектаклем.

Сам Борис Павлович на сцене своего театра сочинил спектакль "Я (не) уеду из Кирова". Вдохновившись примером датских детских театров, в которых социальная работа занимает ничуть не меньшее место, чем собственно художественная, он предложил двум сотням кировских школьников написать о том, почему они хотят уехать или остаться в Кирове. Авторов лучших текстов позвали в театр и сделали с ними документальный спектакль про миграцию, про тягу к большому городу, про разочарования и надежды.

Социальный проект был важен и для актеров Прокопьевского театра драмы, который уже третий сезон возглавляет московский режиссер Марат Гацалов. В рамках проекта "Живому театру - живого автора!" актеры театра с помощью драматургов Саши Денисовой, Любови Мульменко и Андрея Стадникова провели документальное исследование и составили "портрет" родного города "Горько!". Таксист-мистик, наркоман, интеллигентная библиотекарша, бывший мэр - всех их, проинтервьюированных и представленных в монологах, режиссеры Вера Попова и Марат Гацалов поместили в пространство ЗАГСа, и в трогательных белых фатах оказались и юные барышни, и старые фронтовички.

Радость приобщения самой публики к театру, работа с теми, кто в театр, как правило, не ходит, приносит театру свои новые "дивиденды": обновляя связь с городом и его людьми, актеры обновляют и свои актерские возможности, учатся быть "нейтральными", забывать о привычных интонациях, искать новой правды. А город радуется, что театр смотрит ему прямо в лицо. Иногда радуется. А иногда и скандалит. Ведь отношение к театру как к "иной жизни", как к празднику, входит в набор наших основных культурных привычек и не все и не сразу готовы проститься с ними ради каких-то "модных московских веяний". Да и сами актеры не готовы преображаться в этой работе настолько, чтобы забыть о своих любимых штампах. В итоге verbatim (театр, полученный путем интервьюирования свидетелей) новейшего образца сливается со старомодным театром эстрадных миниатюр. А сам спектакль театра Прокопьевска, несмотря на взрывную, шокирующую мощь живого языка, живых историй и их "авторов", оказался заполирован сентиментальной схемой.

Там же, в Прокопьевске, был поставлен один из самых провокативных текстов молодых драматургов - "Язычники" - трагически погибшей при взрыве в Домодедово Анны Яблонской. История о том, как православный формализм скатывается в язычество, о том, что прав был Пушкин, считавший, что с XVIII века Россия стала стремительно терять уважение к Церкви, а вместе с ним и подлинное христианское просвещение, и просвещение вообще. Не столько спектакль Веры Поповой, не столько сама пьеса, сколько ее тема вызвала болезненное обсуждение, суть которого выразил один из молодых зрителей: "Имеет ли театр право критиковать Православную церковь?"

Острота подобных вопросов поразительно транслируется сегодня именно через театр. В программе участвовал и спектакль по документальной пьесе Елены Греминой "Двое в твоем доме", жанр которой автор назвал "драма пространства". Именно в замкнутом пространстве квартиры происходит ее действие, связанное с домашним арестом кандидата в президенты Беларуси Владимира Некляева (его играет, вернее сказать, бубнит за него, драматург Максим Курочкин) и его жены Ольги (Ирина Савицкова).

Поразительно, что вовсе не мужчина-герой, а женщина взяла на себя функции бескомпромиссного борца за свободу. Ольга Некляева в пьесе Елены Греминой устраивает тюремщикам настоящий "террор", не желая проявлять привычную толерантность по отношению к тем, кто вторгся в ее личное пространство. И в этом парадоксе заключен самый важный смысл не только спектакля, а всего документального проекта в целом.

Его феномену был посвящен двухдневный "круглый стол" "Свидетель на сцене", который прошел в последние дни программы в московском Театре.doc. Массовые идеологии сменились стремлением прорваться к частному опыту разнообразных "иных", а поскольку общество атомизировалось до предела, то "иным" может оказаться всякий. Да и сам ты можешь оказаться "иным" по отношению к себе самому. Об этом размышляли теоретики и практики документального театра.

И все же были два спектакля, чьи художественные достоинства показались мне самими полноценными. "Хозяин кофейни" Павла Пряжко (режиссер Дмитрий Волкострелов, создатель собственного театра Post)и завершавший проект "Новая пьеса" спектакль "Пустошь" по пьесе Анны Яблонской, поставленной в эстонском театре "R.A.A.A.M." Маратом Гацаловым. О них мы поговорим в ближайшем номере "РГ".