23.03.2012 15:00
    Рубрика:

    В Екатеринбурге выставили икону Спаса с оттопыренными ушами

    На выставке "Народная икона" в Екатеринбурге представлены более сотни произведений от XVIII до середины XIX века из восьми частных коллекций.

    Впервые "наивные" иконы собрали в одном выставочном зале, хотя такие "нефирменные" произведения имеет практически каждый серьезный собиратель иконописи. Однако ввиду "наивности" место им отводилось на задворках: их не выставляли, ими не особо гордились. До сих пор не опубликовано ни одного специального исследования по народной иконе. Только сейчас это могучее стихийное искусство постепенно открывается для научного изучения и для удовольствия зрителей.

    Народная икона разительно отличается от профессиональных "досок" какими-нибудь казусами: то у Спаса оттопырены уши, то Святой Георгий язвит не змия, а робкого червячка. Как правило, писали их те же мастера, что резали и расписывали ложки или туески. В затерянных деревнях, откуда до цивилизации, ближайшей ярмарки, сто верст, и все лесом, профессионалов по части иконописи просто не было. И местные жители обращались к рукодельнику: "Нарисуй нам богов", - тот и рисовал, как умел. Старался изо всех сил: и на иконах, в отличие от канонических, повторяющих прориси, расцветали цветы необычайной красоты, плодоносил виноград, скакали лубочные кони. Расплачиваться за "богов" деньгами считалось неприличным, мастер получал взамен, скажем, подмогу на время уборочной страды или мешок овса.

    Такое наивное, искреннее и доброе искусство рождается от всего сердца - от непосредственности восприятия, из врожденного эстетического и религиозного чувства народа. В этом смысле русскую народную икону, скульптуру острова Пасхи и Венер палеолита можно считать явлениями одного порядка. Только век назад изобразительное искусство сумело дорасти до такой же аффектации чувств, выраженной через формальную неорганизованность: только экспрессионизм смог достичь подобного максимума выразительности при минимуме средств. Но, в отличие от мрачных экспрессионистов, творцы народной иконы видели мир светлым и радостным. Они рисовали того самого "Христоса за пазушкой", о котором писал Достоевский.

    До наших дней дошли единицы народных икон не только из-за особенностей исторического развития страны, но и технологического несовершенства. Иногда, например, мастера обходились без левкаса - красили прямо по доске или составляли грунт как Бог на душу положит, так что живописный слой со временем "облезал" - вроде миланской "Тайной вечери" Леонардо.

    Отдельные сюжеты встречаются только в народной иконе, например, местные Святые или старообрядческая запрещенная, так называемая Сибирская Троица, где на три лица приходится четыре глаза. Одна из выставочных икон XIX века, предположительно, написанная на Урале, повторяет иконографию интернациональной готики, которая расцветала лет на 500 ранее и значительно западнее. Скажем, такого же "Христоса в темнице с орудиями страстей" такой же темперой писал фра Беато Анжелико во флорентийском монастыре Сан-Марко.

    На выставке представлен и продукт профессионального труда - икона для народа - масскульт того времени, который создавался методом бригадного подряда: один пишет руки, второй - нимб, третий - иконные горки. Разделение труда позволяло артели за год выдать на-гора до 600 икон и продать их, руководствуясь соотношением цена - качество. На обороте одной из выставочных икон процарапана надпись "В Камышлове по тракту в конце Алексей Евдокимов Медяков Спасителя седящего в темнице в киоту 3 руб".