Новости

20.03.2012 00:00

Первая плазма - через восемь лет

В походе за термоядом уточнены контрольные сроки

До термояда, как до горизонта: идешь, идешь, а цель все также далека... На эту, может быть, обидную для кого-то аналогию меня навел однажды разговор с известным и весьма уважаемым ученым. В надежде развеять невольный скептицизм я отправился недавно в "Курчатовский институт", где квартирует российское Агентство ИТЭР (учреждение госкорпорации "Росатом") и где была объявлена встреча наших участников термоядерного мега-проекта с генеральным директором Международной организации ITER (International Thermonuclear Experimental Reactor ) Осаму Мотоджима.

В этой должности господин Мотоджима с июля 2010-го, а прежде возглавлял у себя в Японии Национальный институт термоядерных исследований. По словам ученого, он еще в юношеские годы выучил русский, чтобы иметь больше возможностей общаться на профессиональные темы со специалистами из нашей страны. И хотя в Москве свою главную презентацию о текущем состоянии проекта ITER он делал на английском, это не помешало ему воздать должное российским участникам и партнерам, которые, по словам Мотоджимы, "вносят неоценимый вклад в общий успех проекта".

Среди тех, кому в первую очередь была адресована эта признательность, -НИЦ "Курчатовский институт", Институт прикладной физики РАН, а также предприятия и учреждения "Росатома": Санкт-Петербургский НИИ электрофизической аппаратуры им. Д.В. Ефремова (на нем - почти половина обязательств российской стороны), московские НИКИЭТ им. Н.А. Доллежаля, ВНИИНМ им. А.А. Бочвара, Государственный научный центр ТРИНИТИ в подмосковном Троицке, заводы Топливной компании "ТВЭЛ".

Принявший участие в диалоге заместитель генерального директора ГК "Росатом", директор Блока по управлению инновациями Вячеслав Першуков, в свою очередь, подтвердил, что в российской атомной отрасли расценивают участие в международном проекте ИТЭР как "важнейшее направление работы в области ядерной энергетики в широком смысле".

- И мы, безусловно, будем наращивать активность в том, что принято называть mega-science, - заявил официальный представитель "Росатома" и в качестве ближайшего примера сослался на проект новой исследовательской установки МБИР, которую планируется построить в России, на базе Димитровградского НИИ ядерных реакторов.

ИТЭР в широком понимании - это коллаборация государств, задавшихся целью создать для человечества неисчерпаемый источник энергии

В больших международных проектах не обойтись, конечно, и без академической науки. Подтверждением тому может быть пример Физико-технического института имени Иоффе Российской академии наук. Именно там, в легендарном питерском Физтехе, разработана и оттуда будет поставлена для международного термоядерного реактора уникальная система диагностики плазмы. Соответствующее соглашение об этом подписали Осаму Мотоджима и руководитель российского Агентства ИТЭР Анатолий Красильников.

По соглашению новая система для ИТЭР должна быть поставлена в 2016 году, а подписанный в Москве документ, по словам Анатолия Красильникова, "открывает юридическую возможность" для начала работ по ее изготовлению. Еще одно, уже десятое по счету соглашение на поставку из России оборудования для ИТЭР будет подписано в ближайшее время с Институтом прикладной физики РАН. Из Нижнего Новгорода, где находится институт, во Францию отправят восемь гиротронов.

Параллельно с этим готовится новая серия тестов для сверхпроводника российского производства на испытательном стенде в Швейцарии. По данным Nuclear.Ru, там создана единая испытательная площадка для всех стран-участниц, которые обеспечивают проект ИТЭР сверхпроводниками. И те, что произведены в России, ссылается агентство на слова Анатолия Красильникова, на данный момент "зарекомендовали себя лучше" продукции других поставщиков.

Глава Международной организации ITER от подобных оценок дипломатично воздержался, но дал понять, что сроки поставок, обозначенные в соглашениях, пересматриваться и сдвигаться уже не должны.

- Термоядерная энергия сегодня не отдаленная перспектива, а вполне близкая цель, которой мы стремимся достичь, - заявил Осаму Мотоджима. "Поезд ИТЭР", по его образному выражению, "набрал ход". В подтверждение собственных слов господин Мотоджима и презентацию выдержал в "железнодорожном" стиле, разместив всех участников ИТЭР по вагонам, а себя - в кабине машиниста.

Академик Евгений Велихов, который стоял у истоков этого проекта, долгое время возглавлял Совет ИТЭР и без которого недавний сбор в "Курчатовском институте" трудно было бы представить, коллегу поддержал. И хотя последние два года, по его словам, "оказались тяжелыми", были сложности с финансированием, сейчас эти вопросы в основном решены. В частности, Евросоюз согласился выделить дополнительно 1,3 миллиарда евро на нынешний и 2013 годы.

- Теперь мы видим весь путь до конца, - убежденно заявил академик Велихов. - Он открыт и ясен в деньгах, в оборудовании, в организации.

В тот же день, отвечая на вопросы журналистов, ученый напомнил, что ITER рассматривается в качестве технологической платформы для будущих термоядерных электростанций. Те, кто стал официальным участником проекта, получат в равной степени доступ ко всему объему знаний, которые будут генерированы в процессе создания эспериментального реактора.

Добавим: в создании реактора ИТЭР, который решено строить на территории Франции в Кадараше, участвуют страны Евросоюза плюс Швейцария и еще шесть ведущих мировых держав (Индия, Китай, Россия, США, Южная Корея, Япония). Это будет первая крупномасштабная попытка использовать для получения электроэнергии термоядерную реакцию - слияние ядер дейтерия и трития, изотопов водорода. То есть, по сути, воссоздать в земных условиях то, что постоянно происходит на Солнце и что даст человечеству в случае успеха неисчерпаемый источник энергии.

Международные консультации и переговоры об этом велись в разных форматах более 20 лет. И только в 2006 году было наконец подписано межправительственное соглашение о сооружении экспериментальной термоядерной установки. Страны Европы вносят около 45 процентов от объема финансирования проекта. На долю России приходится примерно одна десятая общей суммы, причем инвестировано это будет не деньгами, а высокотехнологичным оборудованием.

Завершить стройку в Кадараше рассчитывали в 2016 году, а общие расходы первоначально оценивались в 5 миллиардов евро. Сейчас они практически удвоились и теперь, можно сказать, сопоставимы с рыночной ценой строительства двухблочной АЭС "Аккую" в Турции (суммарная мощность - более 2 тысяч мегаватт). С одной стороны, затраты немаленькие. А с другой - что такое для стран Евросоюза и еще семи экономически развитых государств построить на паях одну очередь АЭС по типовому проекту?! При солидарной ответственности расходы, по существу, плевые. Но в том-то все и дело, что ИТЭР - проект не типовой, а экспериментальный, по сей день вызывающий множество вопросов у специалистов и ученых разных стран.

И не секрет, что все такие вопросы, а также неизбежно возникавшие проблемы - научно-технические и организационные - приходилось скрупулезно согласовывать со всеми участниками международной коллаборации. В подавляющем большинстве случаев, отмечали Мотоджима и Велихов, достичь решения можно было лишь на условиях консенсуса, а это экспресс не скорый, что требует выдержки и трудолюбия от всех его пассажиров-участников во главе с машинистом.

Именно в силу таких обстоятельств сроки сооружения ИТЭР, а значит, и время начала экспериментов на нем сдвинулись. Первая плазма, по словам Осаму Мотоджима, должна быть получена в 2020-м. Начало постоянной работы на дейтериево-тритиевом топливе запланировано на 2027 год. И только после этого, если все пойдет, как задумано, термоядерный реактор в Кадараше, повторим: реактор экспериментальный, сможет вырабатывать до 500 мегаватт электроэнергии.

А полноценная электростанция с использованием термоядерного синтеза, как полагают в руководстве Международной организации ITER, может быть построена не раньше середины нынешнего века.

цифра

150 миллионов градусов - на такую рабочую температуру рассчитаны конструкционные материалы ИТЭР для устройств удержания плазмы.

Официально

Заказчиком всех работ, связанных с проектом ИТЭР и выполняемых в России, определена государственная корпорация "Росатом".

В тот самый день, когда Осаму Мотоджима встречался в Москве со своими коллегами, вышло распоряжение правительства РФ о назначении Вячеслава Першукова, заместителя генерального директора ГК "Росатом", директора Блока по управлению инновациями, представителем России в совете Международной организации ITER по термоядерной энергии. Ранее эту позицию занимал Петр Щедровицкий, покинувший атомную корпорацию в 2011 году.

ИТЭР: Основные системы и поставщики (инфографика).