Новости

11.04.2012 00:27
Рубрика: Общество

Физики доигрались

Таким достижением не может похвастаться ни один НИИ в мире

Сегодня в знаменитом Физическом институте РАН, где работали наши семь Нобелевских лауреатов, состоится 650-й концерт Клуба камерной музыки. В этих встречах участвовали лучшие музыканты мира, в том числе Лучано Паваротти, Владимир Спиваков, Леонид Коган, Гидон Кремер, примы легендарного Ла Скала. О феномене физиков и лириков корреспондент "РГ" беседует с основателем Клуба, кандидатом физико-математических наук Виктором Каслиным.

Ходят легенды, что многие знаменитости дебютировали в вашем клубе. Это так?

Виктор Каслин: Чем и гордимся. Например, "Виртуозы Москвы" первый свой в жизни концерт дали у нас. А недавно Владимир Спиваков прислал мне телеграмму, где в частности, пишет: "Мы никогда не забудем этот святого места, где произошло наше "боевое крещение", где мы возвестили миру о своем рождении. И вы дали нам мощный импульс, а легендарные стены, которые помнят имена многих великих ученых, стали для нас родным домом". А на самом первом живом концерте нашего клуба играл Михаил Плетнев, тогда он был еще студентом первого курса. Даже не солировал, а аккомпанировал певице.

Как возникла идея создать такой клуб?

Виктор Каслин: Я мечтал сделать салон, какие были в XIX веке. Чтобы талантливые люди могли свободно общаться. Никаких знакомств среди музыкантов не у меня не было, даже не представлял, чтобы кто-то согласился бесплатно играть для публики. Поэтому мы начали с фонотек, благо у профессора Леонтовича была огромная коллекция из 20 тысяч уникальных записей. Собирались два раза в месяц, во 2-ю и 4-ю среду. Потом начали приглашать студентов консерватории, с ними приезжали педагоги, и они довольно быстро вытеснили своих учеников. А потом в гости к физикам пришли мэтры, мировые знаменитости.

Но у них выступления расписаны на годы вперед. Как в такой график попадает ФИАН?

Виктор Каслин: Скажем, когда в Москве гастролировал Ла Скала, мне по свои каналам удалось встретиться с главным дирижером и генеральным директором и убедить, что надо выступить в ФИАНе. Потом они смеялись, что Ла Скала ездит на гастроли в Россию только в Большой театр и в ФИАН. Точно также отозвался на нашу просьбу и Лучано Паваротти. Совсем свежий пример. Выдающийся болгарский скрипач Павел Минеев, которого называют "современный Паганини", дал только что несколько концертов в Карнеги-холл. А 13 апреля в пятницу будет его сольный концерт у нас в салоне. Или пару недель назад звонила дочь Гидона Кремера, говорит, папа помнит, как выступал у вас, и ему очень понравилось. Хочет приехать снова. Кстати, хочу подчеркнуть, что в нашем зале прекрасная акустика, музыканты говорят, чуть ли ни лучшая в Москве. Ведь его строил знаменитый архитектор Щусев.

Ну наверно не одной акустикой манит зал ФИАНа? Вы для себя отрыли секрет?

Виктор Каслин: Думаю, он в особой атмосфере. Обычно музыкант сыграет концерт, потом подходят родственники или коллеги, поздравляют и разбегаются. А публика остается где-то там, в зале, она отделена барьером сцены. Но музыканты то же люди, они хотят общаться с теми, для кого играли, хотят высказаться. Салон для этого -- идеальное место. После концерта начинаются вопросы, затрагиваются самые разные темы, не только о музыке, обо всем. Кстати, нынешний цикл "Линия жизни" на телеканале "Культура", по сути, наш формат. Ведь ранее канал показывал наши концерты в цикле "Формула музыки". Но "беседами" наши вечера не заканчиваются. Общение переходит в "клубный чай", и там удивительная атмосфера. Часы бегут, а расходиться не хочется.

А у музыкантов есть встречный интерес к физикам? Все-таки они приходят в самый знаменитый институт России.

Виктор Каслин: Практически каждый наш музыкальный вечер - это еще физический ликбез. Особой популярностью пользуется лазер. Когда показал Геннадию Николаевичу Рождественскому уникальный белый лазер, а на следующий день позвонил ему, и трубку взяла его матушка. И сразу сказала: "Сегодня Гена мне три часа про ваш лазер рассказывал". Когда был Леонид Коган, я говорю, можете подставить руку под луч, он долго думал, но так и не решился. И конечно, музыкантов интересует, где работали наши семь Нобелевских лауреатов, что они сделали. Особой популярностью пользуется кабинет Андрея Сахарова. Однажды к нему даже выстроилась очередь из артистов Литовского хора, чтобы взять автографы.

Сейчас наша наука, да и ФИАН переживают трудные времена. Может, физикам уже не до музыки?

Виктор Каслин: Все ровно наоборот. В трудные времена душевная, теплая атмосфера салона, с юмором, - это отдушина для многих людей.

Общество Наука Наука и образование РАН Филиалы РГ Столица ЦФО Москва