Новости

13.04.2012 00:08
Рубрика: Культура

Тетя Сэм и пришельцы

На экраны выстреливают "Морской бой"

На сайтах мировых кинобаз возле названий новых американских фильмов все чаще пишут лестное: премьера - в России. Работаем на опережение: смотрим впереди планеты всей. Сначала мы - потом уже разные там штаты. И вот "Морской бой", крупнобюджетная высокотехничная залипуха. Компания Universal вложила в нее 200 миллионов и ВМФ США в придачу. Включая музейный линкор "Миссури", который и решит исход схватки землян с инопланетянами.

Инопланетян давно не было, соскучились. Ничего нового в них не проклюнулось. Инопланетяне явятся по нашему зову - мы сами выпустили джиннов из бутылок, послав в дальний космос легкомысленный сигнал: мы тут! Вместо того чтобы затаиться, тянем в пространство руку дружбы. И вот пока Земля еще вертится, из пучин к нам летит Смерть.

Картина Питера Берга сделана по старой настольной игре и этого не скрывает. В игре важно летать, прыгать, искать выход, пулять, просчитывать последствия и наносить удар первым. А характеры в ней не нужны. Чтобы было похоже на кино, введена любовная линия: лейтенант Хоппер в баре, на почве буррито с курицей, кладет глаз на стройную блондинку Сэм, которая случайно оказывается дочкой командующего флотом адмирала Шейна. Хоппер, конечно, оторва и блондинке Сэм не пара. Но смелость корабли берет, и мы сразу понимаем, что, свершив необходимое количество подвигов и спася Землю, Хоппер растопит суровое сердце адмирала и получит свою Сэм. Сочинив этот безошибочный спойлер примерно на пятнадцатой минуте фильма, мы принимаемся ждать Нашествия и Возмездия, понимая, что важна не цель, а процесс. И распахивается полный набор компьютерных штук и штучек. От крушения межзвездного чудища и эффектного разрушения Гонконга до умилительного напоминания о старой разграфленной бумажке с нарисованными кружочками - любимой игре наших предков, которая и легла в основу суперзрелища.

Фильм отрывается от логики по полной. Невидимые силовые поля вздымают дыбом океан, но оказываются бессильными против смекалки, престарелых ветеранов американского морфлота и линкора "Миссури" постройки 1944 года. Это чистейший игровой азарт, безумный выплеск адреналина, грохот, раскалывающий динамики кинотеатра, необозримое полотно экрана IMAX и сладкое предощущение неизбежной победы "наших".

Образ пришельцев в таком произведении - важная рабочая деталь. Пришельцы должны вызывать ужас, смешанный с отвращением, - примерно как тропический жук, который с оглушительным скрежетом норовит приземлиться вам на макушку. Когда отважные моряки, выловив одного пришельца, вскрывают скафандр, зал отшатывается в едином порыве: наружу с треском выскакивает колючая профессорская бородка - пришелец одновременно похож на связку ракет и на изможденного преподавателя Гарварда. А его экскаваторные лопасти-крылья - наверное, для устрашения. В принципе и сами эти пришельцы сконструированы студией Universal исключительно для впечатлительных, потому что на трезвый взгляд они неповоротливы и нефункциональны. Умом пришельцев не понять, в пришельцев надо только верить.

В компьютерной игре у персонажей, как известно, в запасе несколько жизней. В фильме, для художественного развития, приходится кем-то жертвовать. Погибает, в частности, герой Александра Скарсгарда, и его жалко, потому что на одного хорошего актера в картине стало меньше. А что это был за персонаж - не очень важно. Тем более что в запасе остаются еще герои Тейлора Китча и Лиама Нисона. Важно другое. Азарт крутой видеоигры авторы сдобрили мощной дозой патриотизма: вместо нарисованных на бумажке корабельных труб в фильме задействован реальный американский военно-морской флот - с авианосцами, эсминцами, линкорами и личным составом. Для придания личному составу приемлемой дозы эротичности задействована также поп-звезда Рианна - она играет старшину второго класса Кору Райкс, которая, по признанию певицы, "переполнена внутренней животной энергией, этакая пацанка". Ей доверено "совместить крутизну, патриотизм и отчаянность с женственностью и сексуальностью". Поэтому типажно она слегка напоминает девушку с веслом, но в ладной униформе и с импортным сексапилом, которого в СССР нет.

Актрисе Бруклин Декер в гриме очаровательной Сэм остается в основном играть призовую награду, которая ждет героя в финале. Финал способен исторгнуть светлые слезы свершившейся справедливости, какие всегда проливаешь во время корпоративных праздников с раздачей премиальных. Американцы действительно умеют делать патриотическое кино, где все чувства у зрителя генерируются условными рефлексами.

В принципе на наших глазах рождается совершенно новый кинематограф - невообразимо далеко ушедший от искусства и уже достигший уровня паркового аттракциона типа 7D.

Культура Кино и ТВ Наше кино Кино и театр с Валерием Кичиным Гид-парк