Новости

27.03.2012 00:45
Рубрика: Экономика

Респонденты могут спать спокойно

Информация о компаниях держится в тайне

В "Российской газете" прошел "Деловой завтрак" с руководителем Росстата Александром Суриновым. Часть вопросов журналистов напрямую касалась российского бизнеса.

РБГ: Александр Евгеньевич, планируется ли ужесточение административных наказаний в части непредоставления статистической отчетности юридическими лицами?

Суринов: Карательных мер принимать не будем. Такой задачи перед собой не ставим и в министерство с подобными предложениями не обращались. Даже если и увеличить штрафы в два, а может, и в десять раз, ни к чему хорошему это не приведет. Убеждать надо бизнес, разъяснять, почему надо участвовать в обследовании. Снижать нагрузку на него, а не мучить ненужными вопросами. С другой стороны, бизнес сегодня очень внимательно относится к нашим опросам. Недавно пришло к нам письмо с Дальнего Востока. Наши территориальные органы сплоховали: запросили с тамошнего бизнесмена почти двадцать форм отчетности. Мы проанализировали жалобу, оказалось, что нужно было только двенадцать. Зачем, не разобравшись, было портить отношения с этим предпринимателем? А он оказался грамотный, въедливый. Указал нам на ошибки.

Или был я в нашем территориальном подразделении в Нарьян-Маре. Смотрю, стоит в очереди парень за информационным письмом о кодах. Спрашиваю его: зачем письмо? Отвечает: банк требует, иначе денег не дает. Но ведь было разъяснение ЦБ - не нужно писем. Что в конце концов происходит?

РБГ: Когда наконец будут снижены нагрузки на респондентов?

Суринов: Поверьте, мы действуем по всем фронтам. Активно внедряем электронный сбор информации. Сегодня уже более тридцати процентов крупных и средних предприятий отчитываются в электронном виде. Будем убеждать других, расширять эти возможности. Конечно, есть территориальные органы, где в электронном виде собирается отчетности на шестьдесят процентов. А где-то - на десять, есть с кем нам еще поработать. Я убежден, если мы добьемся нормального взаимопонимания с бизнесом, то и качество статистики будет другим.

РБГ: А в части отчетности юридических лиц, которая повторяется в налоговые инспекции, в страховые компании, в Пенсионный фонд?

Суринов: В развитых странах мира в статистические органы информацию предоставляют и налоговые службы, и пенсионные фонды, и другие государственные органы.

Или есть доступ в базы данных, или готовность так препарировать нужную информацию, чтобы не допускать иные службы в свои информационные системы. На сегодня у нас есть доступ к базе данных таможни, а казначейство без вопросов предоставляет нам необходимую информацию для расчетов ВВП и ВРП. А с 1 января 2013 года вступит в действие Закон "О бухгалтерском учете", в соответствии с которым бухгалтерская отчетность будет сдаваться только в органы государственной статистики.

РБГ: Как используется налоговая декларация в статистической практике?

Суринов: Такая практика в странах с развитой статистикой весьма распространена. Потому что бизнесменов государство активно проверяет, и тем, кто попытается исказить информацию, грозят серьезные последствия.

РБГ: А у ФНС есть электронный доступ к вашим базам данных?

Суринов: Нет. Мы никогда нашу статистику по отдельным предприятиям никому не выдаем. Защищаем своих респондентов. У нас ее можно получить исключительно по решению суда. И мы уже приучили наши контролирующие органы, больших начальников, что не можем дать им информацию о предприятиях. Если все-таки у нас ее требуют, предлагаем подождать, пока сделаем запрос. И если предприятие разрешит о себе рассказать, то мы готовы поделиться собранными данными. А если нет, то уж извините. Был как-то подобный запрос - предоставить данные о конкретных предприятиях в правительство и ФНС. В результате переговоров часть предприятий разрешило дать информацию о себе только правительству, а часть не разрешила давать никому.

РБГ: Как обеспечивается конфиденциальность первичных данных, которые предоставляются юридическими лицами?

Суринов:Во-первых, с этой информацией работают только наши люди, доступа нет никому, в том числе и для меня. А зачем он мне нужен? Это не входит в мою компетенцию. Люди, которые работают с этими данными, вносят информацию в базы данных, которые защищены. Более того, система построена так, что публиковать информацию можно только в том случае, если в одной графоклетке есть информация по трем предприятиям, не меньше. Действует еще один критерий. Если одно из предприятий занимает в этой графоклетке 80 процентов, то нужно добавить еще, чтобы нельзя было даже косвенно определить, что это за предприятие. Возникают проблемы с показателями производства. К примеру, губернатор хочет знать, сколько у него в области произвели автомобилей. А завод по производству - один! Мы говорим, идите сами на завод и спрашивайте. Возникает напряженность. Хотя одно время мы хотели такую информацию открыть, но в минэкономразвития нам сказали: нет, мы в ОСЭР вступаем, в ВТО, надо бизнес защищать, вы не правы.

РБГ: Не случалось хакерских атак на ваши базы и не было ли утечки информации?

Суринов: Слава богу, нет. Атаки были на наш сайт во время переписи населения. Какие-то гадости писали. Мы даже выключили наш сайт, пожаловались куда надо, и на следующий день все заработало.

РБГ: Российский бизнес может в Росстате заказать обследование? Были такие случаи?

Суринов: Что-то не припомню. В принципе, когда мы формируем федеральный план статистических работ, можно заказать обследование. В административном регламенте Росстата написано, как это сделать. Плюс ко всему у нас есть Общественный совет, в который входят и представители бизнеса. Так что можно действовать через них. Тем более что мы очень надеемся на работу этого Совета. И каждый раз подробно обсуждаем наши насущные проблемы - и актуализацию федерального плана статистических работ, защиту и конфиденциальных данных. Страна вступает в ОЭСР, значит, самая актуальная тема заседаний Совета - обеспечение реализации государственной политики в сфере официальной статистики.

Мы ждем от бизнеса заказов, но наш бизнес что-то не очень активный. Может быть, потому, что между ним и нами есть посредники. Они умеют работать с информацией, дополнительно обрабатывают данные из различных источников. Учитывают отраслевую специфику. Но в любом случае мы готовы к этим заказам. Потому что бизнес, по идее, в нормальной экономике должен быть главным потребителем статистической информации. Лидеры бизнеса должны знать рынки, конкурентов, знать самих себя. А без нашей, хотя бы рамочной, общеэкономической информации, это, согласитесь, трудно сделать.

РБГ: Это платная услуга?

Суринов: Если обследование войдет в федеральный план статистических работ, то нет. Оплатит бюджет. В принципе, мы не можем никаких денег зарабатывать, за исключением наших территориальных органов. Последние как раз обязаны приносить в бюджет 400 миллионов рублей ежегодно. 60-70 процентов - это заказы региональных и местных администраций. А остальное - бизнес, ученые, эксперты. Но эти обследования проходят уже не на федеральном уровне, а на региональном. В свое время Краснодарский край заказывал серию исследований, связанных с туризмом. Мы обследовали гостиницы, рестораны. Данными о туризме интересовались и в Карелии. На Дальнем Востоке мы делали исследование по добыче рыбы. Готовы такие работы продолжать и дальше.

Экономика Макроэкономика Правительство Минэкономразвития Росстат