Новости

19.04.2012 00:29
Рубрика: Общество

Гей в законе

Протодиакон Андрей Кураев - о том, зачем принимаются законы о запрете пропаганды гомосексуализма среди подростков

В Санкт-Петербурге, Костроме, Архангельске и Рязани законодательные собрания и местные думы принимают законы о запрете пропаганды гомосексуализма среди подростков. За этими законодательными актами многие угадывают усиление охранительной позиции Церкви по поводу традиционных семейных ценностей и наступательной - против пропаганды нетрадиционного сексуального поведения. Мы обсуждаем эту тему с известным богословом протодиаконом Андреем Кураевым.

Российская газета: Какие реальные ограничения можно будет потребовать ввести, если подобные законы вступят в силу?

Протодиакон Андрей Кураев: Мне кажется, цель и смысл таких законов не в том, чтобы сделать их орудием какого-то прямого действия, а в том, чтобы продекларировать волю гражданского общества к сопротивлению перед лицом сильного гомосексуального лобби. Например, в российских массмедиа, прежде всего телевидения.

РГ: Я, наверное, невнимательный телезритель, но я не замечала действие гомосексуального лобби на голубых экранах.

Протодиакон Кураев: Посмотрите повнимательнее на программу российского ТВ во время празднования Пасхи. Сразу обнаружится, что на самом деле отмечалось совсем другое событие - день рождения Аллы Пугачевой! Это оказалось важнее. Телевизионные боссы и звезды шоу-бизнеса живут по своему календарю, молятся своим богам.

РГ: Может, это просто невысокий уровень культуры?

Протодиакон Кураев: Нет, это другая система ценностей, другое видение человека, смысла его жизни.

РГ: Но Пугачева-то не гомосексуалист.

Протодиакон Кураев: Но она активно лоббирует гомосексуалистов.

РГ: А как? Я совсем не в теме.

Протодиакон Кураев: Привозила английский хор гомосексуалистов в Россию. Да и взлелеянные ею "звезды" и "звездюки" - а она тоталитарно управляет российской эстрадой, сама не исполняя новых произведений - это тоже определенного поля ягоды.

В Великую субботу меня позвали на 3 канал, на передачу "Право голоса". Эфир планировался в пасхальные дни, а тема передачи звучала как "Церковь в современном обществе". Когда я пришел, выяснилось, что моим оппонентом является П. - открытый гомосексуалист и редкостный хам, я имел счастье однажды с ним встречаться, это человек без университетского диплома, откровенно голубой ориентации, умеющий привлекать к себе внимание, и его суют во все программы.

Почему именно этого человека вы считаете необходимым пиарить в день Пасхи? - спросил я тех, кто меня пригласил. Если на вашем телеканале невозможен пасхальный разговор без гомосексуального персонажа, это характеризует ваш телеканал. Я его пиарить - в день Пасхи - не буду! Мой ультиматум подействовал, только когда к нему присоединился другой приглашенный священник, отец Димитрий Першин. В конце концов нам удалось удалить этого господина из пасхального разговора.

РГ: А он откровенный проповедник гомокультуры?

Протодиакон Кураев: Да, да. Ведет авторскую колонку в одном издании, не хочу называть журнал, чтобы не делать ему рекламу.

Когда Патриарх Кирилл говорит, что идет реальная война против Церкви, то надо понимать, кем она ведется. У меня нет информации, задействованы ли эти силы в весенних скандалах, но такое противостояние ценностей имеет место и в России, и на Западе - это факт.

Потому принятие местных законов о запрете гомосексуализма среди подростков - это форма заявления о себе морального большинства: мы еще есть.

РГ: А в чем сегодня проявляется в России пропаганда гомосексуализма среди подростков? Через что - вывески, концерты, рекламу, Интернет - подросток натыкается на соблазнительное воздействие этой пропаганды?

Протодиакон Кураев: Есть немало книг и даже разработок, рассчитанных на школьную аудиторию, в которых утверждается, что различные опыты сексуальной жизни равноправны и ничего плохого в этом нет.

РГ: А разве нет естественных барьеров - воспитания в семье, традиционных представлений социума, что так, что не так?

Протодиакон Кураев: В жизни любого человека то, что происходит впервые, остается навсегда. Огромное количество литературы написано на тему особой значимости первой влюбленности, первого сексуального опыта, это закрепляется очень глубоко в сознании молодого человека и затем требует определенного воспроизведения.

Первые опыты очень важны. Подростки существа гиперсексуальные и потому, если им предложить гомосексуальный опыт и сказать, что это здорово, это может закрепить в них такого рода матрицу поведения.

РГ: Вы считаете, пропаганда гомосексуализма так уж влиятельна сегодня?

Протодиакон Кураев: Да, потому что по сути они затыкают рот своим оппонентам.

РГ: Каковы юридические практики других стран в этом вопросе?

Протодиакон Кураев: В разных странах по-разному. Где-то за это полагается смертная казнь.

Мы должны понимать, что культура гомосексуализма - это культура смерти. Потому что это мир бездетный, мир, который может только воровать чужих детей и не способен сам порождать жизнь. Знаю, что интернет-хомячки тут же начнут кричать: а вы сами монахи, разве рождаете кого-то с вашим обетом безбрачия?! Но на пастырской совести каждого православного монаха - десятки рожденных детишек. Без него их не было бы, по той причине, что он своими словами и советами отговаривает женщин от совершения абортов.

РГ: Гомосексуализм не всегда пропагандистски откровенен. Не запретим ли мы в ажиотаже борьбы с ним произведения Марселя Пруста и т.п.?

Протодиакон Кураев: Если говорить о принятых законах, то важно, что в них декларируется определенная общественная позиция, а уточнения в терминах, что считается пропагандой гомосексуализма - это уже можно уточнять в подзаконных актах, это все для дальнейшей работы законодателей.

Пока важно, что эта ценность провозглашается большинством и берется под защиту закона. А то у нас странное понимание демократии как защиты прав меньшинств, а не как права большинства на реализацию своих замыслов и своей системы ценностей.

РГ: Вы считаете, гомосексуализм среди подростков такое уж распространенное явление?

Протодиакон Кураев: В прошлом году в одной из командировок я приехал в маленький портовый город. И во время разговора с верующим подростком 14-15 лет спросил его: наверное, поскольку ты церковный человек - ты "белая ворона" в классе. А он в ответ сказал: да нет, в моем классе 7 мальчиков-геев, они спят с мужчинами за деньги.

Меня поразило, насколько спокойно он это произнес. Во-первых, сказал очень литературное слово "геи", а во-вторых, без всякого возмущения как о детали пейзажа: вот холмик, вот ручей, а вот такое явление в моем классе. Такие же вещи рассказывают про некоторые уральские городки, туда в 90-е ездила московская элита, депутаты, например.

РГ: Для расследования этой ситуации?

Протодиакон Кураев: Нет, для покупки мальчиков. Потому так важно, чтобы общество сказало, что оно считает нормальным, а что нет. Ясно, что это вызывает бурю протеста со стороны тех, кого называют "наши западные партнеры". Есть жесткое давление с этой стороны. Но речь о наших детях, и я думаю, здесь нет смысла уступать.